Подсев луговых злаков

Невысокую производительность труда при применении приемов поверхностной обработки и удобрений к улучшению природных лугов пытались объяснить недостатками видового состава злаков растительности улучшаемого луга.

На лугу, требующем применения приемов повышения урожайности, отсутствуют требовательные к условиям жизни высокоурожайные рыхлокустовые злаки, могущие отозваться на лучшие условия питания значительным повышением травостоя луга не только в количественном, но и в качественном отношении.

Оставшиеся на таком лугу плотнокустовые злаки не способны по характеру своего строения отзываться на новые условия. Их узлы кущения расположены выше поверхности почвы, и улучшение условий поверхности луга прямо на них повлиять не может. Питание этой группы злаков также происходит из органического вещества посредством симбиоза с низшими грибами, и условия питания минеральными формами пищи растений для них значения не имеют.

Косвенное же действие на плотнокустовые злаки приемов поверхностного воздействия исключительно отрицательное, так как густой травостой других групп растений, могущих использовать благоприятные условия поверхности луга, действует своим затенением подавляющим образом на развитие плотнокустовых злаков.

Поверхностные улучшения природных лугов могут быть использованы лишь сорняками, разнотравьем, иногда бобовыми, мхами и группой второстепенных по кормовому достоинству рыхлокустовых и корневищевых злаков, занимающих промежутки между плотнокустовыми.

Таким образом, возник вопрос о необходимости одновременно с изменением условий жизни растений на природных лугах ввести в травостой луга и такие злаки, которые могли бы отозваться на произведенные изменения как большим повышением урожая, так и лучшими его качествами.

Ясно обоснованная потребность обновления состава луговой растительности упиралась в отсутствие в продаже семян луговых злаков. Это препятствие породило попытки к получению посевного материала в своем хозяйстве. Попытки носили кустарный характер, присущий всем приемам единоличного хозяйства.

Мы уже говорили о неудачах первой попытки применения для посева на лугах сенной трухи. В дальнейшем рекомендовалось выбирать для получения семян луговых трав такие участки природных лугов, травостой которых удовлетворял бы требованиям как видового состава желаемой на улучшаемом лугу растительности, так и требованиям высоты урожая. Кроме того, предлагалось обращать внимание на то, чтобы выбираемый участок луга не резко отличался по своему положению от улучшаемого луга. Предполагалось, что если оставить луг до созревания семян и затем убрать и обмолотить траву, то получится урожай смеси семян злаков, полностью соответствующей видовому составу растительности выбранного участка луга. Действительность показала, что дело обстоит не так, как ожидалось.

Семена различных злаков созревают в очень различные сроки — существуют и рано, и поздно созревающие, и такие, которые занимают в этом отношении среднее положение.

Поэтому при одном укосе на семена получались, в зависимости от времени укоса, или зрелые семена ранних злаков, а семена средних и поздних еще не достигали спелости и оказывались невсхожими, или получались зрелые семена поздних злаков, семена же ранних и средних при уборке осыпались — ранние вполне, а средние в значительной мере. Или получались зрелые семена средних, ранние же осыпались, а поздние оказывались невсхожими.

Получаемый при одном укосе луга семенной материал никогда не соответствовал по своему видовому составу характеру травостоя выбранного участка луга.

Для получения посевного материала, соответствующего видовому составу избранного участка луга, приходилось делить выбранный участок луга на три равные части и убирать каждую часть отдельно и в разное время сообразно времени созревания ранних, средних и поздних злаков.

При такой уборке на лугу получался укос, состоящий из травы, находящейся в самых разнообразных состояниях спелости, от совершенно мертвой соломы до сочной зеленой травы. Вязать массу в снопы было нельзя, и сушить траву приходилось розвязью, применяя в общем те же приемы ворошения, как и при уборке сена. Понятно, что ворошение, сгребание и навивание возов сопровождалось огромной осыпкой семян, которые у большинства луговых злаков отличаются большой «сыпучестью». Такие приемы приводили к весьма малой производительности площади луга, оставляемого на семена, так как с каждой отдельно убираемой площади луга собиралась только одна треть спелых семян, другая треть переспелых семян осыпалась или на корню или при укосе, и третья треть убиралась в незрелом состоянии и давала невсхожие семена. В общем хозяйственная производительность природного луга при уборке на семена была не больше трети его действительной производительности. Упомянутые условия уборки семенной травы розвязью приводили к осыпке по меньшей мере, 50 % зрелых семян.

Совершенно ясно, что вышеописанные условия должны были привести к чрезвычайно большой себестоимости семян луговых злаков и к большим жертвам со стороны хозяйства, которое должно было назначать большую площадь своей зеленой кормовой базы под производство луговых семян, совершенно теряя ее в год производства семян как кормовую площадь, так как солома луговых злаков после обмолота семян почти не имеет кормового значения. Хотя в части соломы ранних и средних злаков и содержались еще зеленые побеги поздних злаков, но во время обмолота они теряли все листья.

Семена, получавшиеся таким путем, всегда отличались очень низкой хозяйственной годностью. Получающийся ворох всегда состоял из смеси различных по всем качествам семян злаков со значительной примесью семян разнотравья и сорняков. Пестрота этой смеси почти исключала возможность машинной ее очистки и сортировки, и приходилось применять для посева почти необработанный ворох, очищенный только от наиболее крупных примесей.

Пестрота свойств неоднородного посевного материала исключала возможность применения сеялок, и благодаря той же пестроте свойств самому опытному севцу не удавалось распределить все составные части неоднородной смеси равномерно по всей площади. Приходилось сеять в «пересев», проходя вдоль и поперек луга в три и четыре следа. Все, вместе взятое, придало такому кустарному способу возобновления видового состава растительности лугов характер очень дорогостоящего мероприятия.

Применение посева луговых злаков одновременно с поверхностной обработкой дернины и искусственным удобрением на природных лугах имело лишь ничтожные результаты. От посева луговых злаков урожаи природных лугов несколько, а иногда значительно, превышали урожаи лугов только удобренных и поверхностно обработанных, но прирост урожая через три-четыре года вновь прекращался, и урожай падал до величины прежней производительности неулучшенного луга.

Такое явление совершенно понятно. Количество органических остатков в почве луга могло уменьшиться лишь в самом верхнем слое почвы под влиянием облегченного рыхлением дернины притока воздуха. Но проникавший кислород целиком поглощался разложением разрыхленной дернины, и условия в массе почвы не изменялись. Поэтому посеянные многолетние злаки быстро вновь заполняли поверхностный слой почвы луга своими ежегодно отмирающими побегами и корнями, которые не могли углубляться в почву из-за недостатка в ней усвояемой пищи.

Усиленное развитие злаков под влиянием удобрения приводило к быстрому заполнению тонкого слоя разрыхленной дернины их отмирающими побегами и корнями, прежние условия почвы луга быстро восстанавливались и посеянные злаки угнетались в своем развитии и скоро отмирали.

Поэтому быстрота и устойчивость прироста урожая природных лугов все более отставали от роста затрат труда и средств по мере увеличения последних для поверхностного улучшения лугов, и производительность труда и средств на поверхностное улучшение природных лугов падала по мере увеличения их затраты.

Появление в продаже семян луговых злаков не могло изменить положения вследствие высокой цены этих семян. Настоятельная потребность в посевном материале для улучшения видового состава травостоя природных лугов, определившая большой спрос на семена луговых трав, породила самое беззастенчивое мошенничество среди многих недобросовестных торговцев в области совершенно неурегулированной торговли семенами луговых трав.

Путем широко поставленной рекламы, имевшей внешние признаки научной обоснованности, недобросовестные торговцы стали рекомендовать смеси семян луговых трав для улучшения лугов. Такие смеси рекомендовались для лугов сухих, свежих, влажных, сырых, мокрых, расположенных на известковых, мергелистых, песчаных, супесчаных, суглинистых, глинистых и торфяных почвах. Принимались в соображение также уклон луга на север, юг, восток и запад и глубина залегания почвенных вод. Внешность, претендующая на научный характер, была соблюдена, и серьезность рекомендаций подтверждалась благодарственными письмами клиентов и отзывами «иностранных ученых».

Все многочисленные смеси отпускались по усмотрению приказчика самое большое из трех закромов, в которые ссыпались всевозможные осадки и сор с мельниц, сор от очистки полевых и огородных семян, негодные вследствие потери всхожести мелкие огородные и цветочные, семена, семена залежавшихся медоносных растений; вся смесь сдабривалась семенами сорных костров, проволочной травы, щучки, бухарника, болотного мятлика и других негодных трав, семена которых легко было заказать по дешевой цене; сюда же поступали очистки семян настоящих луговых злаков, покупавшиеся у предпринимателей, очищавших от сора склады серьезных торговцев семенами луговых трав. При смешивании этих отбросов руководствовались, по-видимому, цветом и крупностью семян. По крайней мере, смеси для грубозернистых сухих почв всегда отличались крупностью семян и коричневым цветом, смеси для глинистых почв — всегда серые и мелкие, а для почв средних семена отличались средним цветом и средней величиной. Хозяйственная годность смесей чаще всего равнялась нулю, и хорошо, если семена сорняков, из которых они состояли, совсем не отличались всхожестью.

Беззастенчивая фальсификация смесей семян луговых злаков, конечно, нанесла огромный вред делу развития улучшения кормовой площади, но принесла и пользу всему делу семеноводства. Она была главной причиной, заставившей семеноводов объединиться и выставить в защиту своих интересов сеть контрольных семенных станций. Сельскохозяйственное производство быстро поняло значение контрольных семенных станций, и под их защитой быстро развилось производство семян луговых злаков.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >