Последовательность смены культур полевого периода лугового севооборота

Как указывалось выше, последовательность смены культур в полевом периоде лугового севооборота диктуется соотношениями между потребностями их в воде и в азотной и минеральной пище, наличностью этих условий в почве и требованиями плановых заданий конкретного предприятия.

Первый год после вспашки луговой дернины плугом с предплужником требует производительного использования одностороннего избытка азота. Группой растений, наиболее отвечающих этим условиям, несомненно, являются овощные растения, и они во всех случаях должны быть представлены на этом месте. Должен быть только решен вопрос о количественной выраженности присутствия овощных растений.

Культура овощных растений, или, в частности, продовольственных овощных, ароматических, лекарственных, бахчевых и промышленных (хмель, табак, махорка), может стать ведущей культурой хозяйства. Она требует или близости крупных центров потребления — городов, фабричных или заводских центров, или может быть приурочена к плановому распределению консервных заводов и т. д.

В этих случаях весь полевой и отчасти и луговой периоды должны быть приспособлены к ведущей культуре овощных (в широком смысле) растений и занимать полевой период в течение нескольких лет.

Какова бы ни была ведущая овощная культура — продовольственная, промышленная или техническая, — все подсобные сооружения овощной культуры — парники, паровые гряды, силосы, дошники, сушильни и т. д. — должны быть централизованы ради возможности механизации.

После удовлетворения нужд ведущей овощной культуры очень часто остается незанятое пространство поля первого года, и одновременно возникает вопрос о группе растений для второго поля. Очень часто, основываясь на близости требований к условиям почвы с группой огородных растений, указанные места занимают растениями, дающими сочные корма, — корнеплодами и силосными растениями. Это помещение пропашных растений, по возможности, ближе ко времени вспашки дернины представляет пережиток прежнего луговодства. Там оно вынуждалось невозможностью применения предплужника при вспашке постоянных лугов и вынужденным вследствие этого распылением почвы дисками и боронами. Бесструктур- ность почвы и вынуждала применение пропашки с целью поддержания вентиляции почвы, необходимой для аэробного разложения дернины. Вспашка плугом с предплужником делает пропашку излишней и занятие поля растениями, дающими сочные корма, непроизводительным.

С таким использованием рассматриваемого периода можно до известной степени согласиться только при специально узко животноводческом направлении хозяйства, осуществимом лишь в ближайшем соседстве с крупными населенными центрами. При этом нужно оговориться, что даже в этих условиях подобная узкая специализация хозяйства всегда отражается на понижении производительности труда, а следовательно, и на повышении себестоимости продуктов животноводства.

В тех случаях, когда нет причин исключительного порядка, заставляющих в некоторой степени делать уступку в общем направлении к достижению максимальной производительности труда, занятие [поля] первого года после вспашки дернины плугом с предплужником пропашными растениями следует считать ошибкой.

В условиях культурной вспашки луговой почвы пропашка с целью повышения активности аэробной жизни в почве не только излишня, но и вредна. Она настолько увеличивает темп минерализации органических остатков, разрушая умеряющее влияние поверхностного аэробного слоя, что создает избыток растворимых в воде минеральных соединений зольной пищи и преимущественно азота, которые не успевают усваиваться растениями и легко выщелачиваются из луговой почвы.

Для дыхания корней пропашка значения не имеет, так как корни дышат посредством аэренхимы. Пропашка нужна исключительно с целью окучивания злаковых силосных растений (кукуруза и др.).

Ясно, что работа пропашки и во втором поле лугового севооборота будет непроизводительна и повлечет бесполезную потерю зольной и азотной пищи.

Поэтому [поле на] второй год после вспашки дернины лучше всего занимать ведущими растениями, могущими полностью использовать благоприятные условия. На основе планового задания и специализации такими растениями являются прядильные растения. Наиболее широким климатическим ареалом распространения пользуется конопля, область культуры которой распространяется почти от полярного круга и доходит до тропика. Очень высокая потребность конопли в азотной и зольной пище закрепляет за ней место в первом поле лугового севооборота после травы, не занятое продовольственными огородными или силосными, и конопля может беспрепятственно следовать сама за собой и на второй год после травы. Нужно добавить, что травяной период лугового севооборота совершенно обеззараживает почву от заразихи. Лен также может следовать тотчас после травы и может высеваться до четырех лет подряд на одном и том же поле при условии обеззараживания посевного материала и с риском лишь небольшого понижения урожая в последние годы, с чем можно бороться небольшим загущением последних посевов и соответствующим удобрением. Травяной период лугового севооборота совершенно очищает почву от льняной повилики и грибов льноутомления почвы.

В более южных районах прядильным растением, могущим заменить лен, является кенаф.

Что касается кенафа, то он, по-видимому, мало отличается по особенностям своей культуры от льна, и можно думать, что он способен при соблюдении тех же условий следовать не менее четырех раз сам за собой.

Что касается кендыря и рами, то недостаток хозяйственного опыта с ними в пределах Союза заставляет воздерживаться от обсуждения их культуры.

В наиболее южных частях Союза выдающееся место среди прядильных растений занимает хлопок. Почти всемирный опыт по культуре хлопка позволяет в категорической форме утверждать, что лучшим местом для его культуры как в условиях поливного, так и бесполивного хозяйства будет поле, непосредственно следующее за вспашкой дернины. Хлопок при соответствующем району его культуры удобрении может занимать то же поле в течение пяти лет, следуя за собой в виде бессменной культуры без риска снижения урожая.

В условиях поливного хозяйства культура хлопка в полевом периоде лугового севооборота служит единственной гарантией отсутствия риска вторичного засоления почвы и представляет едва ли не единственный способ вовлечения в культуру солонцов и солончаков.

Кроме того, введение травопольной системы земледелия в условиях поливного хозяйства представляет могучее средство к уменьшению норм полива и, следовательно, к расширению культурной площади. Но вопросы поливного хозяйства настолько сложны, что выходят за пределы настоящего труда.

Следующее место в порядке последовательности после прядильных занимают масличные.

Среди масличных растений в порядке их требовательности следует отметить мак, подсолнух и лен-кудряш. Мак предъявляет высокие требования к чистоте почвы вследствие мелкости своих проростков, поэтому его следует помещать ближе к началу полевого периода. Как мак, так и подсолнух предъявляют высокие требования к содержанию пищи в почве, поэтому они разводятся в качестве пропашных растений с целью ускорить темп разложения более старых органических остатков дернины.

Лен-кудряш предъявляет меньшие требования к содержанию нищи, особенно азотной, по сравнению с долгунцом, но, как растение микотрофное, также легко заглушается сорняками, и его предпочтительно разводить ближе к началу полевого периода. Остальные масличные — рапс, горчица, сурепка, рыжик — не представляют заслуживающих особого упоминания особенностей. По-видимому, все масличные могут следовать сами за собой и друг за другом чаще одного раза.

Таковы растения, которые могут производительно использовать условия первых годов полевого периода лугового севооборота.

Дальнейшее использовние полевого периода лугового севооборота может осуществляться культурой остальных трех групп растений, о которых упоминалось выше. Порядок последовательности их определяется плановым заданием хозяйству.

Из зерновых продовольственных и кормовых хлебов заслуживают помещения в полевом периоде лугового севооборота яровая твердая пшеница, пластовое (червонное, оренбургское) просо, ячмень (не пивоваренный) и овес. Первые два хлеба, как содержащие очень большое количество белков и в особенности как растения микотрофные, чрезвычайно чувствительные к засоренности почвы и требующие большого количества органических остатков в почве, должны занимать место, возможно близкое к началу полевого периода. Если технических растений почему-либо не сеют или сеют на меньших площадях, то и лучшее место для этих хлебов непосредственно вслед за овощебахчевым полем. В начале полевого периода твердая яровая пшеница может следовать сама за собой до трех раз подряд, пластовое просо — до двух раз.

Что касается ячменя и овса, то они безразлично относятся к своему положению в севообороте. По отношению к овсу еще раз следует сделать оговорку, что в случае присутствия в полевом периоде лугового севооборота кормовой или столовой свеклы овес не может предшествовать свекле, даже с перерывом другими полевыми культурами, и в этом случае он может только замыкать севооборот, являясь превосходным покровным растением для посева многолетних трав. Трехлетнее пребывание многолетних трав служит достаточной гарантией обеззараживания почвы от нематод, которые легко заносятся в почву при культуре овса и служат одной из главных причин «свеклоутомления» почвы.

Предпоследнее место в полевом периоде лугового севооборота хорошо отвечает культуре кормовых корнеплодов и картофеля. Разведение корнеплодов при избытке в почве азотной пищи сопряжено с риском непроизводительной потери азота. Кроме того, односторонний избыток азотной нищи приводит к вредному удлинению вегетационного периода и к уборке корнеплодов и картофеля в неспелом состоянии, т. е. при еще вполне жизнеспособной ботве.

При таком состоянии ботвы значительное количество углеводов и белков не успело еще передвинуться из нее в корни или клубни. Подобная неспелость ботвы и представляет причину неполного использования почвенного азота и бесполезного вымывания его осенними дождями из почвы.

Кроме того, остающееся в ботве количество углеводов и белков не может быть производительно использовано. Большое содержание в такой ботве питательных веществ и особенно белков, носителей динамической энергии, делает ее ценным кормом. Но использование ее как зеленого корма связано с неизбежной мойкой ее. Скармливание ботвы, загрязненной почвой, неминуемо вызывает тяжелые кишечные заболевания животных — повальный понос, губительно отзывается на производительности стада всякого направления и в сильной степени снижает качество всех продуктов животноводства.

Мытье ботвы, независимо от степени его механизации, представляет излишний накладной расход, отягчающий заготовительную стоимость корма. Та же тщательная мойка обязательна и при силосовании ботвы. В этом случае расход еще большей величины, определяемый необходимостью просушки ботвы перед ее закладкой в силос, ложится на стоимость корма низшей ценности, так как часть питательных веществ силосуемого материала разрушается при брожении силоса.

Поэтому более производительным будет дать пластическому материалу ботвы передвинуться в корни и клубни и убрать их в состоянии полной спелости, т. е. когда ботва их начнет блекнуть и завядать.

Это трудно достижимо при одностороннем избытке азота в почве.

Зимнее хранение неспелых корнеплодов и картофеля сопряжено со значительным поражением их рядом грибных заболеваний, что особенно резко выражается в заболевании картофеля мокрой гнилью. Все, вместе взятое, говорит за то, что наиболее производительным использованием ботвы будет уборка вполне спелых корнеплодов и картофеля и запашка ботвы в почву.

После 4—5 лет культуры растений, переносящих избыток азота или даже требующих его, азот весь будет использован, и корнеплоды и картофель можно культивировать без тяжелой необходимости использования ботвы для силоса. Ботва как отброс, не имеющий кормовой или технической ценности, может быть свободно запахана в почву.

Занятие этого места в севообороте пропашными имеет еще одно основание. Совершено ясно, что чем менее ценным является продукт, собираемый с поля, тем большее значение приобретает абсолютная величина его урожая. Сказанное в одинаковой мере относится как к урожаю сена или травы, так и к корнеплодам. Поэтому мы, как правило, помещаем траву в севообороте как можно ближе к удобрению. Внесение удобрения непосредственно под покровное растение, под которое будет посеяна трава, встречается с краткостью весеннего периода до посева покровного растения. Осенняя или зимняя вывозка удобрения неприемлема вследствие неизбежных потерь путем выщелачивания. Поэтому лучшим местом для внесения удобрения в рассматриваемом случае является корнеплодное поле. Корнеплоды всегда высеваются поздней весной или высаживаются рассадой. Время между окончанием сева ранних яровых и поздних посевов или посадкой корнеплодов представляется благоприятным для вывозки удобрения. Для удобрения корнеплодов и следующих за ними трав лучшим является вполне перепревший, до состояния землистой массы навоз, приготовленный путем аэробного брожения. Его свойства делают применимыми приемы механизации его нагрузки, перевозки и распределения. Пропашка корнеплодов позволяет достигнуть весьма равномерного распределения элементов пищи, и почва после корнеплодов приобретает свойства равномерности и чистоты, необходимые для посева трав. Вместе с тем навоз, вывозимый в такой форме, представляет полное удобрение, не внушающее опасений одностороннего избытка азота и гарантирующее очень большие урожаи кормовых корнеплодов и картофеля высоких кормовых качеств, совершенно спелая ботва которых может быть без всяких потерь запахана в почву.

Наконец, последним растением, заканчивающим полевой период лугового севооборота и начинающим его луговой период, является покровное растение с подсевом под него луговъис трав.

Но прежде чем перейти к рассмотрению лугового периода лугового севооборота травопольной системы земледелия начиная с его первой фазы — покровного растения, необходимо осветить вопрос о продолжительности полевого периода.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >