Переход права на принятие наследства (наследственная трансмиссия)

Наследник самостоятельно осуществляет принятие наследства. Однако может сложиться ситуация, когда по причине своей смерти наследник не успевает принять наследство, к которому был призван в установленном законом порядке. В этом случае право наследника на принятие наследства может перейти к другому лицу в силу закона.

Статья 1156 ГК РФ закрепляет институт перехода права на принятие наследства (институт наследственной трансмиссии).

В соответствии с п. 1 указанной статьи если наследник, призванный к наследованию по завещанию или по закону, умер после открытия наследства, не успев его принять в установленный срок, право на принятие причитавшегося ему наследства переходит к его наследникам по закону, а если все наследственное имущество было завещано — к его наследникам по завещанию (наследственная трансмиссия).

В рамках института наследственной трансмиссии наследник, право которого переходит, называется трансмиттентом; наследник, к которому право переходит и который будет осуществлять это право вместо умершего наследника, — трансмиссаром.

Трансмиссарами могут выступать наследники трансмиттента по закону, если наследование имущества трансмиттента осуществляется по закону или одновременно по двум основаниям: в части имущества — по закону, в части имущества — по завещанию, а также наследники трансмиттента по завещанию, если все наследственное имущество трансмиттента было завещано.

Сущность наследственной трансмиссии состоит в переходе права на принятие наследства: если наследник, имеющий данное право, умер, не успев его реализовать, т.е. принять наследство, это право переходит к его наследникам.

При наследственной трансмиссии к наследованию открывшегося наследства взамен наследника, умершего после открытия наследства, призываются его правопреемники.

Таким образом, по формулировке исследователей, сущность наследственной трансмиссии сводится к тому, что право лица принять или отречься от наследства переносится на его наследников[1].

Право на принятие наследства в порядке наследственной трансмиссии переходит к трансмиссару при следующих условиях:

  • а) трансмиттент к моменту смерти имел право на принятие наследства, т.е. был в установленном порядке призван к открывшемуся наследству; не был лишен права на принятие наследства как незаконный наследник; не отказался от наследства.
  • б) трансмиттент, призванный к наследованию и обладающий субъективным правом на наследование (правомочием принять наследство и правомочием отказаться от наследства), умер после открытия наследства, к которому призван, не успев принять его;
  • в) трансмиттент имеет наследника (наследников), на которых может быть "перенесено" право на принятие наследства.

Трансмиссар получит не более того, что мог получить трансмиттент. Если право на принятие наследства в порядке трансмиссии перейдет к нескольким трансмиссарам, то они вместе смогут наследовать только то, что причиталось бы трансмиттенту.

При наследственной трансмиссии право на принятие наследства, которое принадлежало умершему наследнику, передается его наследникам, замещающим умершего наследника, в том же объеме и содержании. Трансмиссары вправе принять наследство, к которому был призван умерший наследник, или отказаться от этого наследства.

В соответствии с п. 1 ст. 1156 ГК РФ право на принятие наследства, переходящего в порядке трансмиссии, не входит в состав наследства, открывшегося после смерти трансмиттера.

Таким образом, после смерти трансмиттера трансмиссар получает два самостоятельных права на принятие двух различных наследственных масс после смерти двух наследодателей.

Так, после смерти Р. у его брата П. возникло право на принятие наследства. П. умер, не успев принять наследство. В результате у сына П. возникло право на принятие наследства, оставленного его отцом П. (право возникло в результате открытия наследства), и право на принятие наследства, оставленного его дядей Р. (право перешло сыну в порядке наследственной трансмиссии). Указанное правило имеет важные практические последствия: долги трансмиттента и наследодателя не смешиваются. Обращаясь к трансмиссару (в нашем примере сыну П.), кредиторы наследодателя (в нашем примере Р.) не могут требовать удовлетворения своих требований за счет наследства, оставленного трансмиттентом, а кредиторы трансмиттента, соответственно, не могут претендовать, чтобы расчеты с ними производились за счет имущества, полученного трансмиссаром после наследодателя, т.е. Р. (п. 2 ст. 1175 ГКРФ)[2].

При наследственной трансмиссии трансмиссары наследуют права и обязанности в первом открывшемся наследстве (в котором наследником должен был быть трансмиттент). Одновременно они являются наследниками трансмиттента по закону или по завещанию в отношении второго открывшегося наследства.

И по первому, и по второму открывшемуся наследству наступает самостоятельное правопреемство. Одни и те же лица занимают самостоятельное положение в качестве субъектов правоотношения в первом наследстве (здесь они будут трансмиссарами) и субъектов правоотношения во втором наследстве (здесь они будут наследниками-правопреемниками наследодателя по второму наследству, являвшегося трансмиттентом в первом наследственном правоотношении).

Действия трансмиттеров в этих двух самостоятельных правоотношениях независимы, имеют разные правовые последствия.

В частности, принятие трансмиссаром первого наследства не означает автоматического принятия второго наследства, открывшегося после умершего наследника (трансмиттента). Трансмиссар имеет право отказаться от первого наследства, право на которое перешло к нему в порядке трансмиссии. Но этот отказ не влечет автоматически отказа этого же лица как наследника от второго наследства.

По двум самостоятельным наследствам трансмиссар приобретает не только самостоятельные права, но и самостоятельные обязанности, в частности долги. Наследники, принявшие наследство по трансмиссии, наследуют и долги наследодателя. На долю в наследстве, причитавшуюся трансмиттенту и принятую трансмиссаром (первое наследство), не могут быть обращены взыскания по требованиям кредиторов о погашении долгов второго наследства.

Таким образом, право на принятие наследства, принадлежавшее умершему наследнику, может быть осуществлено его наследниками на общих основаниях.

Если оставшаяся после смерти наследника часть срока, установленного для принятия наследства, составляет менее трех месяцев, она удлиняется до трех месяцев.

По истечении срока, установленного для принятия наследства, наследники умершего наследника могут быть признаны судом принявшими наследство в соответствии со ст. 1155 ГК РФ, если суд найдет уважительными причины пропуска ими этого срока.

Возможна также ситуация, когда завещатель вправе сделать распоряжение о подназначении другого наследника на случай, если основной назначенный наследник по завещанию или наследник завещателя по закону умрет после открытия наследства, не успев его принять (ст. 1121 ГК РФ). В этом случае действует завещательное распоряжение о подназначении другого наследника, которое делает невозможным применение правил о наследственной трансмиссии. Несмотря на то что правила о наследственной трансмиссии не предусматривают специального ограничения пределов действия данного порядка на случай подназначения, вывод о таком ограничении вытекает из прямых указаний ст. 1121 ГК РФ и принципиально обоснован в положениях о соотношении оснований наследования по завещанию и по закону (ст. 1112 ГК РФ)[3].

Однако если наследник фактически наследство принял, но свои наследственные права у нотариуса не оформил и умер, то в данном случае его наследники наследуют по общим основаниям, а не по праву трансмиссии, так как имущество считается уже принадлежащим ему, а не бывшему наследодателю.

ИЗ НОТАРИАЛЬНОЙ ПРАКТИКИ

К-ва, проживавшая в г. Клин Московской области и умершая 9 марта 1998 г., оставила нотариально удостоверенное завещание от 21 февраля 1995 г. на принадлежавшую ей квартиру в пользу своего сына К. Последний обратился к частнопрактикующему нотариусу г. Клин 3. о выдаче ему свидетельства о праве на наследство, но получить свидетельство не успел по той причине, что 8 декабря 1998 г. умер. По запросу Рузской государственной нотариальной конторы нотариус 3. направила туда копию наследственного дела для оформления наследства после умершего К. Наследница последнего, его дочь Н., 18 июня 1999 г. получила в Рузской нотариальной конторе свидетельство о праве на наследство. Однако нотариус 3. завела еще одно наследственное дело и 30 июня 2000 г. выдала свидетельство о праве на наследство по закону на спорную квартиру государству в лице налоговой инспекции по г. Клин. Решением Клинского городского суда от 14 ноября 2000 г. был удовлетворен иск Н. о признании недействительным свидетельства о праве на наследство от 30 июня 2000 г. При этом суд указал, что наследование имущества государством возможно лишь в случае отсутствия наследников и по завещанию, и по закону. Н. являлась наследницей после смерти своего отца К., который наследство принял, обратившись к нотариусу 3. о выдаче ему свидетельства после смерти матери[3]. Таким образом, суд законно и обоснованно определил, что данное наследственное имущество выморочным не является.

Наследственная трансмиссия будет иметь место исключительно в случае, если наследник умер, не успев принять наследство.

Право наследника принять часть наследства в качестве обязательной доли (ст. 1149 ГК РФ) не переходит к его наследникам в порядке наследственной трансмиссии. Однако при рассмотрении конкретного дела необходимо установить, не имелось ли у претендующего на наследство наследника иного основания на получение наследственного имущества.

ИЗ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ

Моисеенко обратилась в суд с жалобой на действия нотариуса Климовской нотариальной конторы Брянской области, отказавшего ей в выдаче свидетельства о праве на наследство после смерти ее отца — Малинникова И. Ф. в порядке наследственной трансмиссии, ссылаясь на то, что 10 сентября 1994 г. умер ее брат Малинников В. И., оставивший все свое имущество своим сыновьям Малинникову В. В. и Малинникову И. В. По ее мнению, согласно ст. 535 ГК РСФСР право на обязательную долю в наследственном имуществе имел отец наследодателя Малинникова В. И. — Малинников И. Ф., проживавший с наследодателем, однако он не успел получить на эту долю свидетельство о праве на наследство в связи с его смертью 30 декабря 1994 г., а так как она дочь Малинникова И. Ф., то вправе наследовать причитающееся отцу имущество по обязательной доле. В ходе судебного разбирательства Моисеенко изменила свои исковые требования и просила признать за ней право собственности на 2/9 доли наследственного имущества.

Решением Климовского районного суда Брянской области (оставленным без изменения судебной коллегией по гражданским делам и президиумом Брянского областного суда) в удовлетворении иска отказано.

Заместитель Генерального прокурора РФ в протесте поставил вопрос об отмене судебных постановлений и направлении дела в суд первой инстанции в связи с неправильным толкованием судом норм материального права.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ протест удовлетворила (определение от 28 октября 1997 г. [решение суда об отказе в удовлетворении иска о признании права собственности на наследственное имущество отменено в связи с неправильным толкованием судом норм материального права]), указав следующее.

Обсуждая вопрос о законности заявленного истицей требования, суд правильно, руководствуясь ст. 532, 535 ГК РСФСР пришел к выводу, что Малинников И. Ф., являясь отцом наследодателя Малинникова В. И., имел право на обязательную долю в наследственном имуществе, завещанном Малинниковым В. И. своим детям. Однако вывод районного суда, что Моисеенко — дочь Малинникова И. Ф. — права на это наследство в порядке трансмиссии не имеет, так как Малинников И. Ф. своевременно с заявлением о принятии наследства в нотариальную контору не обратился и не принял наследства по обязательной доле в связи со смертью, не основан на законе и материалах дела.

В соответствии со ст. 546 ГК РСФСР для приобретения наследства наследник должен его принять. Признается, что наследник принял наследство, когда он фактически вступил во владение наследственным имуществом или когда он подал нотариальному органу по месту открытия наследства заявление о принятии наследства. Как разъяснил Пленум Верховного Суда РФ в п. 12 постановления от 23 апреля 1991 г. "О некоторых вопросах, возникающих у судов по делам о наследовании" (в ред. от 21 декабря 1993 г. с последующ, изм. и доп.), под фактическим вступлением во владение наследственным имуществом, подтверждающим принятие наследства (ст. 546 ГК РСФСР), следует иметь в виду любые действия наследника по управлению, распоряжению и пользованию этим имуществом, поддержанию его в надлежащем состоянии или уплату налогов, страховых взносов, других платежей, в том числе его совместное проживание с наследодателем. По утверждению Моисеенко, Малинников И. Ф. на день смерти сына проживал с ним совместно в рабочем поселке Климово и остался проживать в доме наследодателя после его смерти. Однако суд не принял во внимание эти обстоятельства и не предложил истице представить соответствующие доказательства этих фактов.

Судебные инстанции не указали мотивы неприменения ст. 546 ГК РСФСР, регулирующей право законного наследника на обязательную долю в наследственном имуществе.

Таким образом, судебные постановления подлежат отмене с направлением дела на новое судебное рассмотрение.

Институт наследственной трансмиссии не следует смешивать с возникновением у наследника самостоятельного права наследования, например тогда, когда от наследства отказались другие наследники.

Наследственная трансмиссия отличается и от института наследования по праву представления.

Наследование по праву представления возможно только при наследовании по закону. В порядке же наследственной трансмиссии можно наследовать при наследовании по завещанию и при наследовании по закону, т.е. положения о переходе права на принятие наследства (наследственная трансмиссия) применяются как в случаях, когда трансмиттентом является наследник по завещанию, так и в случаях, когда трансмиттентом является наследник по закону.

Наследование по праву представления имеет место тогда, когда наследник умер до, а не после открытия наследства, и к наследованию призван не был. При трансмиссии наследник был призван к наследованию, но по причине его смерти не успел осуществить возникшее у него право наследования до истечения срока для принятия наследства.

Наследование в порядке трансмиссии отличается от наследования при подназначении наследника по завещанию (ст. 1121 ГК РФ).

Наследование по праву подназначения возникает исключительно в силу завещания и устраняет возможность наследования в порядке трансмиссии. Порядок наследственной трансмиссии действует исключительно в силу закона и применяется, если иное не предусмотрено завещанием в соответствии с принципиальными положениями ст. 1112 ГК РФ.

Таким образом, наследственная трансмиссия имеет самостоятельное правовое значение как институт наследственного права, отличающийся от принятия наследства по праву представления и от института подназначения наследника.

  • [1] Синайский В. И. Русское гражданское право. М., 2002. С. 587.
  • [2] Рассказова Н. Ю. Право на принятие наследства // Закон. 2006. № 10.
  • [3] Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации. Часть третья (постатейный) / под ред. Л. П. Ануфриевой. М. : Волтерс Клувер, 2004.
  • [4] Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации. Часть третья (постатейный) / под ред. Л. П. Ануфриевой. М. : Волтерс Клувер, 2004.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >