Охрана интересов лиц, нуждающихся в повышенной правовой и социальной защите, при разделе наследства

Наследственное право содержит особые гарантии обеспечения прав некоторых категорий субъектов: нерожденных детей наследодателя и несовершеннолетних, недееспособных и ограниченно дееспособных лиц при разделе наследства.

В соответствии со ст. 1166 ГК РФ при наличии зачатого, но еще не родившегося наследника раздел наследства может быть осуществлен только после рождения такого наследника.

Данное правило позволяет учесть интересы наследника, который еще не существует на момент открытия наследства. Если ребенок родится живым, его наследственные права должны быть учтены при разделе наследства в равной мере с правами остальных наследников.

В правовой литературе затрагивается следующая проблема. В соответствии со ст. 1166 ГК РФ при наличии зачатого при жизни наследодателя, но не родившегося к моменту его смерти наследника раздел может быть совершен после рождения такого наследника.

Нужно ли относить начало течения трехлетнего срока, установленного ст. 1164 (срок, в течение которого к разделу наследственного имущества могут применяться особые правила, установленные ст. 1165—1170 ГК РФ), к моменту рождения, или же время, прошедшее до рождения наследника, должно засчитываться в этот срок?

Высказывается мнение, что соображениям справедливости более соответствует первый вариант, ибо иначе получится, что в отдельных случаях трехлетний срок может сократиться аж на четверть своей продолжительности[1].

По нашему же мнению, содержание ст. 1165—1170 ГК РФ, подлежащих применению к разделу общей собственности наследников в первые три года ее существования, ориентировано исключительно на случаи, когда преимущество дается наследнику, пользовавшемуся тем или иным правом в отношении вещи, входящей в наследство, до момента открытия наследства. Нерожденный же ребенок субъектом никакого права быть не мог; до момента открытия наследства как субъект права он вообще не существовал; ни одна из льгот, предоставляемых ст. 1165—1170, к нему не применима. Следовательно, и оснований продлевать срок действия "льготных" статей о преимущественных правах нет смысла.

Второй категорией лиц, интересы которой особо обеспечиваются при разделе наследства, являются несовершеннолетние, недееспособные и ограниченно дееспособные граждане (ст. 1167 ГКРФ).

При наличии среди наследников несовершеннолетних, недееспособных или ограниченно дееспособных граждан раздел наследства осуществляется с соблюдением ст. 37 ГК РФ, которая закрепляет правила о распоряжении имуществом подопечного.

В соответствии с указанной статьей доходы подопечного гражданина, в том числе доходы, причитающиеся подопечному от управления его имуществом, за исключением доходов, которыми подопечный вправе распоряжаться самостоятельно, расходуются опекуном или попечителем исключительно в интересах подопечного и с предварительного разрешения органа опеки и попечительства.

Без предварительного разрешения органа опеки и попечительства опекун или попечитель вправе производить необходимые для содержания подопечного расходы за счет сумм, причитающихся подопечному в качестве его дохода.

Опекун не вправе без предварительного разрешения органа опеки и попечительства совершать, а попечитель — давать согласие на совершение сделок по отчуждению, в том числе обмену или дарению имущества подопечного, сдаче его внаем (в аренду), в безвозмездное пользование или в залог, сделок, влекущих отказ от принадлежащих подопечному прав, раздел его имущества или выдел из него долей, а также любых других сделок, влекущих уменьшение имущества подопечного.

Таким образом, опекун не сможет заключить от имени подопечного (а попечитель — дать согласие на заключение) соглашение о разделе наследства без разрешения на то органа опеки и попечительства.

Следует обратить внимание, что ст. 1167 ГК РФ говорит о несовершеннолетних лицах без конкретизации того, состоят ли эти лица под опекой или попечительством.

Таким образом, согласие органа опеки и попечительства на заключение договора о разделе наследства от имени любого несовершеннолетнего наследника должны получить не только опекуны и попечители, но и законные представители несовершеннолетнего: родители, усыновители.

В правовой литературе положительно оценивается именно такое, расширительное толкование положений ст. 1167 ГК РФ. Дело в том, что родители и усыновители зачастую сами, вместе со своими детьми, оказываются среди сонаследников, призванных к наследованию и принявших наследство. Так, в случае смерти отца к наследованию призывается пережившая супруга (мать), его родители и дети, в том числе общие с пережившей его супругой. Если последние несовершеннолетние, то их мать (пережившая супруга) окажется участником соглашения о разделе наследства в двух разных качествах: с одной стороны, она будет выступать в нем от своего имени, с другой — от имени своих несовершеннолетних детей. Создается таким образом почва для заключения родителями и усыновителями сделок со своими детьми в отношении себя лично — отсюда и дополнительные требования к порядку их совершения. Исследователями предлагается предоставить органам опеки и попечительства возможность назначать своих специальных представителей для заключения договора о разделе наследства от имени несовершеннолетних наследников, по крайней мере на случай, когда среди сонаследников присутствуют опекуны или попечители таких наследников, а может быть, и на случай их сонаследования с родителями и усыновителями[2].

  • [1] Подробнее см.: Белов В. Д., Бушаенкова С. А. Указ. соч.
  • [2] Белов В. А., Бушаенкова С. А. Указ. соч.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >