Институты исполнительной власти периода сословно-представительной монархии

Исполнительная власть действовала через систему приказов. Учреждение Стрелецкого приказа ("Стрелецкой избы") Иваном IV положило начало военной реформе. Эта реформа укрепила российские вооруженные силы, ослабила местничество. Стрельцы помимо военного дела и участия в военных походах занимались ремеслами, сельским хозяйством, торговлей, несли караульную и пожарную службу. Дворянская конница находилась в ведении Разрядного приказа, казаками ведал Казачий приказ, "Полки нового строя" ("Полки иноземного строя"), состоящие из "охочих" вольных людей пришли на смену дворянской коннице и управлялись Рейтарским приказом. Упорядочение наделения землей за службу было возложено на Поместный приказ. Комиссия Боярской думы но разбойным делам была преобразована в Разбойный приказ, на который возлагалась борьба с преступностью в масштабе государства. Челобитный приказ занимался рассмотрением жалоб, поступающих от дворян и детей боярских. Со временем он был преобразован в Судебный приказ. Международными отношениями занимался Посольский приказ. Все дела по регистрации кабальных записей и розыска беглых холопов были возложены на Холопий приказ. По мере расширения территории создавались Сибирский, Казанский, Малороссийский приказы. По-прежнему вся система дворцового управления сосредоточивалась в Приказе Большого дворца, Казенном, Конюшенном, Ловчем, Сокольничем, Постельничем приказах.

Серьезной реформе подверглось местное управление. Ее целью было усиление позиций центральной власти на местах и ослабление боярского влияния. На смену кормлениям пришла система губных органов, которые возглавлялись губными старостами, избираемыми местными дворянами, и утверждаемыми Разбойным приказом. Ряд общественных и полицейских функций возлагались на выборных целовальников1. На земские органы возлагались сбор податей, отправление правосудия по целому ряду гражданских и уголовных дел без взимания пошлины. Этим занимались в зависимости от сложности и важности дел земские и губные избы. В 70-х гг. XVII в. была упорядочена система военных округов (разрядов). Их возглавили воеводы, на которых помимо прямых обязанностей по укреплению обороноспособности возлагались функции финансового и налогового контроля, учет земельных наделов, контроль над деятельностью местных органов власти.

Развитие права

За период сословно-представительной монархии в России произошли крупные изменения II причиной системе. Это коснулось всего юридического быта и в первую очередь системы права. Уже сам перечень источников говорит за себя: "Судебник" 1550 г. (Царский), "Стоглав" (1551), Соборное уложение 16-19 г., Торговый устав 1653 г., которым была установлена единая пятипроцентная торговая пошлина, Новоторговый устав 1667 г., разработанный А. Л. Ордин-Пащекиным. Большой вклад в правотворчество внесли приказы. Их Уставные книги были широко использованы комиссией Н. И. Одоевского при подготовке Соборного уложения 1649 г. Потребность в систематизации правового массива была вызвана еще и тем, что за предшествующие 100 лет[1] создано около 450 указов.

Центральное место среди источников права этого периода занимает Судебник 1550 г. (Царский судебник). Он представлял собой новую редакцию Судебника 1497 г. и отражал изменения в российском законодательстве за прошедшие полвека.

Судебник, составлению которого на первых норах своего правления большое внимание уделял Иван IV, был создан и утвержден Земским собором в период реформаторской деятельности правительства в 50-е гг. XVI в. Он состоял из 100 статей, что было вдвое больше предшествующего, а диапазон регулирования был значительно шире. Подробнее и обстоятельнее в нем были представлены отношения дворян и крестьян, прослеживается тенденция стабилизации политической ситуации, сглаживания межсословных разногласий. Однако социального мира не последовало, и в период Опричнины Иван IV настоятельно требовал от опричников не обращать внимания на статьи Судебника, что развязывало руки для террора. После смерти Ивана IV правовые принципы, закрепленные в Судебнике 1550 г., снова были востребованы.

К источникам, содержавшим главным образом нормы церковного права, а также некоторые нормы гражданского, семейного, уголовного права, относился Стоглав 1551 г. — уложение собора. Значительный интерес представляет и такой источник права, как уставные книги приказов, которые широко были впоследствии использованы при подготовке Соборного уложения царя Алексея Михайловича 1649 г.

Была усовершенствована система приказов. Упорядочена их структура. Возглавляли их бояре в соответствии с родовитостью (местничество) либо думные дьяки (входили в Боярскую думу, хотя не имели боярского чина).

В 1556 г. ликвидируется система кормлений. Наместничество постепенно заменялось земским управлением, а затем воеводами.

Соборное Уложение 1649 г. явилось тем документом, которому предстояло пройти длительный путь и на многие годы стать правовой основой развития Российского государства. Приходится только удивляться тому, как за столь короткий срок был создан огромный по объему документ, сумевший охватить все стороны жизни российского государства и общества.

Конечно, комиссия во главе с князем Н. И. Одоевским понимала всю важность царского поручения, поскольку подавление восстания 1648 г. в Москве не давало гарантии стабильности. Для нормального функционирования государства нужна была серьезная правовая основа. К тому же комиссия в своей работе использовала и имеющиеся наработки. Это Судебник 1550 г., Указные книги приказов, челобитные грамоты, византийские номоканоны, Литовский статут и др. Уложение состоит из 25 глав (967 статей).

Весьма показательна первая глава "О богохульниках и церковных мятежниках". Во-первых, укрепляя авторитет православной церкви, она защищает идейные основы национального единства. Во-вторых, совершенно определенно защищает монарха и других представителей власти. Любое посягательство на их жизнь, а тем более "скопом и заговором" влечет за собой смертную казнь "безо всякие пощады". Следующие две главы также посвящены защите чести и здоровья и спокойствия государя, обеспечение неприкосновенности двора.

Значительно возросла социальная дифференциация. Например, за бесчестие крестьянина и "гулящего" человека полагался штраф в 1—2 руб., тогда как за представителя привилегированных сословий он возрастал до 70—100 руб. Крестьяне лишились права перехода, их сыск стал пожизненным, укрывательство беглеца и любая помощь ему сурово пресекалась, крепостной крестьянин был лишен права на иск от своего имени. Значительному ограничению прав подверглось посадское население, оно прикреплялось к посадам и превращалось в податное сословие. Можно считать это городским вариантом крепостного права (гл. XIX "О посадских людях"). Отдельными главами регламентировались вопросы землевладения и наделения землей за службу (гл. XVI "О поместных землях" и гл. XVII "О вотчинах").

Достаточно подробно разработана судебная система. Помимо обширной гл. X "О суде", в которой прописаны порядок следствия и судопроизводства, специальные главы посвящены рассмотрению более конкретных дел. Например, "Суд о крестьянах" (гл. XI), "О суде патриарших приказных и дворовых всяких людей и крестьян" (гл. XII), "Суд о холопах" (гл. XX), "О разбойных и татиных делах" (гл. XXI), "Указ за какие вины кому чинити смертная казнь, а за какие смертию не казнити, а чинити наказание" (гл. XXII).

Глава IV направлена па борьбу с подделкой документов, а гл. V "О денежных мастерах, которые учнут делати воровские деньги" предусматривала меры борьбы с подделкой денег и суровые меры наказания за это преступление.

Отдельные главы регламентировали воинскую службу: "О стрельцах" (гл. XXIII) и "Указ о атоманех и о казакех" (гл. XXIV).

В Соборном уложении большое внимание уделено праву собственности. Получило юридическое закрепление разделение вотчинного землевладения на три формы: родовые вотчины, жалованные вотчины (полученные за службу) и купленные. По-прежнему сохранялось различие между вотчиной и поместьем, строго ограничивалась продажа поместья в вотчину. При этом допускался обмен поместья на вотчину при условии продолжения службы. Торговые операции с помещичьей землей возможны были только с санкции государя, а залог этой земли исключался. Значительной уступкой дворянству стало то, что к наследованию поместья призывались малолетние дети, а после смерти помещика его вдова и дочери получали часть земли "па прожиток", допускалась также передача поместья или части его в качестве приданого. Все это постепенно вело к стиранию различия между вотчиной и поместьем, а в итоге к консолидации господствующего феодального сословия.

Были упорядочены обязательственные отношения. Более четко регламентировались разного рода договоры и порядок их заключения. Был установлен строгий крепостной порядок совершения сделок с участием площадного подьячего и не менее двух свидетелей. Была предпринята совершенно тщетная попытка запрета ростовщичества, хотя правовой защиты 20-процентное взимание по долгам было лишено. Устанавливалась 15-летняя исковая давность. Должник уже не отвечал по долгам личной свободой, а в случае неспособности уплатить долг, был обязан отрабатывать его в пользу кредитора на определенных в законе условиях. Способом обеспечения долга становились залог и поручительство.

Деликтные обязательства в массе своей возникали ввиду потравы, самовольного покоса, разорения бортей и других проступков, наносящих ущерб хозяйству. При этом скот, который по недосмотру или по умыслу хозяина оказался на чужом участке, подлежал возврату хозяину в целости и сохранности, а последний должен был возместить допущенный ущерб.

Семейное право базировалось на строгих канонических нормах, всячески защищаемых государством. Признавался действительным только церковный брак, сопровождавшийся также юридическим оформлением. В брак разрешалось вступать не более трех раз и только при условии получения па этот счет разрешения церкви. От этих браков признавались и дети. В целом семейная жизнь строилась в соответствии с требованиями "Домостроя", сборника правил и житейских советов в различных областях частной жизни. Одни авторы относят происхождение этой книги к XV в., другие приписывают ее духовнику Ивана Грозного протопопу Сильвестру.

Формально церковь требовала свободного волеизъявления врачующихся. На практике они чаще всего даже не были до свадьбы знакомы, все решали родители. Социальное положение супругов не было равным. Муж был вправе отдать в услужение за долги жену и детей. Дети не могли жаловаться на родителей. Это было строго наказуемым. Если муж убивал жену, он отделывался епитимьей (церковным покаянием), которая с точки зрения церкви и наказанием-то не считается, а является средством очищения и просветления. Если жена убивала мужа, то она подлежала смертной казни путем закапывания в землю.

Наследственное право. Порядок наследования вотчин имел ту особенность, что в отношении родовых и жалованных (выслуженных) вотчин действовали завещательные ограничения: они переходили к наследникам по закону. Таковыми были сыновья, в случае их отсутствия — дочери, а в случае бездетности — боковые родственники того рода, к которому принадлежал наследодатель. Вдова получала часть имущества "на прожиток". В отношении купленной вотчины наследодатель имел полную свободу воли, а при отсутствии завещания вотчину могла наследовать вдова, которая к тому же получала и часть движимого имущества, и свое приданое. Поместье переходило в равных долях сыновьям, вдова и дочери также имели свою долю.

Уголовное право. В качестве обобщенного термина для обозначения преступления Уложение использует понятие "лихое дело", заимствуя его из Судебников. Уточняется субъект преступления, в случае группового преступления конкретизируется степень участия каждого. Начинается учет субъективной стороны преступления: умышленное, неосторожное, случайное, а также объективных факторов: наличие смягчающих вину обстоятельств (состояние аффекта, опьянение) либо отягчающих — статус субъекта посягательства, рецидив.

Вводится достаточно четкая классификация преступлений. Особо тяжкими преступлениями считались: преступления против религии и церкви, против особы государя и членов его семьи, против порядка управления и целостности государства. К тяжким преступлениям относились также фальшивомонетничество, государственная измена, подделка документов и печатей, ложный донос, способный повлечь тяжкие последствия, нарушение винной монополии государства, преступления против жизни, здоровья и достоинства личности (убийство простое и квалифицированное, телесные повреждения, оскорбление), имущественные преступления (татьба простая и квалифицированная, кража из церкви, конокрадство и др.). Следует отметить достаточно четкую даже с позиций сегодняшнего дня квалификацию таких составов, как грабеж, разбой, мошенничество.

Преступления против благочиния составляли: помощь беглым крестьянам, содержание притонов, сбыт краденого, уклонение от налогов. В разряд преступлений зачисляются безнравственные поступки: непочтение к родителям, измена жены, сожительство с рабой.

Особую группу составляли должностные преступления: посулы (взяточничество), лихоимство (вымогательство), неправосудное решение из корыстных побуждений, различного рода подлоги, мародерство, дезертирство.

Соборное Уложение значительно расширяет систему наказаний и видит их основную цель в устрашении. При этом при привлечении к ответственности и определении меры наказания применяется принцип объективного вменения. Человек может быть признан виновным только потому, что "лихим" его считают какое-то количество "добрых" людей. Важно отметить, что при определении меры наказания применялся принцип индивидуализации (члены семьи преступника не несли ответственности). Зато действовал принцип сословности, который ставил людей в неравные условия при определении меры наказания (простых людей наказывали строже, чем знатных). Продолжал действовать и принцип множественности и неопределенности, в соответствии с которым за одно деяние следовало несколько наказаний, каждое из которых было самостоятельным (например, битие кнутом, урезание языка, ссылка и т.д. и все это за одно деяние).

Соборное Уложение предусматривает смертную казнь в 36 случаях, а за счет так называемых жестоких и нещадных наказаний (например, нещадная торговая казнь имела чаще всего летальный исход) можно считать порядка в 60 случаях. Для сравнения, ПСГ предусматривала смертную казнь за пять составов, Судебники -за 12. Это говорит о тенденции к усилению устрашения. Апогея эта тенденция достигает в период абсолютизма.

Смертная казнь подразделялась на простую (отсечение головы, повешение, утопление) и квалифицированную (сожжение в срубе или железной клетке, посажение па кол, колесование, четвертование, залитие горла свинцом фальшивомонетчикам, закапывание в землю по горло женщину за убийство мужа). Широко применялись такие меры, как битие кнутом, батогами, членовредительство.

Тюремное заключение существовало, но применялось редко, поскольку не была налажена пенитенциарная система, наказание имело целью устрашение, а не перевоспитание преступника. Ссылка применялась как дополнительная мера в дальние монастыри, крепости, остроги.

Судебный процесс. В Московском царстве суд не был ветвью власти, а отправление правосудия осуществлялось государственными чиновниками, феодалами, представителями церкви. Вотчинные и церковные суды были вне юрисдикции государства, поэтому Соборное Уложение их деятельность не регламентирует. Предметом его регулирования явилась судебная деятельность государства. Уложение выделяет три уровня: высший — царь и Боярская дума, средний уровень — приказы, нижний уровень — губные и земские учреждения во главе с воеводами.

Уложение не делит процессы на уголовный и гражданский, но разграничивает два вида: состязательный и инквизиционный (розыскной). По характеру рассматриваемых дел состязательный процесс в подавляющем большинстве применялся к делам по имущественным спорам и другим гражданско-правовым отношениям. Основанием, как правило, служила челобитная, к которой прилагались соответствующие документы (заемные кабалы), которые были предметом спора.

Существовал определенный порядок оповещения ответчика, который в случае неявки без уважительной причины дело проигрывал. Если истец имел на это неделю, по истечении которой в случае неявки он утрачивал право на иск, то ответчик должен был явиться немедленно. Допускалось заключение мирового соглашения на любой стадии процесса. Доказательством на процессе были документы, свидетельские показания, присяга и др. Свидетелями (послухами) по гражданским делам могли быть достаточно широкий круг людей, включая крестьян, женщин, холопов. При недостатке доказательств, прибегали к крестоцелованию, а также к так называемому повальному обыску — расспросу окружающих по существу дела. Это была достаточно сложная процедура, включающая в случае расхождения в показаниях очные ставки, пытки и т.д. По результатам принималось решение.

Для рассмотрения уголовных преступлений против государства, церкви, а также крупных имущественных преступлений применялся главным образом розыскной (инквизиционный) процесс. Он проводился чаще всего по инициативе государства, самого царя. Главной целью было добиться признания обвиняемого. Для этого применялись все средства, в том числе, конечно, пытка. Опрашивались лица, знавшие подсудимого. Сначала их было пять, затем ввиду явной угрозы судебной ошибки их численность неоднократно увеличивалась и в конечном счете достигла сотни человек.

Каждый, кому становилось известно о готовящейся "крамоле", обязан был под угрозой смертной казни донести об этом властям. Стала знаменитой фраза "Государево слово и дело". Стоило ее произнести, как немедленно начиналось следствие. Ложного доносчика (ябедника) ждало суровое наказание кнутом.

Соборное Уложение, хотя и отличалось значительной суровостью, имело огромное значение для становления российской государственности и правовой системы.

  • [1] В качестве присяги при вступлении в должность они целовали крест.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >