Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Социология arrow ДЕМОГРАФИЧЕСКАЯ ПОЛИТИКА. ОЦЕНКА РЕЗУЛЬТАТИВНОСТИ
Посмотреть оригинал

Результативность мер демографической политики в сфере рождаемости

ОЦЕНКА РЕЗУЛЬТАТИВНОСТИ МЕР В ОБЛАСТИ РОЖДАЕМОСТИ, РЕАЛИЗУЕМЫХ НАЧИНАЯ С 2007 Г.

Оценка результативности мер демографической политики на основе показателей рождаемости для условных и реальных поколений.

После значительного снижения рождаемости в России с конца 1980-х гг. и достижения минимального ее уровня в 1999 г. показатели рождаемости начали повышаться. Причем с 2007 г. ее рост был существенно большим, чем в 2000—2006 гг. Если в 2006 г. по сравнению с 1999 г. абсолютное число родившихся было больше на 21,8 %, то в 2016 г. по сравнению с 2006 г. — на 25,7 о/о.[1] Прирост общего коэффициента рождаемости в эти годы составил, соответственно, 24,1 % и 25,2 %. Существенно больше различия между двумя этими периодами времени в приросте суммарного коэффициента рождаемости — если в 2006 г. по сравнению с 1999 г. он был больше на 12,8 % (надо отметить, что максимальная величина суммарного коэффициента рождаемости в этот период была в 2004 г. (на 16,2 % больше, чем в 1999 г.)), то в 2016 г. по сравнению с 2006 г. — на 35,0 %.

Дело в том, что в 2000—2006 гг. росту общих показателей рождаемости способствовало не только повышение интенсивности деторождения (возрастные коэффициенты рождаемости), но и увеличение доли женщин репродуктивного возраста: вклад первой компоненты составил 60,7 %, второй — 39,3 %. В 2007—2016 гг. (в целом за период) изменения половозрастной структуры населения, наоборот, тормозили рост общего коэффициента рождаемости (негативное влияние структурных сдвигов начало проявляться с 2009 г.). Если бы этих изменений не было, то общий коэффициент рождаемости составил бы в 2016 г. 13,7 %о (фактический — 12,9 %о).

Отрицательное влияние трансформации половозрастной структуры населения на динамику общих показателей рождаемости начало бы проявляться раньше, если бы не «постарение» возрастной модели рождаемости. Начиная с 2008 г. максимальный уровень рождаемости сместился из возрастной группы 20 лет —24 года в группу 25—29-летних женщин. При этом, если численность 20—24-летних женщин с 2008 г. сокращается и на начало 2017 г. она была меньше по сравнению с началом 2008 г. на 38,0 %, то численность 25—29-летних женщин росла вплоть до начала 2013 г., а к началу 2017 г. уменьшилась на 6,2 %. Количество же 30—34-летних женщин продолжало возрастать и согласно среднему варианту прогноза Росстата достигает максимума к началу 2018 г. При этом коэффициент рождаемости у этих женщин приближается к его уровню у тех, кто на 10 лет моложе (20 лет — 24 года). Если в 2008 г. они различались в 1,5 раза, то в 2016 г. — на 3,3 % (20 лет — 24 года — 87,2 %о, 30—34 года — 84,4 %о).

Таким образом, в ближайшие годы сокращение доли женщин репродуктивного возраста будет способствовать сокращению абсолютного числа родившихся и общего коэффициента рождаемости, но это влияние будет тормозиться из-за сдвига возрастной модели рождаемости к более старшим возрастам женщин, численность и доля которых будет уменьшаться в значительно меньшей степени, чем более молодых.

Точнее судить о влиянии демографической политики на динамику рождаемости можно по суммарному коэффициенту рождаемости дифференцированно по очередности рождения, так как такая дифференциация присутствует во многих реализуемых мерах помощи семьям с детьми (см. табл. 3.1).

Суммарный коэффициент рождаемости по вторым рождениям в 2016 г. был больше, чем в 2006 г., на 0,278, или на 68,1 %, а по третьим — на 0,125, или в 2,25 раза. В 2007 г., т. е. в первый год программы федерального материнского (семейного) капитала, суммарный коэффициент рождаемости по вторым рождениям вырос по сравнению с 2006 г. на 0,066, т. е. почти так же, как в 2003 г. по сравнению с 1999 г., т. е. за четыре года (на 0,070). Существенно увеличился он и в 2008 г. (0,039). Для сравнения отметим, что наибольший его прирост в период 1999—2006 гг. был равен 0,027 в 2002 г. Таким образом, резкий рост суммарного коэффициента рождаемости по вторым рождениям в 2007—2008 гг. нельзя считать лишь продолжением позитивного тренда с 2000 г.

Далее значительный прирост суммарного коэффициента рождаемости по вторым рождениям был в 2012 г. (0,046), хотя в это время не было новых мер поддержки вторых рождений. В 2008—2009 гг. существенно вырос суммарный коэффициент рождаемости по первым рождениям, что могло, отчасти, вызвать рост вторых рождений через три-четыре года. Можно было бы связать с этим и прирост суммарного коэффициента рождаемости по вторым рождениям в 2014 г. (0,033), но тогда непонятно, почему его почти не было в 2013 г.

Конечно, существенный прирост в 2012, 2014 и 2015 гг. суммарного коэффициента рождаемости по вторым рождениям связан не только со значительным ростом числа первых рождений в предшествующие годы, но и с предоставлением федерального материнского (семейного) капитала, повлиявшим, вероятно, в некоторых семьях на принятие решения о рождении второго ребенка.

Таблица 3.1

Суммарный коэффициент рождаемости по очередности рождения в России в 1999—2016 гг.1

Год

Суммарный коэффициент рождаемости

первые

рождения

вторые

рождения

третьи

рождения

четвертые

рождения

пятые и после- дующие рождения

вторые и последующие рождения

величина

коэффициента

прирост

1999

0,677

0,345

0,089

0,027

0,019

0,480

2000

0,702

0,358

0,092

0,026

0,018

0,494

0,014

2001

0,720

0,369

0,090

0,027

0,018

0,504

0,010

2002

0,745

0,396

0,099

0,028

0,019

0,542

0,038

2003

0,766

0,415

0,105

0,029

0,019

0,568

0,026

2004

0,768

0,420

0,105

0,029

0,018

0,572

0,004

2005

0,737

0,405

0,100

0,028

0,017

0,550

-0,022

2006

0,753

0,408

0,100

0,027

0,016

0,551

0,001

2007

0,754

0,473

0,125

0,034

0,020

0,652

0,101

2008

0,781

0,512

0,143

0,037

0,020

0,712

0,060

2009

0,801

0,534

0,147

0,038

0,021

0,740

0,028

2010

0,786

0,564

0,156

0,040

0,021

0,781

0,041

2011

0,781

0,574

0,165

0,041

0,022

0,802

0,021

2012

0,809

0,620

0,189

0,047

0,025

0,881

0,079

2013

0,811

0,625

0,198

0,049

0,025

0,897

0,016

2014

0,799

0,658

0,212

0,053

0,027

0,950

0,053

2015

0,787

0,688

0,219

0,055

0,028

0,990

0,040

2016

0,764

0,686

0,225

0,058

0,030

0,999

0,009

Если в начальный период осуществления новых мер помощи семьям с детьми (с 2007 г.) можно было в какой-то степени говорить о частичной реализации откладывавшихся рождений, то в 2014-2016 гг. могли, наоборот, иметь место тайминговые сдвиги, проявляющиеся в более раннем рождении детей, в связи с имевшейся в то время информацией о приближающемся сроке завершения программы федерального материнского (семейного) капитала. Об этом свидетельствует очень высокая величина соотношения суммарного коэффициента рождаемости по вторым и первым рождениям. Если в 2008 г. (т. е. после существен- 1

Рассчитано по: 1999—2005 гг. — TheHumanFertilityDatabase (http://www. humanfertility.org/cgi-bin/country.php7country=RUS&tab = asfr&tl = 3&t2 = 4), 2006— 2016 гг. — данные Росстата (рождения с неизвестной очередностью для каждой возрастной группы женщин распределены пропорционально по очередности рождения).

ного повышения величины суммарного коэффициента рождаемости по вторым рождениям после начала реализации новых мер государственной помощи семьям с детьми) это соотношение составляло 65,6 %, то в 2016 г. — 89,8 %. Для сравнения, в реальных поколениях, заканчивающих процесс деторождения, доля родивших второго ребенка среди родивших первого составляет 57—59 %. В более молодых поколениях она будет несколько выше.

Повышение суммарного коэффициента рождаемости по вторым рождениям могло бы иметь место и в 2016 г., если бы 3 декабря 2015 г. В.В. Путин в своем Послании Федеральному Собранию не сказал о продлении как минимум на 2 года программы федерального материнского (семейного) капитала. Появление этой информации, вероятно, в значительной степени, обусловило существенное сокращение числа родившихся в последние месяцы 2016 г. Если в январе-августе 2016 г. число родившихся (всех, независимо от очередности рождения) сократилось в России, по сравнению с аналогичным периодом 2015 г., на 10 968 человек или 0,85 % (такое сокращение укладывается в рамки обусловленного изменением половозрастной структуры населения), то в сентябре-декабре 2016 г. (т. е. за вдвое меньший период) это сокращение составило 40882 человека (в 3,7 раза больше, чем в январе-августе) или 6,3 %.

Как и по вторым рождениям, в 2007—2008 гг. произошло резкое повышение суммарного коэффициента рождаемости по третьим рождениям (на 0,024 в 2007 г. и на 0,018 в 2008 г.). Для сравнения: в 1999— 2006 гг. наибольший прирост этого показателя был в 2002 г. (0,009). Относительный прирост суммарного коэффициента рождаемости по третьим рождениям был даже большим, чем по вторым: в 2007 г. — 23,8 % против 16,2 %, в 2008 г. — 14,4 % против 8,2 %. В 2012 г. прирост суммарного коэффициента рождаемости по третьим рождениям был таким же, как в 2007 г. (0,024).Он мог быть отчасти вызван началом реализации новых мер по поддержке, прежде всего, третьих рождений — региональный материнский (семейный) капитал и предоставление семьям с тремя и более детьми земельных участков. Кроме того, этот прирост в какой-то мере мог быть следствием значительного повышения суммарного коэффициента рождаемости по вторым рождениям в 2007—2008 гг. В 2013 г. прирост суммарного коэффициента рождаемости по третьим рождениям был относительно небольшим (0,009), но впервые по абсолютной величине он был больше, чем по вторым рождениям. В 2013 г. во многих регионах было введено ежемесячное пособие в размере прожиточного минимума ребенка на третьего ребенка до достижения им возраста трех лет. Можно было ожидать существенного прироста суммарного коэффициента рождаемости по третьим рождениям в 2014 г. (возможно, даже большего, чем по вторым). Но он составил «лишь» 0,014 и был меньше, чем в 2007, 2008 и 2012 гг., и меньшим, чем по вторым рождениям. Однако, необходимо отметить, что, в отличие от суммарного коэффициента рождаемости по вторым рождениям, величина этого показателя по третьим рождениям продолжила возрастать и в 2016 г.

В отличие от вторых и последующих рождений изменение прироста суммарного коэффициента рождаемости по первым рождениям (наибольшим он был в 2008 и 2012 гг., но, в отличие от вторых и последующих рождений, лишь немногим большим, чем в 2000 и 2002 гг.), не совпадало с началом реализации мер демографической политики, но было связано с тем, как изменялось число регистрируемых браков в предыдущем году. Наибольший (за рассматриваемый период) прирост последних был в 2001, 2007 и 2011 гг.

Реализация мер помощи семьям с детьми повлияла на изменение не только рассмотренных показателей рождаемости для условных поколений, но и на число рожденных детей в реальных поколениях женщин. Информацию о них дают переписи населения, но косвенную оценку можно получить, суммируя по поколениям возрастные коэффициенты рождаемости. В этом случае можно иметь информацию о среднем числе рожденных детей в реальных поколениях женщин, учитывающую родившихся в послепереписной период (табл. 3.2).

Таблица 3.2

Среднее число рожденных детей у женщин 1956—1985 г. р. (по состоянию на начало 2017 г.)1

Год

рождения

Среднее число рожденных детей

Год

рождения

Среднее число рожденных детей

Год

рождения

Среднее число рожденных детей

1956

1,82

1966

1,67

1976

1,60

1957

1,88

1967

1,65

1977

1,60

1958

1,87

1968

1,63

1978

1,60

1959

1,86

1969

1,63

1979

1,59

1960

1,86

1970

1,61

1980

1,54

1961

1,83

1971

1,60

1981

1,50

1962

1,77

1972

1,59

1982

1,48

1963

1,74

1973

1,57

1983

1,42

1964

1,71

1974

1,61

1984

1,36

1965

1,69

1975

1,60

1985

1,28

Нельзя было ожидать такого же увеличения среднего числа рожденных детей в реальных поколениях, как и суммарного коэффициента рождаемости, хотя бы потому, что оно не снижалось до столь низкой величины, как суммарный коэффициент. Оно сокращалось после некоторого повышения в поколениях женщин 1950-х гг.р., обусловленного, в значительной степени, реализацией мер государственной помощи семьям с детьми в 1980-е гг. Можно, видимо, говорить о достижении его минимальной величины в поколении женщин 1973 г. р. (1,57). У женщин 1974—1978 г. р. среднее число рожденных составляет на начало 2017 г. 1,60—1,61. До окончания репродуктивного периода оно еще может у них немного повыситься.

Таким образом, уже сейчас можно говорить, по крайней мере, о стабилизации среднего числа рожденных детей в реальных поколениях женщин и некотором его повышении, начиная с поколений середины 1970-х гг. Это можно рассматривать как результат демографической политики. Но окончательно о степени ее результативности можно будет судить, когда женщины, находящиеся сейчас в активном репродуктивном возрасте, завершат репродуктивный период своей жизни и для них станет известное итоговое число рожденных детей. О ее результативности свидетельствует и увеличение доли вторых и третьих рождений в реальных поколениях женщин (табл. 3.3). Использование этих показателей представляется важным при оценке результативности мер демографической политики, ибо многие из них дифференцированы по числу детей в семье, по очередности рождения и ориентированы, прежде всего, на поддержку вторых, третьих и последующих рождений.

Таблица 3.3

Доля родивших второго ребенка среди родивших первого и родивших третьего ребенка среди родивших второго у женщин 1956—1985 г. р. (%; по состоянию на начало 2017 г.)1

Год

рождения

Доля

родивших

второго

ребенка

среди

родивших

первого

Доля родивших третьего ребенка среди родивших второго

Год

рождения

Доля

родивших

второго

ребенка

среди

родивших

первого

Доля родивших третьего ребенка среди родивших второго

Год

рождения

Доля

родивших

второго

ребенка

среди

родивших

первого

Доля родивших третьего ребенка среди родивших второго

1956

72,9

27,5

1966

60,5

24,0

1976

58,5

28,0

1957

72,7

26,9

1967

58,6

24,3

1977

59,4

28,4

1958

72,0

26,7

1968

57,2

24,5

1978

59,9

28,4

1959

70,9

26,2

1969

56,1

24,7

1979

59,9

28,0

1960

70,0

25,5

1970

54,5

25,0

1980

59,2

27,3

1961

68,9

25,0

1971

54,2

25,4

1981

58,7

26,3

1962

68,0

24,5

1972

54,8

25,7

1982

58,1

25,2

1963

66,4

24,1

1973

55,7

26,4

1983

57,2

23,6

1964

64,4

24,3

1974

56,7

27,1

1984

55,1

22,4

1965

62,4

23,9

1975

57,6

27,7

1985

52,2

21,2

Доля родивших второго ребенка среди родивших первого была максимальной у женщин 1956 и 1957 г. р. (соответственно, 72,9 % и 72,7 %). При этом имело место ее повышение по сравнению с более старшими поколениями (например, 1945 г. р. — 65,1 %, 1950 г. р. — 67,5 %), связанное в какой-то мере, как уже отмечалось выше, с реализацией мер государственной помощи семьям с детьми в 1980-х гг. В поколениях женщин 1960-х г. р. доля родивших второго ребенка существенно и неуклонно снижалась, достигнув минимума у женщин 1971 г. р. (54,2 %). У более молодых женщин величина этого показателя неуклонно повышалась и в поколениях 1978—1979 г. р. уже на начало 2017 г. составляет 59,9 %. Учитывая, что в 2017 г. этим женщинам

38— 39 лет, доля родивших второго ребенка среди них еще непременно возрастет. Даже у женщин 1983 г. р. (в 2017 г. им еще только 34 года) величина этого показателя (57,2 %) уже такая же, какая имеет место у тех, кто на 15 лет старше (1968 г. р.).

Доля родивших третьего ребенка среди родивших второго снижалась с 28,0 % у женщин 1954 г. р. до 23,9 % у женщин 1965 г. р., а в более молодых поколениях она повышается. Пока (на начало 2017 г.) максимальная ее величина у женщин 1977—1978 г. р. (28,4 %). Столь высокой величины этого показателя в России не было, по крайней мере, начиная с поколения 1944 г. р. При этом, конечно, следует иметь в виду, что итоговая величина будет еще выше (в 2017 г. женщинам 1977—1978 г. р.

39— 40 лет). У женщин 1979 г. р. доля родивших третьего ребенка среди родивших второго составляет на начало 2017 г. 28,0 %, т. е. столько же, сколько у женщин 1954 г. р. (по сути в поколении их матерей). Еще раз отметим, что у молодых поколений величина этого показателя еще повысится до конца репродуктивного периода, т. е. среди этих женщин доля родивших третьего ребенка будет несколько выше, чем в поколении их матерей.

Представляется, что такое повышение доли родивших второго и третьего ребенка в значительной степени обусловлено реализацией мер помощи семьям с детьми в последнее десятилетие.

Повышение доли или вероятности (если рассчитывать вероятностные показатели) рождения второго и третьего ребенка отмечают и другие специалисты. Например, С.Захаров отмечает это повышение и, оценивая его, пишет: «Последние оценки для вероятности третьих рождений свидетельствуют об их приближении к максимальным значениям, достигнутым представителями поколений 1950-х г. р., репродуктивная активность которых пришлась также на период активизации демографической политики в 1980-х гг. В то же время вероятность вторых рождений сегодня еще очень далеко отстоит от значений, достигнутых в 1980-е гг. поколениями 1950—1960-х г. р.»[2].

Конечно, как было показано выше, доля родивших второго ребенка даже в поколениях 1970-х г. р. с максимальной ее величиной (1978— 1979 г. р. — 59,9 %) далека от того уровня, который имел место у женщин 1956 и 1957 г. р. (соответственно 72,9 % и 72,7 %). Но здесь следует иметь в виду два обстоятельства. Во-первых, демографическая политика в отношении рождаемости, которая реализуется в России в последнее десятилетие, вероятно, в большей мере скажется на показателях рождаемости у женщин 1980-х г. р. Во-вторых, нужно учитывать, с какого уровня в реальных поколениях повышалась доля родивших второго ребенка в 1980-е гг. и с какого уровня она повышается сейчас. У женщин 1946 г. р. величина этого показателя составляет 64,3 %, а у тех, кто моложе их на 10 лет (1956 г. р.), она поднялась до 72,9 %, т. е. возросла на 8,6 п. п. У женщин 1971 г. р. она составляет 54,2 % (точка минимума), а у женщин 1978—1979 г. р. — 59,9 %, т. е. прирост равен 5,7 п. п. Таким образом, разница в приростах составляет 2,9 п. п. (8,6 — 5,7). Это значительно меньше, чем разница в максимальной величине доли родивших второго ребенка, достигнутой у женщин 1950-х г. р. и 1970-х гг.р., которая составляет 13,0 п. п. (72,9—59,9).

Значительное повышение с 2007 г. суммарного коэффициента рождаемости могло происходить как в результате роста числа рожденных детей в реальных поколениях, так и за счет сдвигов в календаре рождений (тайминговых), т. е. более раннего рождения детей под влиянием помощи семьям с детьми. После таких сдвигов неизбежны тайминго- вые провалы, т. е. существенное снижение суммарного коэффициента рождаемости. Однако не совсем правомерно говорить, что эти сдвиги не влияют на итоговое число рожденных детей в реальных поколениях женщин, а влияют только на сроки рождения ребенка. Его откладывание может рано или поздно закончиться принятием решения о нецелесообразности его рождения или невозможностью его иметь в связи с состоянием репродуктивного здоровья.

О наличии сдвигов в календаре рождений, которые могли бы быть обусловлены влиянием мер демографической политики, можно косвенно судить по динамике разницы в среднем возрасте матери при рождении детей разной очередности рождения в реальных поколениях женщин (табл. 3.4).

При реализации мер помощи семьям с детьми в 1980-е гг. разница в среднем возрасте матери при рождении второго и первого ребенка неуклонно сокращалась с поколения 1950 г. р. (4,53 года) до поколения 1963 г. р. (3,31 года), что свидетельствует о тайминоговых сдвигах. Сейчас, наоборот, она неуклонно растет вплоть до поколения 1975 г. р. (5,88 года). Некоторое ее сокращение у более молодых женщин (1976 г. р. — 5,83; 1977 г. р.— 5,70) не позволяет говорить о сближении возраста при рождении второго и первого ребенка. Процесс деторождения в этих поколениях продолжается, и средний возраст матери при рождении детей будет расти, причем при рождении второго ребенка в большей мере, чем при рождении первенца, а, следовательно, увеличится разница между ними.

Таблица 3.4

Разница в среднем возрасте матерей при рождении второго и первого ребенка у женщин 1956—1985 гг. рождения (лет; по состоянию на начало 2017 г.)1

Год

рождения

Разница в среднем возрасте матерей при рождении второго и первого ребенка

Год

рождения

Разница в среднем возрасте матерей при рождении второго и первого ребенка

Год

рождения

Разница в среднем возрасте матерей при рождении второго и первого ребенка

1956

4,13

1966

3,68

1976

5,83

1957

4,00

1967

3,97

1977

5,70

1958

3,87

1968

4,32

1978

5,51

1959

3,76

1969

4,68

1979

5,27

1960

3,57

1970

5,01

1980

5,06

1961

3,43

1971

5,33

1981

4,80

1962

3,35

1972

5,58

1982

4,49

1963

3,31

1973

5,76

1983

4,16

1964

3,35

1974

5,86

1984

3,76

1965

3,46

1975

5,88

1985

3,39

  • [1] Для сопоставимости данные за 2016 г. взяты без учета Республики Крым и Севастополя.
  • [2] Захаров С. Скромные демографические результаты пронаталистской политики в контексте долговременной эволюции рождаемости в России. Часть 2 //Демографическое обозрение. 2016. Т. 3. № 4. С. 12—13 (https://demreview.hse.ru/data/2017/02/27/1166153024/DemRev_3_4_2016_6-26.pdf).
 
Посмотреть оригинал
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы