Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Экономика arrow ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ИСТОРИЯ РОССИИ. ЧАСТЬ 1. IX—XIХ ВЕКА
Посмотреть оригинал

ХОЗЯЙСТВО РУССКИХ КНЯЖЕСТВ В ПЕРИОД ФЕОДАЛЬНОЙ РАЗДРОБЛЕННОСТИ (XIII — первая половина XV в.)

Монголо-татарское иго и его экономические последствия

Развитие феодальных отношений неуклонно вело страну к ее распаду. Феодалам, завладевшим землей и закрепостившим значительную часть крестьян, больше не нужна была сильная централизованная власть. Центробежные силы привели в конечном счете к распаду единого государства и образованию на его территории двенадцати самостоятельных феодальных княжеств — Киевского, Смоленского, Галицко-Волынского, Переяславского, Черниговского, Владимиро- Суздальского, Полоцко-Минского, Турово-Пинского, Новгородского, Псковского, Муромского, Рязанского, которые в свою очередь, как правило, делились на множество мелких уделов. Но это вовсе не означало мира, а тем более сотрудничества между ними. Между княжествами не утихала борьба, сопровождавшаяся переделом земель, образованием новых княжеств, устранением одних князей другими и захватом ими власти в соседних землях. Все это привело к тому, к чему не могло не привести — к экономическому и политическому ослаблению каждого отдельного княжества и всех их вместе взятых. Этим, естественно, не замедлили воспользоваться внешние враги восточных славян, набеги которых на русские земли раньше удавалось успешно отражать. Теперь же дело пришлось иметь с хорошо организованными, многочисленными и крайне жестокими полчищами монголо-татар.

Впервые русская земля услышала о татарах в 1223 г. Казалось, сама природа предчувствовала и предупреждала о той страшной беде, которая постигнет Русь. Летописцы сообщают, что летом этого года стояла необыкновенная засуха, горели леса и даже болота, за дымом меркло солнце и птицы падали на землю под ноги изумленным и напуганным людям. На западе наблюдали комету небывалой величины с хвостом в форме копья, обращенного на юго-восток. Тогда же из глубин Средней Азии и пришла на Русь первая волна монголо-татарских орд. К тому времени они уже покорили уйгуров, бурят и киргизов, захватили значительную часть империи Цзинь. Дотла были разрушены Пекин и десятки других китайских городов. Были покорены Хорезм, Делийский султанат, Грузия и Азербайджан. К 1222 г. монголо-татары проникли на Северный Кавказ, а в мае 1223 г. на реке Калке[1] впервые столкнулись с русскими войсками, которые совместно с половцами пытались противостоять противнику, но потерпели поражение.

Летописец записал тогда: «Из-за грехов наших пришли народы неизвестные, безбожные... о которых никто не знает, кто они и откуда пришли, и каков их язык, и какого они племени, и какой веры».

Победители шли за остатками русского войска до самого Днепра, истребляя все на своем пути. Затем они вдруг развернулись и ушли в Среднюю Азию. Через 16 лет в 1239 г. теперь уже не Чингисхан, который к тому времени умер, а Батый со своими ордами вновь напал на Южную Русь. В ходе двухлетней ожесточенной борьбы татары овладели и разграбили Киев, Переяславль, Чернигов, Владимир-Волынский и другие южные города. В городах более всего было скоплено народного достояния, и потому их разорение приносило русским землям особый урон. На огромных пространствах от Новгорода до Галича[2] дымились развалины славянских городов и сел, непогребенными лежали на земле тела русских ратников и крестьян. Русские земли буквально обезлюдели. Католический монах Плано Карпини, проезжавший в 1246 г. по южным районам Руси, насчитал тогда в цветущем некогда Киеве менее 200 домов, а «бесчисленные головы и кости мертвых людей» так и лежали незахороненными даже 6 лет спустя после татарского погрома.

Весной 1241 г. монголо-татарское войско двинулось в глубь Европы, и она буквально оцепенела от ужаса, зная, что творили татары на территории их восточных соседей. Император Фридрих II Штауфен писал тогда английскому королю: «Если татары прорвутся в Германию, то и другие царства увидят ужас грозы... Будем осмотрительны: пока враг губит соседа, подумаем о средствах самообороны». Но думать особенно не пришлось. Сосредоточив войска на территории Венгрии, Батый направился к Адриатическому морю, но овладеть побережьем не смог, силы его были серьезно подорваны в сражениях с русскими ратниками.

В 1242 г. через Боснию, Сербию и Болгарию монголо-татары ушли обратно в Среднюю Азию. Но они не покинули просторов России. В 1243 г. Батый основал на захваченных землях новое государство — Золотую Орду, простиравшуюся от Иртыша до Дуная со столицей Сарай-Бату (Старый Сарай) в низовьях Волги[3].

Русские князья были превращены в данников хана, ограниченных в своей военной, экономической и государственной самостоятельности. Унизительной и тягостной для русских князей была процедура получения ханского ярлыка на княжение, служившего законным основанием для занятия княжеского трона. Кроме того, князья были обязаны по приказу хана присылать войско для участия в походах татар.

14 видов «ордынских тягостей», включающих в себя «цареву дань», — налог, непосредственно предназначенный для хана, торговые сборы, извозные повинности, содержание татарских послов, различные «дары» и «почестья» ханским родственникам и приближенным и т. д. Все эти тяготы в конечном счете ложились на плечи простого люда.

Тяжкие потери понесли экономика и культура народа и из-за того, что татары убивали или пленили ремесленников и угоняли их в Золотую Орду. Разрушение большинства крупных торговых городов, периодические уводы в Орду искусных ремесленников привели в упадок русские ремесла, и часть производств уже не возродилась (филигрань, резьба по камню и др.).

Уплата дани означала регулярное изъятие значительной части валового продукта. Это отрицательно сказалось на уровне предпринимательской активности. Были подорваны важнейшие стимулы экономической деятельности. Процветание могло только увеличить дань Золотой Орде. Несмотря на то что на территории русских княжеств не было постоянного монголо-татарского войска, покорность завоеванных земель поддерживалась постоянными опустошительными набегами, совершавшимися с целью устрашения и грабежей. Только за последнюю четверть XIII в. татарами было совершено полтора десятка походов на Русь. Все это, естественно, не могло не задержать экономического и культурного развития восточных славян и не привести к их отставанию в движении вперед от Западной Европы. Резко сократились, в частности, традиционные внешнеэкономические связи.

И тем не менее ордынцы не учли главного: поручая князьям сбор дани, натравливая их друг на друга, они не понимали, что дозволяют расти силе, которая в конечном счете нанесет им решительный удар, и Русь освободится от их владычества.

В организации хозяйственной и культурной жизни в результате монголо-татарского нашествия нашим предкам по существу пришлось все начинать сначала.

Одним из серьезных негативных экономических последствий монголо-татарского нашествия (в связи с разорением южных плодородных земель) был вынужденный перенос центра хозяйственной жизни в северо-восточные земли, в Волго-Окское междуречье, менее благоприятное в природном отношении. Это в свою очередь существенно изменило хозяйство и быт народа. В то время как торговля и ремесленное производство находились в упадке, тем не менее экстенсивное развитие земледелия продолжалось, в результате оно постепенно превратилось в ведущую отрасль экономики. Именно в монгольский период Россия стала преимущественно аграрной страной.

Постепенно в аграрном производстве происходят положительные изменения — подсечная и переложная системы вытесняются двупольем, а затем и трехпольем (ярь, озимь и пар). Это, конечно, способствовало повышению урожайности, хотя и ненамного — урожаи зерновых не превышали сам-четыре, т. е. сбор превосходил посеянное только в 4 раза. Несколько улучшились орудия труда — стали применять сохи с железными наконечниками, в обиход входил также деревянный плуг с железным лемехом.

Дальнейшее развитие получает скотоводство, снабжавшее хозяйство тягловой силой и органическими удобрениями, а население — кожей, мехом, мясом и молочными продуктами. Не только сохранили, но и приумножили свое значение такие промыслы, как охота, рыболовство, бортничество, притом, что стало развиваться и пасечное пчеловодство. Так, постепенно благодаря упорному труду русского крестьянина на Руси не только сохранилось, но и достигло более высокого уровня сельскохозяйственное производство.

Экономическое развитие северо-восточных районов сопровождалось ростом феодальных отношений. В XIV—XV вв. в руках светских и церковных феодалов сосредоточились огромные земельные владения. Их рост происходил в основном путем насильственного захвата князьями и их дружинниками крестьянских (черных) угодий, а также экономического подчинения свободных ранее землепашцев. О росте масштабов феодальных владений говорит, например, такой факт. Если в XIV в. московскому князю Ивану Калите принадлежало 50 сел, то его потомку Василию Темному — уже 125 сел.

Много земель вместе с живущими на них крестьянами перешло и в собственность монастырей. Происходило это главным образом за счет княжеских пожалований и пожертвований феодалов с условием «моления» за них после смерти, так называемые «вклады по душе». Крупнейшими землевладельцами стали тогда Троице-Сергиев, Кирилло-Белозерский и Соловецкий монастыри. Последнему, кстати, принадлежали не только Соловецкие острова, но и большие земли на континенте.

Основной формой феодальной собственности в XIII—XV вв. по-прежнему оставалась вотчина — полное наследственное владение. Но наряду с нею начала развиваться и условная форма землевладения — поместье, т. е. определенная территория с живущими на ней крестьянами, которую князь выделял служилому человеку, дружиннику при условии несения им службы. В его обязанность входило являться по первому зову князя в ополчение на коне, полностью вооруженным и в сопровождении обслуживающих его людей. И все это за счет дружинника. В отличие от вотчины поместье нельзя было отчуждать и передавать по наследству. Служилый человек — помещик владел поместьем до тех пор, пока нес службу.

Существовала и еще одна форма условного землевладения — так называемое «кормление». Суть его состояла в том, что князь предоставлял служилым людям право собирать дань — «кормы» с населения определенной территории. Однако обе эти формы условного землевладения не получили в рассматриваемый период широкого развития и находились пока в стадии зарождения.

Какие же повинности возлагались в ту пору на зависимых крестьян? Прежде всего это был натуральный оброк, т. е. крестьянин должен был отдавать феодалу часть произведенной им продукции как сельскохозяйственного, так и домашнего производства, в последнем случае речь шла о холстах, сукне, предметах домашнего обихода и т. д.

Размеры и формы крестьянских повинностей определялись сложившимися нормами — «стариной», и каждая сторона зорко следила за неизменностью этих норм.

Меньшее значение, чем оброк, имела в это время барщина, т. е. отработочная рента, когда крестьянин обязан был с помощью своих орудий труда, тягловой силы и собственного семенного фонда вспахивать, засевать и убирать барские угодья. Кроме того, крестьянин мог привлекаться на строительство зданий, разного рода сооружений, строительство и ремонт дорог, заготовку дров и т. д. В тех регионах, где в наибольшей степени были развиты товарно-денежные отношения, например новгородских, псковских землях, существовал денежный оброк.

В XIV—XV вв. начал отмирать старинный термин «смерд», который в эпоху Киевской Руси обозначал свободного крестьянина. Отныне возникают новые термины для обозначения феодально-зависимых людей — «сироты» и «хрестиане» (крестьяне). Крестьян, закабаленных за невозвращенную ссуду, называли серебряниками, а различного рода безземельное зависимое крестьянство — огородниками и под- ворниками.

Лично свободных крестьян, которых оставалось еще немало, называли черносошными, поскольку они жили и трудились на общинных, «черных» землях, т. е. у них существовало общинное землевладение с индивидуальными наделами. Они платили дань и выполняли различные натуральные повинности в пользу верховного собственника этих земель — князя.

В Северо-Восточной Руси наряду с сельскохозяйственным производством стали развиваться города, ремесла и торговля. При этом города росли как города-крепости, поскольку все еще происходили набеги ордынцев, да и с запада границы восточных славян не были безопасными. В XIV—XV вв. возвышаются такие древние русские города, как Владимир, Смоленск, Великий Новгород, Нижний Новгород, Псков, Тверь, Коломна. Особое значение начинает приобретать Москва, заложенная еще в XII в. на вотчинной княжеской земле.

Все это были и центры политической жизни русских земель, и центры ремесленного производства. Наряду с издавна освоенными обработкой металла, дерева, кожи, кузнечным и ювелирным делом возникают и новые ремесленные специальности. В основном это происходит за счет специализации труда в рамках ранее существовавших ремесел. Так, из кузнечного производства выделяется слесарное, а из числа оружейников — лучники, тульники, пищальники. Возрождается пришедшее в упадок во времена монголо-татарского ига литейное дело, требовавшее сложного оборудования, опыта и мастерства литейщиков. В 80-е годы XIV в. на Руси начинают отливать колокола и пушки. Производство металла требует все большего количества руды. Она добывается преимущественно в новгородской земле. Железо варили в особых сравнительно небольших печах — домницах (воздух нагнетался туда мехами, приводимыми в движение водяным насосом). За сутки удавалось произвести от 70 до 100 кг готового металла. В XV в. начали строить более крупные домницы с подом около 80 куб. м и с 4 горнами.

Высокого мастерства русские ремесленники достигли в области художественных промыслов — чеканки, гравировки, черни, ювелирного дела. В XIV в. возобновляется каменное строительство. В таких городах, как Москва, Тверь, Владимир и др., строятся каменные церкви, преимущественно из белого камня (откуда и пошло выражение «Москва Белокаменная»).

Развитие производительных сил в городе и деревне, углубление территориального разделения труда вели к неуклонному развитию товарно-денежных отношений, установлению устойчивых экономических связей между различными землями Руси. Так, например, районы Поморья вывозили пушнину, Рязанская земля — хлеб. Крупными торговыми центрами становятся Москва, Великий Новгород, Тверь. В эти города свозились самые разнообразные товары, туда же за ними съезжались купцы и отдельные покупатели. Тем не менее в целом хозяйство русских земель XIV—XV вв. по-прежнему носило натуральный характер. Это объяснялось и все еще низким уровнем развития производительных сил, не обеспечивавшим производство больших масс товарной продукции, и отсутствием хороших путей сообщения, и сепаратизмом отдельных княжеств и земель с существовавшими там собственными правилами и нормами торговли и, наконец, отсутствием в обращении монет при полном господстве крупных серебряных слитков — гривен. В Великом Новгороде в XIII в. гривна содержала в себе около 200 г серебра и получила название «рубль», поскольку могла рубиться на части для осуществления расчетов.

В середине XIV в. в обращение входят монеты иностранной чеканки — золотоордынской и чешской («пражский грош»). В связи с потребностями рынка в некоторых землях начинается чеканка своей серебряной монеты. Осуществлялось это на весовой основе рубля. Естественно, что в условиях феодальной раздробленности на Руси, как, впрочем, и в других странах, не было единой монеты, что, конечно же, затрудняло торгово-экономические отношения между отдельными княжествами.

  • [1] Ныне река Кальчик, приток реки Кальмиус в Донецкой области на Украине.
  • [2] Ныне Ивано-Франковская область Украины.
  • [3] Сохранились развалины этого древнего города у села Селитренное в Астраханскойобласти.
 
Посмотреть оригинал
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы