Начало экономического возвышения Москвы

Значительную роль в экономическом развитии Руси сыграло перенесение центра экономической и политической жизни из южных районов на северо-восток в междуречье Оки и Волги (земли вятичей). Здесь еще с IX—X вв. существовали торгово-ремесленные поселения: Ростов, Владимир, Муром, Суздаль. Новые торговые центры (Москва, Кострома, Рязань, Тверь) возникали и интенсивно росли в XI—XII вв. Они были расположены на выгодных торговых путях, относительно меньше подверглись разорению. В результате упадка и разграбления южных земель именно на северо-восток потоком хлынули беженцы, нашедшие там обжитую землю. Местные князья проявили заинтересованность в приеме и расселении мигрантов. Это благоприятствовало дальнейшей колонизации северо-востока, а затем и севера. В результате здесь быстро возрастала численность населения, расширялась запашка угодий, развивались ремесла. В дальнейшем именно эти земли стали оплотом нового Русского государства и центром борьбы с Золотой Ордой.

Верхневолжская Русь была беднее Киевской Руси. Натуральное хозяйство позволяло обеспечивать жизненно важные потребности, но грабежи, возросшие фискальные платежи, упадок торговли и ремесел вызвали сокращение хозяйственного оборота. Это проявлялось даже в удешевлении кредита: в отличие от разрешенных в Киевской Руси 40 %, теперь церковь позволяла взимать в качестве платы за долгосрочный кредит лишь 12—14 %.

Экономические и социальные потрясения XIII в. надолго привели в упадок торговлю и ремесла, но постепенно жизнь налаживалась, чему в значительной степени способствовали сохранившиеся торговые связи с северными русскими землями. В русском Поволжье к XIV в. важным торговым центром стал Нижний Новгород, где активно торговали татары. К ним присоединились с азиатскими товарами армяне, новгородцы и купцы из других русских городов. Они перекупали здесь товары для торговли с Ганзой. Сами нижегородцы торговали в основном зерном. В хлебной торговле также преуспели Кострома, Тверь, Ярославль. Главная ярмарка Поволжья была в Холопьем-городке, она специализировалась на торговле хлебом и степным товаром. Мака- рьевская ярмарка, возникшая позднее, первоначально специализировалась на торговле азиатскими товарами.

До падения Великого Новгорода Москва не могла стать центром внешней торговли Руси, но уже с XIV в. она стала значительным центром внутренней торговли. По свидетельствам иностранцев, москвичи имели необычайную склонность к мелкой торговле, почти каждый житель Москвы чем-нибудь торговал. Рынки Москвы были чрезвычайно многолюдны и оживленны. Связи с Востоком породили некоторую склонность к восточной роскоши, Москва стала крупным потребителем азиатских товаров.

Торговые правила москвичей во многом были сходны с порядком торговли новгородцев. Но считалось, что московские купцы были добросовестнее, менее корыстны. Главной целью новгородцев, действовавших по примеру ганзейцев, было увеличение оборотов торговли, исключительно посреднической. Москвичи проявляли интерес к промыслово-ремесленной деятельности, стремясь использовать иноземный опыт, в особенности азиатский. Это было залогом будущего коммерческого процветания Москвы, делавшей ставку не только на торговую, но и на производственную деятельность. В то же время ремесленные производства развивали культуру труда, а соответственно и общую культуру.

После установления на юге мирных взаимоотношений с татарами большое значение приобрел Донской путь. Так, Московская Русь установила торговые связи с итальянцами, торговавшими на Танинском пути. Товары направлялись в город Данков на Дону и далее Доном до Таны (Азова), часть попадала даже в Кафу (Феодосию). По этому пути шли и товары с Волги. К Дону с Волги суда перемещались волоком. Донской путь играл важную роль в торговле Москвы с крымскими татарами. Южнотатарская торговля сосредоточилась в городе Суроже (Судаке) и имела серьезное значение для Москвы. Гости из Сурожа пользовались в Москве значительными привилегиями. Русские купцы, торговавшие в XIV—XVI вв. через Сурож с итальянскими, турецкими городами, именовались гости-сурожане. Расцвет донской торговли пришелся на XV в., но просуществовала она недолго. Ее падение было связано, видимо, во-первых, с участившимися разбойными нападениями на Дону на торговые суда рязанских и азовских казаков, а во-вторых, с переносом направлений итальянской торговли с Азией на открытые европейцами новые торговые пути. Донским путем продолжали пользоваться ногайцы, доставлявшие в Москву главным образом лошадей.

Ногайская торговля имела большое значение для Москвы, связывая Русь с народами Кавказа и даже с Персией.

Основными путями сообщения по-прежнему оставались реки. Нехватка камня не позволяла прокладывать мощеные дороги, как это было в Западной Европе. Сухопутное грузовое передвижение было возможно только зимой по замерзшим рекам и в степях. При этом дополнительные затруднения возникали из-за недостатка лошадей. При транспортировке по рекам, конечно, приходилось использовать волоки, на которых были задействованы в основном люди. Затрудняло торговлю и то, что, преодолевая пустынные территории, купцы всякий раз могли подвергнуться нападению разбойничьих ватаг или кочевников. Не стоит забывать, что рассматриваемый период — это время смут и междоусобиц. Все эти факторы существенно затрудняли развитие торговых связей и снижали предпринимательскую активность.

За исключением новгородских и северных территорий, во всех русских землях главным источником благосостояния являлось земледелие. Переселение в Верхнее Поволжье из более плодородного и теплого Приднепровья потребовало новых подходов к организации хозяйства и быта, наложило отпечаток на характер труда и торговли. Сельские населенные пункты стали мельче, чем они были в Киевской Руси. Поскольку на севере леса были более обширными и густыми, пришлось вернуться к подсечно-переложной системе земледелия в более сложной, чем прежде, форме. Еще более затрудняло поиск удобных участков обилие болот. Суглинистая почва требовала удобрений, и крестьянин вынужден был выжигать лес, чтобы на относительно короткий срок повысить плодородие почвы, а затем отправляться на поиск нового места, естественно, на северо-восток, подальше от набегов кочевников и поборов Золотой Орды.

Отметим, что колонизация происходила преимущественно мирно, в порядке не завоевания, а заселения свободных территорий, на которых лишь редко встречались островки обитания «чуди» — так называли народы угро-финской группы. При этом, по-видимому, происходила частичная ассимиляция с туземным населением, что и привело в дальнейшем к выделению в славянстве ветви великороссов (в отличие от западных ветвей — белороссов и малороссов). Часть потомков угро- финнов полностью сохранила этническую самостоятельность, проживая в соседстве с русскими. Это мордва, мари (черемисы), карелы, вепсы (веси).

Вместе с тем усилились процессы закрепления земельной собственности за служилыми людьми. Если в Киевской Руси служба у князя зачастую вознаграждалась через систему кормлений, а к XII в. денежным жалованьем (благодаря тому, что внешняя торговля предоставляла значительные денежные средства), то в период удельных княжеств эти статьи дохода стали чрезвычайно ненадежны ввиду оскудения хозяйства как князей, так и населения. Поиск более стабильных источников доходов привел к развитию землевладения. По мнению В. О. Ключевского, главный экономический интерес приближенных к князю лиц состоял теперь в стремлении «стать сельскими хозяевами, приобретать земельную собственность, населять и расчищать пустоши, а для успеха в этом деле работить и кабалить людей, заводить на своих землях поселки земледельческих рабов-страдников, выпрашивать земельные льготы и ими приманивать на землю вольных крестьян». Появлялись стимулы к прекращению миграции населения, сделать его более оседлым и закрепить на земле.

Низкое плодородие почвы вынуждало к поиску дополнительных источников жизнеобеспечения. Лес и реки давали сырье, которое можно было обрабатывать в долгий осенне-зимний период. Так издавна сложились условия для развития местных сельских промыслов, которые впоследствии стали называть кустарными. Хотя упадок и застой в развитии городских ремесел и торговли постепенно выдвинули продолжавшее развиваться земледелие в главную отрасль русской экономики, предприимчивое население освоило новые виды деятельности, такие, как смолокурение, солеварение, железное дело, лыкодерство и др. При этом не были забыты ставшие уже традиционными звероловство и бортничество.

Постоянное перемещение, новые условия существования, изменчивость и непредсказуемость природы породили новые особенности характера труда. Это, с одной стороны, наблюдательность и осторожность, необходимые в незнакомых условиях. С другой, — поскольку природа всегда могла преподнести неожиданные сюрпризы, человек должен был быть готов к риску и надежде на удачу, «на русский авось». Невозможность четко прогнозировать результаты хозяйственной деятельности сформировала склонность скорее к анализу прошлого, чем к постановке целей и определению способов их достижения. Непостоянство внешней среды сделало относительным понятие трудовой дисциплины, однако воспитало трудовую смекалку и выносливость, непритязательность и терпеливость. Эти вновь приобретенные в XIII—XV вв. качества русского характера в определенной степени встречаются по сей день в российской хозяйственной культуре.

Значительному повышению урожайности препятствовал недостаток лошадей и скота, который наблюдался практически повсеместно в русских землях. Но главное, междоусобицы и необходимость выплаты дани Золотой Орде надолго подорвали естественные стимулы к совершенствованию форм трудовой деятельности и приращению прибавочного продукта. Лишь после 1380 г., когда стало меньше ощущаться давление монголо-татарского ига, начали оживать ремесла.

В XIV в. появились мельницы, до этого зерно мололи на ручных жерновах. Стали развиваться овощеводство и садоводство, но они имели чисто потребительское предназначение. Быстро и повсеместно развивались и рыбные промыслы. Крестьяне занимались рыболовством преимущественно для удовлетворения собственных потребностей, но постепенно в коммерческих целях стали появляться и рыболовецкие промыслы. С конца XIII в. ватаги рыбаков ходили на Белое море и на Терскую сторону (на Каспийское море). Владение водами и рыбными промыслами соединялось с правом земельной собственности. Богаты рыбными угодьями были монастыри. Князья имели свои ловли и своих ловцов, которые назывались езовниками или осетрениками, их посылали ватагами во главе с ватаганом.

С XIV в. на Руси возобновилась чеканка денег. В Московском княжестве Великий князь Дмитрий Донской начал перечеканивать татарскую серебряную монету — денгу, затем в этот процесс включились и другие княжества. Господствующей денежной единицей стал серебряный рубль (первое упоминание относится к 1319—1320 гг.), полученный из нарубленной на кусочки серебряной палочки. Эти кусочки просто расплющивались, поэтому монеты были неправильной формы, весили в большинстве случаев около 0,25 фунта серебра (около 100 г), но иногда значительно меньше. При заключении сделок деньги обязательно взвешивались. В рубле содержалось 100 денег, 6 денег равнялись алтыну, в одной деньге было 4 полушки. В обращении использовались и иностранные монеты, которые принимались на вес из расчета 0,25 фунта серебра за рубль, золото оценивалось в 12 раз дороже.

Многочисленность княжеств порождала множество торговых пошлин. Главным видом пошлины было мыто, т. е. плата с воза или ладьи за проезд в определенном месте — своего рода таможенная пошлина. Кроме того, за торговлю при церквях, а это было обычным делом, взимался сбор за право торговли — десятина (10 % стоимости товара). Сборщики мыта назывались мытниками, а десятина собиралась выборными из среды купцов лицами — десятниками. Мыто собиралось в разных местах по нескольку раз и было невелико. Право взимания мыта принадлежало князьям, но они зачастую передавали или дарили это право церкви и даже частным лицам. Размеры мыта могли сильно различаться. Взимались также небольшие пошлины на пристанях (побережное мыто), на перевозах, на мостах (мостовщина), за проверку товара перед продажей (явочное мыто), за хранение товара на складах (гостиное). Кроме мыта и десятины, во времена монголо-татар взимался сбор с капитала — тамга. Тамга уплачивалась с объема продаж, при этом торговля изделиями собственного производства не облагалась. Размеры тамги тоже были неодинаковы, но, как правило, она составляла 7 денег с рубля от объема реализации. Воск облагался по 4 деньги с пуда. За уклонение от уплаты мыта взыскивалась пеня, называвшаяся «промыт», за уклонение от уплаты тамги — «протаможье».

Ряд пошлин взимался не в казну, а на благоустройство самой торговли — на строительство и поддержание в рабочем состоянии складов, на оплату и содержание караула при складах, на приобретение весов, на услуги по клеймлению и пр. Такие пошлины обычно рассчитывались от натурального объема товара, но частично и от стоимости. Когда пошлина взималась с меры, она называлась «померное». Так, для измерения объемов соли была особая мера — «плошка» или «противень», соответственно взимался и померный налог. С веса товаров взыскивалась пошлина «весчее» или «контарное» (контарь — весовая единица в 3 пуда). Весчее уплачивалось с металлов, воска, меда и других товаров. По каждому виду товаров размеры весчего различались. С продаж скота взималось «писчее», за записку от сделки (такие записки сохранялись даже в XIX в.). С продаж лошадей брали «пятенное», т. е. за наложение пятна (тавра) на каждую проданную лошадь. Взимались аналогичные пошлины также от стоимости товара, они назывались «осмничее».

Пошлины подразделялись на даражские и таможенные. Первые уплачивались на заставах, при этом тамга не взыскивалась; таможенные взимались непосредственно в городах вместе с тамгой. Даражские пошлины брали с транзитных товаров, таможенные — только при поступлении товара на рынок.

От уплаты пошлин освобождалось только духовенство, остальные торговцы независимо от сословия были обязаны платить. Однако в некоторых случаях в виде награды за особые заслуги отдельные лица или даже определенная часть населения могли получить привилегии, освобождающие от уплаты пошлин, что оформлялось соответствующей грамотой.

Система пошлин была чрезвычайно сложна и обременяла не столько размерами платы, сколько многообразием видов и размеров. Ее усложняла также произвольность установления застав (а соответственно и взимания мыта). Их установка и снятие целиком зависели от воли князя. Торговцы никогда не могли заранее спланировать размер налогов и потому завышали цену, чтобы в любом случае остаться с прибылью.

Во внешней торговле дело обстояло проще. Иностранцы русские товары вообще не облагали пошлиной ввиду их высокой прибыльности, соглашаясь с уплатой экспортных пошлин на русские товары. Ганза, сама платившая пошлины при ввозе, пошлины на русские товары не устанавливала. Пошлины на Двине, Дону и Волге не взимались ни с ввозимых, ни с вывозимых товаров. Татары довольствовались подарками от русских купцов и никаких пошлин не взимали.

Иностранцы в русских землях уплачивали некоторые особые налоги. Например, при покупке товара они уплачивали весчее, хотя русские торговцы платили его только при продаже. Соответственно весчее иноземцам приходилось уплачивать дважды (и при покупке, и при продаже). При отсутствии особых привилегий приходилось уплачивать и все остальные пошлины. Однако все пошлины иностранцы платили безропотно ввиду чрезвычайной доходности русской торговли. Высокие прибыли обеспечивались благодаря разнице в ценах между Русью и Европой, возникавшей в результате искусственной изоляции Руси, созданной Ганзой.

Таким образом, в период монголо-татарского ига и феодальной раздробленности предпринимательская активность на Руси не замерла, но продолжала развиваться, приспосабливаясь к новым условиям. Перемещение хозяйственного центра на северо-запад стимулировало взаимодействие разрозненных русских земель, а также позволило создать систему взаимоотношений с азиатскими партнерами. Сохранение центров внешней торговли с Западной Европой в Великом Новгороде и Пскове также способствовало развитию предпринимательского духа, хотя там торговля ограничивалась в основном посредничеством.

Во второй половине XIV в. северо-восточные русские княжества значительно окрепли и в экономическом, и в политическом отношении. Вновь приобрела большое влияние Тверь, усилились Суздальско-Нижегородское и Рязанское княжества. Продолжалось усиление могущества и авторитета Москвы. Возникла реальная возможность освобождения от монголо-татарского ига. Препятствия к этому сохранялись в виде противостояния друг другу наиболее сильных русских княжеств, боровшихся за свое экономическое и политическое первенство.

Инициативу объединения сил для борьбы с татарами взяла на себя Москва. Отразив нападение литовского князя Ольгерда и нанеся поражение суздальско-нижегородскому, тверскому и рязанскому князьям, Московское княжество подготовило необходимые военно-политические предпосылки для решающего сражения с силами Золотой Орды. Уже в 1378 г. в сражении на реке Воже в рязанской земле русские дружины впервые одержали победу в открытом бою над татарским войском. Пытаясь восстановить пошатнувшееся господство Золотой Орды над русскими землями, темник Мамай собрал огромное войско и заключил союз с литовским князем Ягайло. Кроме того, он рассчитывал на измену рязанского князя Олега. В то же время в Москве для борьбы с монголо-татарами по существу со всех русских земель собралось многочисленное ополчение, основу которого составляли горожане и крестьяне. Возглавил его Великий князь московский Дмитрий Иванович, позднее за победу на Куликовом поле названный Донским (княжил в период 1359—1389 гг.). В исторической Куликовской битве 8 сентября 1380 г. Мамай потерпел поражение. И хотя эта крупная победа русского воинства еще не принесла полного освобождения от татарского владычества, но всем стало ясно, что до полной свободы уже не так далеко, а Москва при этом окончательно закрепила за собой первенство среди русских княжеств и свое политическое и моральное право на собирание вокруг себя русских земель и создание единого, централизованного русского государства.

Вопросы и задания для самоконтроля

  • 1. Какую роль сыграло монголо-татарское иго в политическом и экономическом развитии древнерусского государства?
  • 2. Охарактеризуйте экономический механизм взимания дани (ордынского выхода).
  • 3. Какие политические и экономические разногласия возникли между Центром и регионами (Новгород, Псков и другие «порубежные» города) в связи с возвышением Москвы?
  • 4. Какие экономические отношения развивались у Великого княжества Московского с Ганзой?
  • 5. В чем причина вражды двух древнерусских государств — Великого княжества Московского и Великого княжества Литовского?
  • 6. Как изменилась политическая и экономическая роль Московского государства с образованием митрополии, а затем — введением патриаршества?
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >