Феодальные сословия централизованного государства. Поместная система

При Великом князе Иване III, получившем после присоединения Твери в конце XV в. титул «государя всея Руси», было не только завершено в основном собирание земель вокруг Москвы, но и заложен фундамент Русского централизованного государства в форме феодальной монархии. Было положено начало образованию централизованного государственного аппарата в виде приказной системы, были созданы вооруженные силы, находящиеся в непосредственном подчинении московского князя, положено начало единому государственному законодательству (Судебник 1497 г.). Было покончено с зависимостью от татарских ханов.

Иван III заложил основы экономической политики Русского централизованного государства, направленной на ликвидацию остатков феодальной раздробленности и создание социальной опоры центральной власти — служилого дворянства.

Экономической основой феодальной раздробленности страны являлось господство крупной феодальной земельной собственности, сосредоточенной в руках феодальной аристократии, светской и духовной, — князей, бояр, а также церкви и монастырей. Для ликвидации феодальной раздробленности и преодоления сепаратистских тенденций требовалось разрушение экономического могущества князей и бояр путем изменения форм землевладения и создания земельного фонда для содержания военного служилого сословия — дворянства.

Главным средством достижения поставленных целей стало создание поместной системы землевладения, игравшей на протяжении столетий огромную роль в укреплении государства и его развитии. В отличие от вотчины, представлявшей собой полную безусловную феодальную собственность на землю и составлявшей экономическую базу феодальной раздробленности (замкнутости), поместье было условной собственностью, непосредственно связанной с военной и государственной службой феодала великому князю, а затем царю Московского государства. Поместье давалось только за службу, на время службы и передавалось от отца к сыну только при условии его поступления на государственную службу. Верховным собственником земли являлось феодальное государство, олицетворенное великим князем — позднее царем.

Условное землевладение не было абсолютно новым явлением и существовало в период феодальной раздробленности. Представители феодальной аристократии принимали на основе вассалитета на службу мелких феодалов, наделяя их землей с жившими на ней крестьянами. Однако в XV в. поместье приобрело новое значение. Оно стало средством материального обеспечения людей, находящихся на военной и гражданской службе у великого князя, только от него зависимых и только ему служащих. Новое служилое сословие — дворянство — стало социальной опорой московского князя в борьбе с внешней опасностью и внутренним сепаратизмом.

Раздача земель в вотчины была фактически прекращена. Государственный земельный фонд, сформированный в результате присоединений новых территорий, конфискации земель сепаратистски настроенного боярства и «черных» земель (т. е. земель, заселенных свободным крестьянством), распределялся между служилыми людьми из среды мелких землевладельцев, вольных людей, бывших боярских холопов.

На наиболее сепаратистски настроенных территориях широко применялся вывод местных крупных землевладельцев и богатых купцов с конфискацией их земель. Наиболее крупная по масштабу операция вывода была применена в процессе присоединения Новгородской республики к Московии (1471—1480 гг.). Здесь конфискации было подвергнуто более половины феодальных владений, в том числе значительная часть монастырских и церковных земель. Старое крупное и среднее новгородское землевладение было уничтожено, а бояре переселены на основную территорию Московии. На конфискованных землях были размещены около 2 тыс. помещиков, присланных из Московского княжества. Подобная схема вывода непокорных бояр была применена и на других землях (на псковских, вятских), а наибольший размах и логическое завершение получила при Иване Грозном во времена опричнины (1565—1572 гг.).

Поместная система стала экономической основой феодального Русского государства и материальной базой его военной организации.

Процессы централизации вызвали серьезные преобразования в сложившейся социальной структуре. Вершину иерархической лестницы занял великий князь московский — крупнейший землевладелец, владевший дворцовыми и черносошными (чернотяглыми) землями. Дворцовые земли находились в частной собственности князя и его семьи (составляли его домен). Крестьяне на дворцовых землях исполняли оброк и барщину и управлялись дворцовыми слугами. Черносошные земли принадлежали великому князю как главе государства и управлялись наместниками. Черносошные крестьяне несли тягло в пользу государства. Черносошные и дворцовые земли могли жаловаться в собственность феодалов за службу государству.

Удельные князья (княжата) в присоединенных землях по мере подчинения их московскому князю превратились сначала в вассалов, затем в подданных великого князя московского, произошло «обо- яривание князей». Бояре — крупные землевладельцы, представители родовой аристократии — вотчинники также стали вассалами, а затем подданными великого князя. В середине XV в. бояре еще составляли основную часть господствующего сословия и обладали значительными правами на землю (с жившими на ней крестьянами). Они имели право ее менять, передавать по наследству, отчуждать, управлять. В соответствии с иммунитетными грамотами (тарханами) они могли вершить суд, проводить сбор податей. Боярское землевладение часто не совпадало с границами удельных княжеств, поскольку они имели «право отъезда», т. е. могли менять сюзерена, не лишаясь прав землевладения. К середине XV в. вассальные отношения боярства с их удельными князьями объективно утрачивали свое значение, заменяясь подданством великому князю. В целях укрепления великокняжеской власти происходило изменение положения старой феодальной знати путем изъятия ряда иммунитетных прав. Было ограничено, а затем отменено (приравнено к государственной измене) «право отъезда», вотчины стали приобретать характер условного землевладения (за службу князю), суд по наиболее тяжким уголовным преступлениям (душегубству, разбою, татьбе) был передан в ведение великокняжеских наместников. Выдача тарханных грамот была прекращена. Боярское звание было заменено придворным чином (бояр и окольничих), жалуемым великим князем. Теперь принадлежность к верхушке феодальной знати регулировала центральная власть. Тем не менее привилегированное положение боярства сохранялось и передавалось по наследству. Они оставались крупнейшими землевладельцами, эксплуатировали крестьян, холопов и кабальных людей, вершили управление и суд над ними, освобождались от податей и повинностей, входили в состав совещательного органа при князе, называемого Боярской думой. Бояре занимали ведущие должности в системе государственного управления, при дворе и на военной службе в зависимости от продолжительности и значимости рода. Такой принцип формирования аппарата управления носил название местничества. Он был необходимым условием поддержания гражданского мира и согласия на этапе объединения земель, но постепенно превращался в препятствие к усилению центральной власти.

Образование централизованного государства и укрепление его военной организации требовали насаждения феодального служилого сословия — дворянства. Это происходило в процессе распространения поместной системы землевладения и ограничения прав феодальной аристократии. Владельцы поместных земель не могли передавать землю по наследству, отчуждать ее, не входили в Боярскую думу, в системе местничества не могли занимать высшие чины в аппарате управления. Дворянство зависело от государственной власти и стремилось к ее укреплению. Дворяне являлись военной и социальной опорой московского князя в борьбе против других князей, бояр, внешних врагов и бунтующего крестьянства. Они были обязаны являться на войну «конны, людны и оружны», т. е. на своих лошадях, со своим вооружением, со своими слугами в количестве, пропорциональном пространству и качеству владеемой ими земли. Являясь мелкими и средними феодалами, дворяне были заинтересованы в расширении государственного земельного фонда за счет как внешней экспансии, так и конфискации земель старой аристократии. В то же время скромные размеры поместья требовали увеличения барской распашки, усиления эксплуатации крестьянства, что приводило к посягательству на его права.

В XVI в. социальная политика государства, направленная на формирование поместной системы землевладения, дальнейшее ограничение прав и привилегий старой аристократии и окончательное превращение ее в служилое сословие, была продолжена и завершена. При этом применялись более жестокие и решительные меры. Одним из наиболее важных мероприятий в этом ряду явилось наделение в 1550 г. поместьями вокруг Москвы (испомещение) 1070 «лучших слуг». Размер поместий был неодинаков и находился в прямой связи с занимаемым командным постом в армии или должностью в государственном аппарате (в зависимости от чина). Наделение служилых людей землей под Москвой стало одним из звеньев земельной реформы 1550-х годов, смысл которой состоял в установлении прямой связи крупного феодального землевладения с военной службой государству и зависимости характера этой службы от размеров землевладения.

В 1555 г. было введено Уложение о службе с вотчин и поместий, где определялось, что вотчинники, как и помещики, обязаны нести военную и прочую государеву службу. Величина же земельного оклада устанавливалась в зависимости от родовитости служилого лица и от его чина по службе. Помимо земельных окладов назначалось и денежное довольствие (которое выплачивалось крайне нерегулярно). В зависимости от размера земельного пая устанавливался объем требований к несению воинской службы. С каждых 100 четвертей земли в одном поле должен был являться 1 человек на коне и в доспехах. По мере укрепления центральной власти различия между поместьем и вотчиной стирались. Право распоряжения вотчинами ограничивалось. Вместе с тем появилось новое понятие — жалованная вотчина — за службу. Права же по распоряжению поместьем постепенно расширялись. После Смутного времени стало допускаться наследование поместий вдовой и детьми покойного. Был разрешен обмен поместий. Все это свидетельствовало о постепенной консолидации различных феодальных групп в единое служилое сословие и нивелировании различий между различными формами феодального землевладения. Окончательно различия между поместьями и вотчинами исчезли в XVIII в.

Важными условиями проведения реформы феодального землевладения явились формирование и наращивание земельного фонда, находящегося в распоряжении государя и используемого для материального вознаграждения служилых людей. Такая «программа инвентаризации земель» была провозглашена уже на Стоглавом соборе в 1551 г. и проведена в жизнь на протяжении 1550-х годов. Программа учета земельного фонда осуществлялась не только в целях перераспределения земель в пользу дворянства, но и исходя из финансовых потребностей государства. Была введена новая единообразная и крупная единица налогообложения — соха (или «большая московская соха»). Между тем земельный фонд оскудевал. К концу XVI в. стала образовываться социальная группа беспоместных дворян. Кроме того, по мере распространения огнестрельного оружия все большее значение стали приобретать специальные воинские подразделения стрельцов, пушкарей, ямщиков и т. п. Будучи набранными из низших слоев населения, они не являлись дворянами, но были «служилыми людьми по прибору». Проживая с семьями в пригородной зоне, они тоже нуждались в земельных наделах.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >