Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Экономика arrow ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ИСТОРИЯ РОССИИ. ЧАСТЬ 1. IX—XIХ ВЕКА
Посмотреть оригинал

Экономическое развитие России в послепетровские десятилетия XVIII в.

Прогрессивное развитие народного хозяйства и экономической мысли в XVIII в. было характерно и для послепетровского времени. Примером тому явились труды Михаила Васильевича Ломоносова (1711—1765). Будучи гениальным ученым, он не оставался кабинетным мыслителем, и как горячий патриот и носитель передовой науки своего времени глубоко интересовался экономическим положением страны, будущим ее народа. Он понимал недостаточность земледельческого хозяйства и в работе «Первые основания металлургии или рудных дел» считал поиски металлов главной задачей геологии, важным делом для последующего развития металлургии. Для облегчения разведок он проектировал составление «общей системы минералогии российской». М. В. Ломоносов был энтузиастом промышленного развития и сам обогатил технику производства красок, стекла, пороха, фарфора, усовершенствовал технику мореходства, астрономии, гидравлики, работы мельниц и т. д. Выдвигая технические проекты, он давал им экономическое обоснование.

В соответствии с меркантилистическими идеями М. В. Ломоносов выступил в 1755 г. за исследования морского пути в Индию из Архангельска через Северный Ледовитый и Тихий океаны, развивая экономическое обоснование своих предложений. Он добился снаряжения экспедиции П. В. Чичагова и составил для нее «Примерную инструкцию». Для него актуальной представлялась задача освоения богатства Севера, ибо он считал, что «богатство России будет прирастать Сибирью». М. В. Ломоносов руководил составлением Атласа России и проектировал (еще в 1739 г.) статистическую анкету для сбора сведений о торговле, ремесле и фабриках. Выставленный им проект создания «экономического лексикона» с обозначением товаров и их происхождением начал осуществляться в 1763 г., и сам М. В. Ломоносов составил «Реестр российским продуктам». В 1759 г. он предложил издание экономической газеты «Внутренние российские ведомости» для осведомления купцов о местах избытка и недостатка тех или иных товаров. М. В. Ломоносов явился основоположником экономической географии.

Отстаивая прогрессивное развитие производительных сил России и ее экономическую независимость, М. В. Ломоносов одобрял активное вмешательство государства в экономическую жизнь, протекционизм и даже запрет ввоза некоторых товаров. Соединяя меркантилизм с идеями просвещенного абсолютизма, он восхищался деятельностью Петра I и в 1755 г. написал «Слово похвальное Петру Великому». Как и И. Т. Посошков, труд которого, как мы знаем, был М. В. Ломоносову известен, он был убежден в неограниченности экономической власти русских императоров. В отличие от западноевропейских меркантилистов он не игнорировал интересы сельского хозяйства, поскольку Россия оставалась аграрной страной.

Как показывает письмо к Шувалову от 1 ноября 1761 г., М. В. Ломоносов собирался написать большое экономическое исследование о промышленности, торговле, сельском хозяйстве и «лучшей государственной экономии вообще». Однако неизвестно, было ли написано это сочинение. Зато в том же письме М. В. Ломоносов систематически изложил вопрос «О размножении и сохранении российского народа», полагая, что именно в населении состоит величие и богатство страны. Он выступал при этом против женитьбы слишком молодых людей, «к супружеской должности неспособных», а также браков стариков с молодыми девушками и насильственных браков, так как, «где любви нет, там ненадежно и плодородием». Вместе с тем он рекомендовал запрет монашества мужчинам до 50 лет и женщинам до 45 лет, выступал за устройство приютов для внебрачных детей, считал важным проведение реформы медицинского дела. Он полагал необходимым изменение календаря постов и праздников, поскольку неумеренность после длительных постов увеличивала смертность населения. Важное значение имели его предложения о расширении иммиграции иностранцев и особенно об облегчении податей, уменьшении рекрутских наборов, спасаясь от которых крестьяне бежали из деревень.

Понятно, что не все рекомендации и предложения таких великих умов России, как М. В. Ломоносов, доходили до власть имущих, не все из них и принимались, но тем не менее очевидно и другое. Многим положительным и эффективным начинаниям в экономической политике страны в разные времена мы обязаны их гению. Взаимосвязь и взаимовлияние экономической идеологии и экономической жизни общества в большей или меньшей степени всегда себя проявляли, тем самым обеспечивался и экономический, и общественный прогресс.

Благодаря активной созидательной политике страны в петровские и послепетровские времена во второй половине XVIII в. Россия превратилась в сильнейшее государство Восточной Европы. Дальнейший прогресс страны был связан с деятельностью императрицы Екатерины II, так же как и Петр I, получившей за ее вклад в укрепление могущества державы титул Великой. За время ее правления значительно выросла территория страны. В результате победоносных войн с Турцией к России были присоединены Крым, Северное Причерноморье, Приазовье и Предкавказье. В результате разделов Польши в состав России вошли Правобережная Украина, Белоруссия, Литва и Курляндия. Были присоединены также калмыцкие степи, Горный Алтай, Аляска, Курильские и Алеутские острова. К началу XIX в. территория Российской империи составляла уже 16,8 млн кв. км. Численность населения страны с 19 млн в 1762 г. к 1796 г. выросла почти в 2 раза и составила 36 млн человек. За счет расширения территории страны значительно возрос ее потенциал, ускорился процесс первоначального накопления капитала. В то же время в экономике все в большей степени проявляет себя противоречие между неуклонно развивающимися ростками капитализма и устаревающим феодальным укладом. Рост капитализма проявлял себя в расширении сферы товарно-денежных отношений, в развитии процесса первоначального накопления капитала, все большем и большем применении наемного труда в промышленности и сельском хозяйстве, росте количества мануфактур капиталистического типа, в социальном расслоении крестьянства.

Во второй половине XVIII в. в стране растут города, увеличиваются масштабы промышленного производства, развивается внешняя торговля, что, естественно, приводит к росту емкости рынка сельскохозяйственных продуктов, и прежде всего хлеба. В больших объемах его начинают вывозить за рубеж, особенно в Англию, где начался в то время промышленный переворот и еще со времен огораживания резко сократились площади выращивания сельскохозяйственных культур. Развитию внешнеторговых связей благоприятствовало завоевание Россией выхода к Балтийскому, Черному и Азовскому морям.

Сельскохозяйственное производство растет в это время как экстенсивным (за счет расширения площадей сельскохозяйственных угодий), так и интенсивным путем (путем более широкого применения плуга вместо сохи, органических удобрений, расширения посевов пшеницы, технических культур). В некоторых помещичьих хозяйствах начинается работа по проведению агрокультурных мероприятий, направленных на улучшение плодородия почвы и повышение урожайности выращиваемых продуктов. Массовой же интенсификации сельскохозяйственного производства препятствовала сохранявшаяся крепостническая система.

В это время в основном уже определились основные районы сельскохозяйственного производства — Черноземный Центр, Среднее Поволжье, и потребляющие районы — нечерноземная полоса. Происходит дальнейшее хозяйственное освоение южных, степных территорий Украины, в котором наиболее активную роль играют государственные крестьяне, беглые крепостные и иностранные колонисты, которые приглашаются в большом количестве в страну правительством Екатерины И. Последние, как правило, вели фермерские хозяйства. За счет пожалованных императрицей земель здесь же создаются крупные помещичьи имения, где рабочей силой служили опять же крепостные крестьяне. Близость Черного моря позволяла, в частности, выращиваемую в этих районах страны пшеницу в больших количествах экспортировать за границу. Это стимулировало помещиков интенсифицировать труд крепостных, эксплуатация их усиливалась.

В частности, в 1783 г. на Левобережной Украине и ее южных районах, на Дону и в Кавказской губернии был запрещен переход крестьян от одного помещика к другому. В 1780-х годах крепостные составляли 53 % общего количества крестьян в стране. Личная власть помещиков над крестьянами значительно возросла. Они получили право ссылать крепостных в Сибирь на каторгу, сдавать вне очереди в рекруты. Крестьянам было запрещено жаловаться на своих хозяев. При этом жаловаться было на что, ибо, кроме жестокой эксплуатации их труда, крестьяне нередко подвергались страшным унижениям и издевательствам со стороны своих помещиков. Широко известен реальный пример крайней жестокости по отношению к своим крепостным Дарьи Салтыковой (Салтычихи), загубившей жизни более сотни своих крепостных. Дело стало известно при дворе, помещица была посажена в монастырскую тюрьму, но это, пожалуй, единственный пример, когда власть приняла реальные меры в защиту своих подданных. Примеры жестокостей и издевательств по отношению к «людям» нашли широкое отражение в отечественной художественной литературе, например в произведениях А. С. Пушкина, И. С. Тургенева и многих других.

Во второй половине XVIII в. происходят изменения в характере крестьянских повинностей — роль натурального оброка резко падает и основной формой феодальной ренты, особенно в Черноземном Центре, становится барщина. На барщине в это время состояли три четверти помещичьих крестьян. Чтобы поднять интенсивность их труда, помещики вводили «уроки», удлиняли продолжительность рабочего дня, количество дней работы на господском поле. И если обычно крестьяне работали на помещика не менее 3 дней в неделю, то бывали примеры и того, что крестьяне трудились на барском поле всю неделю.

В нечерноземной полосе — Костромская, Нижегородская, Ярославская губернии, где барщинное хозяйство было уж совсем невыгодным, большинство крестьян находилось на денежном оброке.

Усиление тягот оброчных крестьян в это время выражалось в значительном росте суммы денежного оброка. Скажем, если в 60-х годах

XVIII в. он составлял 1—2 руб. с мужской души, то в 90-х годах оброк вырос до 5 руб., а с учетом натуральных повинностей — до 10 руб.

На оброке находились дворцовые крестьяне, которых насчитывалось не менее 7 % всех крестьян, и, как правило, государственные крестьяне, а это 4,9 млн душ мужского пола, или 38 % всего крестьянского населения. Положение этих крестьян было несколько лучше, чем частновладельческих, но назвать его благополучным тоже было нельзя.

Естественно, что в таких условиях о развитии и укреплении крестьянских хозяйств говорить не приходилось.

Иногда помещики переводили крестьян на так называемую месячину. Смысл ее в том, что крестьян лишали собственного надела и целиком использовали на барщинных работах, выдавая им ежемесячное материальное содержание. Стоит ли в данном случае говорить об уровне благосостояния этих практически безземельных рабов?

Несмотря на все эти усилия помещиков, их собственное благосостояние не только не росло, но, как правило, ухудшалось. Это проявлялось, в частности, в массовом и быстром росте задолженности дворян кредитным учреждениям и ростовщикам.

Поскольку денежный оброк был довольно широко распространен, это способствовало укреплению связей оброчных крестьянских хозяйств с рынком. Характер этих связей во многом зависел от имущественного положения крестьян. В хозяйствах зажиточных крестьян начали развиваться товарные отрасли производства — выращивание льна и конопли, молочное скотоводство, огородничество, садоводство. Эти крестьяне основывали различные предприятия и промыслы — строили мельницы, винокурни, постоялые дворы, занимались рыболовным промыслом.

Связь с рынком сельских бедняков выражалась в том, что они продавали свою рабочую силу как в деревне, так и в городе. Работа по найму в городах, или отходничество, в России того времени являлась одной из форм отделения производителей от средств производства.

Стремление дворян и поддерживающего их правительства усилить гнет крестьян не могло не вызвать с их стороны сопротивления, что и вылилось в конечном счете в грозное Крестьянское восстание 1773— 1775 гг. под предводительством Емельяна Пугачева. Это народное возмущение охватило огромную территорию — Поволжье, Урал, Башкирию. В выступлении приняли участие казачество и работный люд с Урала.

Как известно, это самое большое в истории России крестьянское восстание потерпело поражение, но оно не осталось без последствий. В конечном счете и правительство, да и многие крепостники начали понимать, что их власть над простыми людьми должна иметь какие-то пределы.

Во второй половине XVIII в. происходило дальнейшее и весьма активное развитие мануфактурного производства, и если, скажем, в 1725 г. их насчитывалось в стране около 200, в 1767 г. — 663, то в 1799 г. их было уже не менее 1200. Особенно быстрыми темпами развивалась металлургия, количество, в частности, доменных печей за вторую половину века практически удвоилось, они стали мощнее и по-прежнему давали чугун лучшего качества и в большем объеме, нежели английские.

В больших объемах выплавлялось и железо. Так, в 1770 г. в стране выплавляли 5 млн пудов, а это было на 40 % больше, чем в Швеции, и на 60 % больше, чем в Англии. К 1800 г. выплавка стали достигла в России 10 млн пудов. Страна по производству металла занимала в это время первое место в мире и в больших количествах продавала его за рубеж. При этом 70 % металла, импортируемого Англией, было из России.

Надо отметить, однако, что в русской металлургии этого периода начинает вызревать проблема, которая уже в недалеком будущем проявит себя в полной мере. Дело в том, что в Европе, и в частности в Англии, началась промышленная революция и доменное производство там стали переводить на каменный уголь. В России же по-прежнему использовали древесный уголь.

Быстрый рост мануфактур наблюдался и в текстильном, особенно в хлопчатобумажном, производстве. К концу XVIII в. в стране насчитывалось 249 хлопчатобумажных предприятий. Заметно выделялось в этом отношении село Иваново, где выработка и набивка тканей развивались на базе крестьянских полотняных промыслов.

Особенность развития мануфактурного производства во второй половине XVIII в. заключалась в количественном росте предприятий капиталистического типа, о чем говорят данные по росту числа наемных рабочих в промышленном производстве. Так, если в 1760-е годы во всей промышленности России трудилось около 100 тыс. наемных рабочих, а с учетом занятых на речном транспорте (бурлаки, судовые рабочие, грузчики и пр.) — 220 тыс., то в конце века в промышленности их насчитывалось уже 220 тыс., а в целом по стране — 420 тыс. В это время наемные рабочие в крупной промышленности составляли не менее 40 % занятых, а с учетом надомников наемный труд уже начал преобладать над крепостным. Наибольший удельный вес наемного труда (до 90 %) наблюдался в текстильном производстве.

Таким образом, силой объективных обстоятельств независимо от официально существовавшего социально-экономического устройства общества неуклонно происходил процесс капитализации экономической жизни.

В мануфактурном производстве страны началось также перерастание мелкого товарного производства — крестьянские промыслы и городское ремесло — в капиталистическую мануфактуру. Это означает, что данные формы производства начинают работать непосредственно на рынок, в то время как раньше они выполняли заказы вполне конкретных потребителей их продукции или услуг.

Особенно широкое распространение крестьянские промыслы имели в нечерноземной полосе страны, что, в общем, вполне понятно, так как это зоны критического земледелия, получение урожаев здесь сопряжено с риском, да и в целом эффективность хозяйствования в этих регионах значительно ниже, чем на черноземных, более плодородных землях. Все это вынуждало крестьянство Нечерноземья искать дополнительные заработки, чтобы как-то обеспечить себе хотя бы относительное благосостояние.

Наиболее известны были промыслы в селах Богородское, Иваново, Кохма, где производились льняные, шелковые и бумажные ткани, известные даже за рубежом. В селе Павлово Нижегородской губернии в конце XVIII в. работали 4 стальных «завода» и 323 слесарных мастерских, производивших ножи, замки, ружья на общую сумму 240 тыс. руб. в год.

Широкое распространение имели деревообрабатывающие промыслы, гончарное, кирпичное, мыловаренное, свечное производства. При этом основная масса производителей-кустарей, не выдерживая конкуренции, постепенно разорялась и превращалась в наемных рабочих.

Все еще сохранялись и вотчинные мануфактуры, многие из которых занимались винокурением, производством сукна, полотняных тканей. Естественно, существовали и казенные предприятия, но доля их по сравнению с петровскими временами значительно упала. Часть из них в целях повышения эффективности производства была передана в частные руки. За государством оставались некоторые горные и военные заводы, судостроительные верфи, отдельные предприятия легкой промышленности. Эти предприятия работали по заказам казны и мало были связаны с рынком.

Не исчезли пока, особенно в уральской горно-металлургической промышленности, и посессионные мануфактуры, на которых, как известно, земля, недра и рабочая сила находились в условном владении собственников предприятий. В конце XVIII в. на этих предприятиях трудились 44,6 тыс. посессионных мастеровых, 319 тыс. крепостных крестьян, отрабатывавших подушную подать, и только 27 тыс. наемных рабочих. Таким образом, в значительной мере в горно-металлургической промышленности России в это время по-прежнему сохранялся и даже преобладал крепостной труд. С одной стороны, это было неизбежно, так как тяготы труда на такого рода производстве не привлекали в достаточных масштабах наемную рабочую силу. С другой стороны, использование дешевого труда подневольных людей консервировало отсталость производительности и эффективности на этих предприятиях. Там все еще преобладал ручной труд, и переход к машинному производству происходил крайне медленно. Так, изобретения русских специалистов подолгу не находили себе применения в горно-металлургической отрасли. Примером тому может служить, скажем, тот факт, что паровая машина была изобретена И. И. Ползуновым на Колывано- Воскресенском заводе еще в 1765 г., т. е. на два десятилетия раньше, чем это сделал Дж. Уатт в Англии. Но тогда она не нашла себе применения в крепостнической России, а впоследствии, как известно, страна стала закупать машины за границей.

Значительное развитие производства во второй половине XVIII в. неизбежно приводило к расширению внутреннего рынка. Этому во многом способствовала отмена при императрице Елизавете Петровне в 1753 г. внутренних таможен. Вместо них была введена добавочная пограничная пошлина на внешнеторговый оборот в размере 13 % цены товара. Изменения во внутренней торговле проявились и в изменении характера работы русских ярмарок, теперь это уже не периодические транзитные торги, а постоянно действующая форма торговли. При этом такие крупные ярмарки, как Макарьевская, Ирбитская и ряд других, обрастают сетью более мелких периферийных ярмарок. Число ярмарок в стране растет, в 1770-е годы их насчитывается уже свыше полутора тысяч.

Не теряет своего торгового значения и Москва, куда по-прежнему свозятся самые различные товары со всех концов страны.

Во второй половине XVIII в. продолжает расширяться и внешнеторговый оборот, и если в 1760-х годах он составлял в среднем 21 млн руб., то в 1790-е годы он возрос до 81 млн руб. При этом важно отметить, что торговый баланс продолжал оставаться активным. По-прежнему страна вывозила и промышленные, и сельскохозяйственные товары, но преобладали все-таки вторые. Первое место в вывозе принадлежало пеньке, затем шли лен, кожа, сало, пушнина, лес, смола, поташ. Вывоз хлеба в это время не имел больших масштабов. Среди промышленных товаров, вывозимых за границу, заметно выделялось железо, которое в основном везли в Англию, но также и в другие страны.

Русский импорт был представлен такими товарами, как красители и предметы потребления господствующих слоев страны: дорогие ткани, сахар, кофе, вина. Из Китая, как и прежде, привозили чай, шелковые и хлопчатобумажные ткани. Из Средней Азии везли скот, хлопчатобумажные ткани.

В целом внешнеторговая политика русского правительства продолжала носить протекционистский характер, защищая молодую отечественную промышленность от внешней конкуренции.

XVIII в. был отмечен неоднократными войнами, которые вела Россия за обеспечение своей безопасности и расширение возможностей выхода к морям как одному из основных условий ее экономического развития. Наряду с большими финансовыми затратами на развитие отечественной экономики, это требовало огромных финансовых средств. Финансов требовал и расширяющийся государственный аппарат, и расточительство царского двора, особенно во времена царствования Екатерины И. В частности, за время ее правления с 1762 по 1796 г. расходы государства выросли с 17 до 78 млн руб. По бюджету 1796 г. 88 % средств шло при этом на армию и государственный аппарат, 11 % — на содержание двора и лишь 1 % направлялся на просвещение, здравоохранение и благотворительность.

За счет чего же формировался такой огромный бюджет? Более трети бюджетных поступлений составляла подушная подать, 40 % — косвенные налоги, что также во многом ложилось тяжким бременем на простое население страны. Сюда же относились и промысловые сборы: таможенные, налог на соль, питейный налог, составлявший более 28 % доходов государства. Однако и при этом дефицит государственного бюджета составлял не менее 20 млн руб. Для его покрытия в царствование Екатерины II впервые в истории России в 1769 г. в обращение были выпущены бумажные деньги, получившие название ассигнаций. Поскольку дефицит государственного бюджета носил хронический характер, выпуск ассигнаций возрастал, что, естественно, приводило к их обесценению и падению их стоимости относительно серебряных монет. Серебро исчезало из обращения, и к концу XVIII в. рубль ассигнаций приравнивался к 69 коп. серебра.

Другим средством покрытия дефицита бюджета было увеличение податных сборов. Так, за период с 1763 по 1796 г. общая сумма подушного налога с населения выросла в 4,5 раза, при этом напомним, что от уплаты налогов были освобождены дворянство и духовенство. Это, естественно, значительно сокращало налоговую базу.

Вышеперечисленные меры не могли в полном объеме решить проблему бюджета, правительство опять же впервые в истории страны прибегло к государственным заимствованиям, как внутренним, так и внешним. Внутри страны государство «заимствовало» в своих же банках, а внешний заем был впервые взят в 1769 г. в Амстердаме, впоследствии данная мера предпринималась неоднократно. Это привело к тому, что в конце XVIII в. сумма всех внешних займов составляла уже 41 млн руб., или более половины государственного бюджета.

Сами по себе внешние займы могут быть и выгодными и их можно приветствовать, но только в том случае, если средства направляются на производительное потребление. Но в России того времени займы шли в основном на непроизводительные нужды, потому выгода от них была минимальной. При этом только уплата процентов по долгам составляла свыше 5 % бюджета. Единственной положительной стороной государственных заимствований было то, что отчасти это все-таки являлось одним из средств первоначального капиталистического накопления в России.

Выше уже указывалось на то, что, с одной стороны, в стране, особенно во второй половине XVIII в., происходил процесс капитализации экономики, а с другой — сохранялись крепостнические отношения, они вели к кризисным последствиям и для крестьянских, и для помещичьих хозяйств. Теперь уже не только крестьяне, но и помещики не всегда сводили концы с концами. В силу этих причин экономика нуждалась в кредитных средствах, потому в 1754 г. в России открывается Государственный заемный банк — первый банк в истории страны. Он состоял из двух отделений, практически это были два самостоятельных банка. Один из них был призван выдавать кредиты помещикам, а другой — купцам. Первый из них кредитовал под 6 % годовых не более чем на 3 года под залог земли и крестьянских душ. За последующие 13 лет было выдано кредитов на 3,7 млн руб., но экономическое положение помещичьих хозяйств не улучшалось, отдавать кредиты было нечем, сроки их погашения неоднократно продлевались, но и это не спасало положения. В 1786 г. был учрежден новый заемный банк. Он стал выдавать кредиты уже на 20 лет, но и это не сильно улучшило положение дворянских поместий. Многие из них закладывали, перезакладывали и, наконец, продавали.

Второе отделение Государственного банка, а реально, как мы уже говорили, самостоятельный банк, было предназначено для кредитования купцов, для поддержки их внешнеторговой деятельности. Необходимость в этом была вызвана тем, что внешнеторговый оборот России все еще во многом зависел от деятельности иностранных купцов. Однако существенной роли в поддержке национального купечества этот банк сыграть не смог прежде всего в силу того, что капитал, которым он располагал, был явно недостаточным — всего 500 тыс. руб., а сроки предоставления кредитов незначительны — не более 6 месяцев. К тому же правительство часть и этих небольших денег перевело в дворянский банк. Поэтому купеческий банк вообще просуществовал недолго и был закрыт.

Вопросы и задания для самоконтроля

  • 1. Охарактеризуйте кратко цели экономической политики Петра I. На достижение каких результатов были направлены денежная реформа, строительство мануфактур, торговая политика и реформа системы управления страной?
  • 2. Суммируйте кратко сущность экономической идеологии, выразителями которой являлись И. Посошков, Ф. Салтыков, А. Курбатов, Д. Воронин и другие экономисты-публицисты.
  • 3. Как сказались территориальное расширение страны, развитие промышленности и сельского хозяйства, активная внешняя и внутренняя торговля на экономическом потенциале Российской империи?
  • 4. Какие изменения в сословно-классовой структуре общества произошли в ходе реформ Петра I и как это отразилось на развитии народного хозяйства?
  • 5. Оправдались ли надежды правительства на экономический рост в результате возвышения статуса купеческого (торгового) сословия?
 
Посмотреть оригинал
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы