Формирование государственной социальной политики на этапе становления рыночной экономики: преодоление либеральных установок

Становление рыночной экономики вызвало устойчивый запрос на становление социальной политики нового типа. На первых этапах этому препятствовали устойчивые либеральные взгляды в общественном мнении. Так, до середины XIX в. большинство крупных ученых и общественных деятелей Англии, Франции и других европейских стран высказывались против поддержки государством беднейших слоев населения, сводили роль государства в общественной жизни к регулятивным функциям, способствующим процветанию торговли и занятости, а также содействию образованию.

В период с XVII в. до конца XIX в. в странах Запада доминировали два основных подхода в философии и политэкономии, посвященные государственному устройству и вопросам распределения доходов. Первый представлен парадигмой индивидуализма[1], второе направление можно назвать эгалитаристским[2].

Индивидуалистическое мировоззрение было характерно для периода XVII — первой половины XIX в. Его придерживались И. Бентам, Дж. С. Миль, Т. Мальтус, Д. Риккардо, Г. Спенсер, А. Смит, А. Токвиль, считавшие целесообразным поставить предел вмешательства государства в экономическую жизнь общества, поскольку, по их мнению, любое усиление государственной власти влечет за собой ограничение свободы людей и приводит только к отрицательным последствиям. Их оппоненты, приверженцы идеи перераспределения доходов, говорили о необходимости вмешательства государства в экономическую сферу, для того чтобы обеспечить равенство прав и возможностей[3].

Как отмечает французский ученый А. Мишель: «Воздействие Адама Смита на становление идивидуалистического течения в философии и политэкономии XVIII—XIX вв. было значительным, дало сильный и глубокий плодотворный толчок. В ясных и убедительных выражениях А. Смит высказывал мысль, что индидуум станет энергичнее и получит больше значения, если государство откажется постоянно водить его за руку и держать в опеке»[4].

При формировании государственной социальной политики в странах Западной Европы в период XVII — первой половины XIX в. в общественном мнении идивидуалистические взгляды преобладали, а их представители выступали за ограничение и даже сокращение роли государства, утверждая, что оно должно выполнять минимальный набор функций, необходимых для поддержания правопорядка.

Что касается проблем распределения доходов, искоренения бедности, столь типичной для периода первичного накопления капитала, то мыслители XVIII—XIX вв. (А. Смит, Т. Мальтус, Д. Риккардо, Г. Спенсер) полагали, что бедность — неизбежное следствие капиталистического развития[5]. Более того, в период промышленной революции индивидуализм, как моральное, политическое и социальное мировоззрение, приобрел характер социал-дарвинизма, который трактовал феномен бедности с позиции борьбы за существование, естественного отбора, неизбежности социального неравенства и ненужности коренных реформ, которые якобы вредят и обществу, и самим беднякам.

Для справки

Социальный дарвинизм (социал-дарвинизм) — социологическая теория, согласно которой закономерности естественного отбора и борьбы за существование, выявленные Чарльзом Дарвином в природе, распространяются на отношения в человеческом обществе. Социальный дарвинизм пользовался особой популярностью с конца XIX в. до окончания Второй мировой войны. Предшественником идей социал-дарвинизма считается Томас Мальтус, издавший в 1798 г. книгу «Опыт закона о народонаселении». В этом труде Мальтус утверждал, что в будущем человечество неизбежно столкнется с проблемой нехватки продовольствия, вызванной перенаселением, в результате чего бедное население планеты вымрет от голода, а богатые выживут. Впоследствии данную точку зрения на последствия перенаселения назвали «Мальтузианской ловушкой».

Томас Мальтус (1766—1834) считал, что бедность зависит от чрезмерного увеличения населения и в этом виноваты сами бедные, система же государственной помощи поощряет размножение бедняков. Поэтому нищета и бедность выступают своего рода регуляторами численности данных групп населения посредством голода и эпидемий[6]. В этой связи Мальтус считал целесообразным упразднение существующей в Англии системы вспомоществования бедным и установление строгого контроля за рождаемостью в их среде: «Безответственно размножаясь, бедные сами усугубляют условия своей жизни, а пособие по бедности лишь поощряет их безответственность»[7].

Для справки

Во многом такой взгляд был связан с низким уровнем развития производительных сил в аграрном обществе. Историки отмечают[8], что в аграрных обществах нельзя было ожидать длительного роста дохода на душу населения, поскольку их рост, в конечном счете, был связан с продуктивностью земли. В такой экономике существует всеобщая зависимость от органического сырья для производства пищи, одежды, жилья и топлива. В долгосрочном периоде их предложение ограничено фиксированным фактором — землей. Это также распространяется на традиционные промыслы и транспорт, зависящие от мускульной силы животных, для получения механической энергии и от древесного угля для плавки металла, обработки сырых руд и отопления. При сочетании убывающей отдачи земли с мальтузианским принципом народонаселения представляется неизбежным долгосрочное стационарное состояние, при котором население большинства регионов Земли влачит жалкое существование на уровне простого выживания. Таким образом, большая часть человеческой истории — это история весьма скромного материального обеспечения населения, когда слабые члены общества (нетрудоспособные, дети и старики) страдают особенно сильно в периоды неурожаев, зимних холодов, наводнений и болезней.

Резко отрицательно к государственной поддержке бедных относился и английский ученый Давид Риккардо (1772—1823), который считал неоправданной мерой финансирование из государственного бюджета программ, предусматривающих социальную поддержку бедных. По мнению Риккардо, всякая помощь или какое-либо другое законодательное вмешательство по отношению к доходам бедных нарушает действие естественных законов рынка, что вредно как богатым, так и самим бедным. Он высказывался за децентрализованные формы финансирования социальной помощи, организованные за счет взносов состоятельных жителей, существовавшие в его время в Англии, а также за сбережения и взаимопомощь самих рабочих[9].

Еще один английский ученый-социолог Герберт Спенсер[10] в своей работе «Социальная статика» (1850) считал, что функции государства, в том числе в области законодательного регулирования социальной помощи малоимущим слоям, должны иметь достаточно строгие рамки, правительство не должно вмешиваться в естественные процессы, протекающие в обществе, а оказывать поддержку малоимущим слоям нецелесообразно и даже вредно. Спенсер обосновал принцип невмешательства государства (laisser faire) в экономическую и социальную жизнь общества, считал естественный отбор одним из факторов эволюции, ввел термин «выживание наиболее приспособленных индивидов». Только в таких условиях люди «приспособленные» будут выживать, а «неприспособленные» — вымирать; только сильные смогут адаптироваться и достигать все более высоких уровней исторического развития[11].

По его мнению, помощь бедным со стороны государства вынуждает его увеличивать налоги с других членов общества, что означает ограничение свободы деятельности налогоплательщиков, т. е. фактически перераспределяет бедность, но не уничтожает ее. Государственная помощь, согласно Спенсеру, воспитывает иждивенцев, поэтому бедность служит своего рода лекарством: «Горькая нужда есть самый сильный стимул для ленивого, самая могучая узда для безрассудного... Чтобы приспособиться к общественной жизни, человек должен приобрести способности, необходимые для цивилизованной жизни... и приобрести способности жертвовать незначительным немедленным благом для большего в будущем»[12].

Такая постановка вопроса ведет к трактовке общественного развития с точки зрения его биологических законов, к защите феноменов эксплуатации и угнетения как якобы естественных явлений. Распространение на общество принципа «борьбы за существование» создает основу для одного из одиозных течений социологии, так называемого «социального дарвинизма».

Идеи самого Дарвина отличаются от идей социал-дарвинизма. Дарвин утверждал, что природные законы действуют на человека так же, как и на весь остальной животный мир, однако он подчеркивал, что давление, оказываемое на человека ограниченностью пищевой базы и перенаселением, только способствует возникновению новых умений и черт, наследуемых следующими поколениями. Согласно Дарвину, такие социальные инстинкты, как любовь или взаимопомощь, возникли у человека в процессе эволюции и обеспечили господство человека над природой[13].

Российский ученый-анархист Петр Кропоткин доказывал в 1902 г. в своей книге «Взаимопомощь как фактор эволюции», что Дарвин не определил самого приспособленного человека как самого сильного или самого умного, но Дарвин признавал, что самый приспособленный человек мог быть тем, кто умел сотрудничать с другими людьми. Во многих обществах животных «борьба заменена сотрудничеством»[14].

Аналогичные либеральные взгляды на социальную поддержку малоимущих слоев населения доминировали и во Франции. Когда в 1788 г. Этьен Клавьер предложил для борьбы с бедностью семей наемных работников применить механизмы страхования, позволяющие сократить масштабы нищеты в стране, которой было охвачено не менее 50 % численности населения страны, его концепция подверглась беспощадной критике[15].

Казалось, что предложенный Клавьером метод борьбы с бедностью должен был рассчитывать на благожелательный прием и прямую поддержку. Однако на деле все обстояло не так просто. Общественный менталитет того времени основывался на других ценностях и, прежде всего, на безоговорочной поддержке принципов личной ответственности и личной предусмотрительности человека в вопросах своего материального положения. Поэтому многие общественные деятели того времени усмотрели в концепции Клавьера угрозу данным моральным установкам, которые могут расшатать принцип личной ответственности граждан за свое материальное благополучие[16].

Клавьер смог провидчески оценить возможный потенциал институтов страхования, формирование которых он рассматривал как важнейшее условие достижения общественной солидарности в сфере социальной защиты населения, а для их создания предлагал использовать потенциал государственной власти[17].

С Великой французской революции в 1789 г. начинает меняться парадигма общественного устройства, подвергаются пересмотру взгляды на место и роль государства, бизнеса и населения в сфере распределения доходов. Претерпевает изменения (теряет доминирующие позиции) преобладающий либеральный взгляд, основанный на принципе личной ответственности гражданина за свое материальное положение, постепенно начинают распространяться эгалитаристские и социалистические идеи.

Борьба мнений по решению «социального вопроса»[18] в рамках либерально-консервативной идеологии, возникновение и популярность утопического социализма, анархических и коммунистических взглядов были стержнем идеологической борьбы на протяжении XVIII—XX вв. Самые знаменитые сочинения в этой сфере призывали применять в политике государства идеалы справедливости и равенства. Например, французский анархо-коммунист Сильвен Марешаль (1750—1803) публикует в конце XVIII в. «Манифест равных», в котором он призывает к обобществлению земли и всех других форм собственности (см. приложение 1, ссылка 10)[19].

В то же время, чтобы построить новый порядок и подняться на новую, позитивную ступень, по мнению Анри Сен-Симона[20], одного развития производительных сил недостаточно, для этого обществу нужно «новое христианство». Могучая религия, опираясь на научные знания и искусство, «направит общество к великой цели наискорейшего улучшения участи наибеднейшего класса». Новые общественные группы — ученые и промышленники в лице руководителей предприятий (вождей промышленников-рабочих) — обеспечат всеобщее счастье на основе научно организованной и плановой промышленности. Политическое управление людьми будет заменено организацией производства[21].

В 1840-х гг. в Англии стало шириться рабочее движение за снижение бедности путем использования парламентских форм и принятия соответствующих законов. Лидеры Лондонской ассоциации рабочих (чартисты) опубликовали в 1838 г. «Народную хартию Великобри5

тании», в которой настаивали на всеобщем избирательном праве для мужчин (с 21 года); ежегодно избираемых парламентах; тайном голосовании; равных по численности избирателей избирательных округах; отмене имущественного ценза. Хартия начиналась с указания на тяжелые испытания, которым подвергались рабочие: «Мы изнемогаем под бременем налогов, которые нашими повелителями все-таки признаются недостаточными. Наши рабочие голодают. Капитал не дает прибыли и труд не вознаграждается»[22].

Чартисты надеялись, что реформированный, согласно их желаниям, парламент сумеет найти способы для устранения материального и социального неблагополучия рабочих, против которых они протестовали. Для них построенный на принципе всеобщего голосования парламент должен был явиться организацией работающих масс по защите их экономических интересов.

Парламент в 1834 г. отменил действие закона Елизаветы I (1601 г.) о налоге на бедных и заменил прежнюю систему социальной защиты (призрения) новой, в форме так называемых работных домов, с крайне суровыми и даже оскорбительными для заключенных в них людей режимом и условиями содержания. Закон (1834 г.) вызвал крайне отрицательную реакцию и массовые беспорядки. Начиная с 1836 г. в стране происходили митинги с десятками и даже сотнями тысяч присутствующих, направленные против этого закона и окончившиеся подачей в парламент петиций об его отмене[23].

Однако прошло почти 50 лет пока цели чартистского движения были в основном достигнуты. С принятием законов о парламентской реформе 1867 и 1884 гг. рабочие получили возможность влиять на формирование своей позиции в парламенте Англии.

Важный теоретический и практический вклад в развитие идей кооперативного движения внес английский предприниматель Роберт Оуэн (1771—1858), исследовавший феномен становления индустриального общества, он акцентировал внимание на процессе нравственной и социальной деградации промышленных рабочих, обусловленной их полной материальной зависимостью от работы на фабрике, без которой рабочие попросту не могли выжить[24]. То есть данную проблему, которые другие мыслители рассматривали с исключительно экономических и демографических позиций, Оуэн считал в большей части не только экономической, но и социальной, а также нравственной. Поэтому, чтобы изменить характер человека и его поведение, нужно обеспечить создание новых, лучших справедливых условий существования рабочих и их семей[25].

В качестве способа разрешения рабочего вопроса Оуэн предлагал создание кооперативных общин, которые, по его мнению, должны стать единственной формой человеческого общежития. Следует отметить определенный романтизм позиции Оуэна, поскольку организация производства и управления внутри каждой общины виделась Оуэну в весьма радужных тонах (см. приложение 1, ссылка 11).

Данный утопический проект Оуэна достаточно подробно проанализировал российский ученый М. И. Туган-Барановский, который, хотя и высоко оценивал творчество и практическую деятельность Оуэна (см. приложение 1, сноску 11), но и справедливо отмечал его мало реалистические программы общественного переустройства[26].

Изменение взглядов на труд как на источник богатства принадлежит английскому ученому Адаму Смиту. Он первым определил ценность товара на основе труда: «Не на золото или серебро, а только на труд первоначально были приобретены все богатства мира... Именно труд составляет действительную цену всех товаров»[27].

В основу своей экономической теории Адам Смит положил трудовую теорию стоимости, а ее ядром определил свободу труда: «Самое священное и неприкосновенное право собственности есть право на собственный труд, ибо труд есть первоначальный источник всякой собственности вообще. Все достояние бедняка заключается в силе и ловкости его рук, и мешать ему пользоваться этой силой и ловкостью так, как он сам считает для себя удобным, если только он не вредит своему ближнему, значит прямо посягать на эту священную собственность»[28].

Свобода труда призвана, по мнению Адама Смита, высвободить частную инициативу, привить вкус к прилежности и бережливости, научить работника быть ответственным за благополучие своей семьи. Признание работодателями факта, что труд производит богатство, а свобода максимизирует от него отдачу, способно повлечь за собой глубокое изменение отношения к нанимаемым ими работникам, поскольку богатство всего общества ставилось в прямую зависимость от умения рационально использовать рабочую силу.

Подобная трактовка труда отражает новый взгляд на социальнотрудовые отношения. Он, с одной стороны, повышает ценность наемного труда и избавлен от сентиментальной филантропической жалости к «бедным сословиям, нуждающимся в сочувственной помощи». С другой стороны, данный подход ставит проблему безработных и «праздно шатающихся» совершенно в другую плоскость рассмотрения — требуются не карательные функции государства за «бродягами», а государственная политика занятости. Обеспечение свободного доступа к труду должно было преодолеть ограниченность разрозненных мер, направленных на поддержку уязвимых слоев населения: безработные, сироты, инвалиды.

Поэтому основополагающее право на жизнь для рабочих означает право на труд. Оно по важности сродни праву частной собственности для имущих классов. Конституции большинства стран мирового сообщества впоследствии определят право на труд в качестве базовых прав человека.

Это были знаковые изменения, поскольку на протяжении всей предшествующей истории человечества, включая периоды Средневековья и Нового времени, наемный труд — это, по преимуществу, подневольный и принудительный труд у феодала, владельца мануфактуры или цехового мастера. Кроме того, доступ к труду существенно ограничен. Его недостает для всех, в нем нуждающихся (см. приложение 1, ссылка 12).

Данный взгляд отражал высокое социальное напряжение в буржуазном обществе на этапе становления крупной промышленности. Вот что писал в этой связи А. Лихтенберже: «Известны потрясающая трагедия пролетарской нужды, бесстыдная эксплуатация не только рабочих, но и женщин, детей, бесконечное удлинение рабочего дня, антигигиенические условия, голодная заработная плата, кризисы безработицы, подвергающие в отчаяние целые районы»[29].

Столь неудовлетворительные условия жизни трудящихся приводили к острейшим конфликтам между наемными работниками и капиталом: чартизм в Англии (1830—1860-е гг.), восстание лионских ткачей во Франции (1831 и 1834 г.), голодные бунты силезских ткачей в Германии (1844 г.).

Массовое обнищание населения, неэффективность слаборазвитых государственных механизмов вспомоществования, нарастание социального протеста, включая Великую французскую революцию и социальные бунты в Англии, привели к осознанию во второй половине XIX в. необходимости более предметного изучения объективных причин, вызывающих бедность промышленных рабочих.

Для справки

Результатом многолетних исследований условий жизни и труда населения Лондона, которые выполнил англичанин Чарльза Бута в периоды 1889—1891, 1892—1897, 1902—1903 гг., стал капитальный 17-томный труд «Жизнь и труд населения Лондона» (Life and Labour of the People of London), в котором наглядно продемонстрированы масштабы бедности и предложено ее классифицировать на «заслуженно» и «незаслуженно» нищих людей[30].

В новых экономических, социальных и политических условиях все большое понимание и распространение находит идея о необходимости более справедливого распределения доходов, а также широкого использования коллективных (публичных) и государственных форм социальной материальной поддержки нуждающихся слоев населения.

Во многом это было связано с ростом актуальности для наемных работников последствий социальных рисков (рисков материальной необеспеченности), вследствие их высокой вероятности, материального неблагополучия населения, что требовало применения новых механизмов социальной защиты, поиска способов реагирования на сложившуюся ситуацию.

Обострение социального вопроса было связано с последствиями первого этапа индустриализации в странах Запада (первая половина XIX в.), в процессе которого изменились технологические способы производства и социально-трудовые отношения. Переход от мануфактуры к машинному или фабрично-заводскому производству сопровождался массовым применением машин, невиданным ранее ростом производительности труда, завершением стратификации общества индустриального типа, кристаллизацией общественных интересов и развитием классовой борьбы как формы их проявления.

Для справки

В трудовой сфере данный этап характеризовался крайним упрощением и изматывающим ритмом труда, отчуждением работника от процесса труда, отсутствием элементарных форм охраны труда, высокой продолжительностью рабочего времени, не урегулированностью вопросов заработной платы, применением труда женщин и детей на рабочих местах с вредными условиями труда, отсутствием законодательных норм, регулирующих предоставление пособий в случае утраты трудоспособности из-за несчастных случаев на производстве, болезней и старости.

Стремление создать конкурентоспособное производство приводило к ничем не ограниченной эксплуатации наемных работников, подчиняя их власти самого жестокого хозяина — голода, а также сохраняя для этого ситуацию их пролетаризации[31], что означало зачастую их маргинализацию.

3

Государственная власть придерживалась в основном принципов либерализма и индивидуализма, не предпринимала активных действий, за исключением предоставления некоторых видов гарантий и помощи, в основном госпиталей и богаделен, приютов для сирот и служб милосердия, а также пенсий ограниченному кругу военных и государственных служащих[32].

Перемены, вызванные индустриализацией и связанными с ней урбанизацией жизни, становлением рабочего движения, потребовали новой доктрины социальной защиты, взамен ранее существовавшей и основанной на принципах самоподдержки наемных работников, семейного обеспечения нетрудоспособных и благотворительности.

В итоге, «повернуться» к социальным проблемам государство заставили две причины:

  • • небывалое обнищание «пролетарского населения», люмпенизация рабочего класса, усиление социальной напряженности, сопровождающееся открытыми протестами рабочих против сложившегося общественного порядка;
  • • осознание правящими кругами необходимости государственного регулирования способов воспроизводства населения в условиях возросших противоречий между европейскими государствами по поводу формирующихся рынков товаров, сырья и финансов.

Обострение социального вопроса вызвало серьезное противостояние капиталистов и рабочих, потребовало определить свое отношение к происходящему католической Церкви. Уже в 1840—1880-х гг. во Франции, Англии и Германии возникает христианское социальное учение, в разработке которого активное участие принимают священники. Например, в Германии в 1849 г. Иоганн Вихерн[33] предложил концепцию «диаконического дела», сутью которого считал, помимо религиозного культа, оказание помощи местным сиротам, проводившей в рамках муниципалитетов и городов.

Кроме того, религиозные организации активно участвуют в создании кооперативов, христианских профсоюзов и христианско-демократических партий, издают газеты, занимаются просвещением рабочих.

Первой христианско-демократической группой, легально оформившей статус политической партии, была партия Центра в Германии (1852 г.). Современные Христианско-демократический союз и Христианско-социальный союз считают свои партии его продолжением[34].

На массовое рабочее движение в Европе откликнулась и католическая церковь. Важнейшая роль в формировании ее позиции по «рабочему вопросу» и формировании социальной доктрины католичества принадлежит немецкому мыслителю, католическому священнику Вильгельму Эммануилу фон Кеттелеру (1811—1877). Решительный противник либерализма, критик капитализма и коммунизма, он разделял некоторые социалистические идеи и считал целесообразным создание производственных кооперативов, а для отстаивания интересов рабочих — объединение их в профессиональные союзы[35]. В предложенном им проекте закона о труде были предусмотрены нормы защиты[36], которые в дальнейшем были включены в современное законодательство об охране труда, принятое почти во всех странах. Важно отметить системность предложений Кеттелера, направленных на улучшение положения «рабочего сословия» и уязвимых категорий населения (см. приложение 1, ссылка 13).

Важную роль в формировании социальной доктрины католичества имеет энциклика папы Льва XIII «Rerum novarum» (1891), посвященная социальному положению рабочего класса[37]. В ней системно рассмотрены сложившаяся социально-экономическая и политическая ситуация, наиболее проблемные вопросы мира труда, социального благополучия всех слоев населения, изложены принципы и установки Церкви по их решению:

• в обществе должно уважаться достоинство человека труда и сам

труд;

  • • труд и капитал являются взаимодополняющими элементами;
  • • государство призвано создать благоприятные условия для гармоничных социальных отношений.

Папа решительно вскрыл пороки социально-экономической системы, в которой положение рабочего человека является удручающим: «Считанные богачи держат множество бедных под игом, которое немногим лучше рабства»[38], что является несправедливым, и такое положение должно быть исправлено. Социальный компромисс между предпринимателями и наемными работниками возможен только при условии, когда заработная плата позволяет последним нормально жить и работать, обеспечивает достойное содержание членов их семей (см. приложение 1, ссылка 14).

Идеи христианского социализма получили широкое распространение сразу после окончания Первой мировой войны. Организации и партии христианских социалистов возникли в Англии, Франции, Италии и Швейцарии. Так, немецкий священник Лоренцо Вертман (1858—1921) основывает во Фрайбурге католический союз «Каритас», задачей которого стало предоставление социальной помощи нуждающимся, уход за больными и попечение за бездомными детьми. Впоследствии организации Каритас появились в Швейцарии (1901 г.), в США (1910 г.), в Голландии (1924 г.) и многих других странах.

На фоне формирующейся системы прав человека все более рельефно обозначался кризис теории крайнего либерального индивидуализма, отводившей государству достаточно ограниченную роль «охранителя» существовавших прав и свобод от каких-либо посягательств (в том числе со стороны государства) и не допускавшей вмешательства государства в сферу материальных условий существования граждан.

Траектория роста неравенства в доходах населения в промышленно развитых странах и увеличения концентрации богатства в руках узкого состоятельного слоя в XVIII—XIX вв. была прервана политическими и социальными потрясениями, связанными с Первой мировой войной, революциями в России и в ряде других европейских государства.

«Последней каплей» стали последствия Великой депрессии 1930-х гг., приведшей к массовому обнищанию населения в США и большинстве западноевропейских стран, что окончательно дискредитировало данную парадигму общественного устройства. Как отмечает в этой связи Томас Пикетти: «Правительства и общественное мнение разных стран, вполне естественно, требовали отчета у экономической и финансовой элиты, обогащение которой поставило мир на край пропасти»[39]. В ЭРС все большую популярность стала завоевывать позиция, ориентированная на усиление государственного вмешательства в экономическую и социальную жизнь.

  • [1] Индивидуализм (фр. individualisme, от лат. individuum — неделимое, особь) — мировоззрение, которое подчеркивает индивидуальную свободу, первостепенное значениеличности, личную независимость в рамках конституционного правопорядка. Индивидуализм противопоставляет себя идее и практике подавления личности обществом илигосударством. Индивидуализм — есть противоположность коллективизма.
  • [2] Эгалитаризм (фр. Egalitarisme, от греч. egalite — равенство) — концепция, в основекоторой лежит идея, предполагающая создание общества с равными политическими,экономическими и правовыми возможностями для всех членов социума. Ее основнаяидея сводится к тому, что устранение социальных различий и социального неравенствавозможно достичь путем всеобщей уравнительности, что в большинстве случаев не подтверждается реальной практикой.•
  • [3] Фатеев Л. Н. Очерк развития индивидуалистического направления в историифилософии государства (идея политического индивида) в 2 ч. Харьков : ТипографияПечатное Дело, 1907.
  • [4] Мишель Л. Идея государства. Критический опыт истории социальных и политических теорий во Франции со времени революции. М. : Издательский дом «Территориябудущего», 2008. С. 74.
  • [5] Смит А. Исследование о природе и причинах богатства народов. М. : Соцэкгиз,1962. С. 66—69, 73—75.
  • [6] Мальтус Т. Р. Опыт о законе народонаселения. Мировая экономическая мысль.Сквозь призму веков в 5 т. Т. I. От зари цивилизации до капитализма. М. : Мысль, 2004.С. 410—420.
  • [7] Мальтус Т. Р. Опыт о законе народонаселения. М. : Эконов Ключ, 1993. С. 16—17.
  • [8] Лал Д. Непреднамеренные последствия. Влияние обеспеченности факторами производства, культуры и политики на долгосрочные экономические результаты / пер.с англ. Т. Даниловой. М. : ИРИСЭН. 2007. С. 37—42.
  • [9] Риккардо Д. Начала политической экономии и налогового обложения. Избранное / пер. с англ. М. : Эксмо, 2007. С. 139—140.
  • [10] Герберт Спенсер (1820—1903) английский философ и социолог, идеолог либерализма, проповедавший эволюционный путь развития общества, которое, с его точкизрения, — это эволюционирующий организм, подобный живому организму, рассматриваемому биологической наукой. Оно подобно биологическому организму — растет(а не строится). Его идеи пользовались большой популярностью в конце XIX в. См.: Спенсер Г. Политические сочинения в 5 т. / пер. с англ. М. ; Челябинск : Социум, 2014.
  • [11] Спенсер Г. Политические сочинения в 5 т. Т. II «Социальная статика: изложениесоциальных законов, обусловливающих счастье человечества» / пер. с англ. М. ; Челябинск : Социум, 2014. С. 261—286; 287—310.
  • [12] Там же. С. 337—339.
  • [13] Гофман А. Б. Социальный дарвинизм М.: Советская энциклопедия, 1976. (Большаясоветская энциклопедия в 30 т. / гл. ред. А. М. Прохоров; 1969—1978. Т. 24, кн. I).
  • [14] Кропоткин П. А. Взаимная помощь как фактор эволюции. М. : Редакция журнала«Самообразование», 2011. С. 69.
  • [15] Концепция была опубликована в 1788 г. под названием «Проспект относительновведения пожизненного страхования». Цит. по: Розанваялон П. Новый социальныйвопрос. М. : Ad Marginet, 1998. С. 19.
  • [16] Розанваялон П. Новый социальный вопрос. М. : Ad Marginet, 1998. С. 31—59.
  • [17] Там же. С. 21.
  • [18] Социальный вопрос может быть определен, как вопрос справедливого распределения продуктов труда в интересах тех классов, которые принимают главное участиев создании национального богатства.
  • [19] Марешаль С. Манифест равных. Цит. по: Буонарроти Ф. Гракх Бабеф и заговор равных. М. ; Птг., 1923. С. 67—71.
  • [20] Сен-Симон Клод Анри де Рувруа (1760—1825) французский мыслитель, социалист-утопист.
  • [21] Плеханов Г. В. Французский утопический социализм XIX в. Избранные философские произведения в 5 т. Т. 3. М. : Госполитиздат, 1957. С. 521—566.
  • [22] Гаммедж Р. История чартизма. СПб., 1907. С. 32—56.
  • [23] Слоссон П. В. Чартистское движение и причины его упадка / пер. с англ. М., 1923.С. 7—18.
  • [24] В 1799—1829 гг. Оуэн был управляющим и совладельцем фабрики в Нью-Ленарке(Шотландия), где провел промышленный и социальный эксперимент, в ходе которогоон хотел показать, что обязанность заботиться о наемных рабочих вполне совпадаетс интересами работодателя.
  • [25] Оуэн Р. Избранные сочинения в 2 т. Т. 1. М.; Л.: Изд-во Академии наук СССР, 1950.С. 87, 88.
  • [26] Туган-Барановский М. И. К лучшему будущему. Сборник социально-философскихпроизведений. М. : Российская политическая энциклопедия, 1996. С. 88—107.
  • [27] Смит А. Исследования о природе и причинах богатства народов / пер. с англ. М.,2007. С. 88—91.
  • [28] Там же. С. 167—168.
  • [29] Лихтенберже А. Современная Германия. М. : Изд-е М. и С. Сабашниковых, 1914,С. 58.
  • [30] См.: История буржуазной социологии XIX — начала XX века. М. : Изд-во Наука,1979. С. 349—412.
  • [31] Пролетариат — социальный класс, подвид рабочего класса, для которого работа понайму (продажа собственной рабочей силы) является по существу единственным источником средств к существованию. Пролетаризация как общественное явление означаетнеизбежное в условиях капитализма разорение и обнищание мелких товаропроизводителей, превращение их в пролетариев, не имеющих собственности и средств к существованию, за исключением возможности трудиться за нищенскую заработную плату.
  • [32] Характерен в этой связи закон от 22 августа 1790 г., принятый на первом этапеФранцузской революции, в котором приведены принципы пенсионного обеспеченияза услуги, оказанные государству. Комментируя этот закон, В. Н. Дурденевский отмечал, что он распространяет свое действие на сравнительно узкий круг государственныхслужащих, которым предусматривалась выплата денежного пособия в старости и инвалидности. См.: Дурденевский В. Н. Лекции по праву социальной культуры. М. ; Л., 1929,С. 115; Брокгауз и Эфрон. Энциклопедический словарь. Т. XXII. 1898. С. 153.
  • [33] Иоганн Хинрих Вихерн (1808—1881) — немецкий богослов, лютеранский пастор,общественный деятель, деятель социальной сферы, реформатор пенитенциарной (уголовно-исполнительной) системы Германии. Особенную известность он снискал основанием в сентябре 1833 г. близ Гамбурга школы-приюта для покинутых и неблагополучных детей.
  • [34] Новиченко И. Ю. Чарльз Кингсли и английский христианский социализм серединыXIX века. М., 2001. С. 202.
  • [35] Кеттелер в 1863 г. опубликовал свою основную работу «Рабочий вопрос и христианство». В этой книге Кеттелер предлагает ряд концептуальных предложений, направленных на улучшение материального положение рабочих, предоставить им возможность стать совладельцами предприятия, что позволит им получать не только заработную плату, но и часть дивидендов.
  • [36] Важнейшие среди данных норм: учреждение трудовых инспекций; обязанностьработодателя выплачивать компенсации тем, кто не по своей вине утратил трудоспособность; закрытие производств с вредными для здоровья рабочих условиями труда и т. д.
  • [37] Лев XIII — Папа Римский (1878—1903), опубликовал 88 энциклик, посвященныхразнообразным вопросам, включая социальную проблематику Самой известной из нихявляется энциклика «Rerum novarum» от 15 мая 1891 г. В ней сформулированы перваяофициальная социальная доктрина католической Церкви, которую преемники Льва XIIIдополняли и модифицировали в соответствии с изменившимися социально-политическими условиями.
  • [38] Рерум новарум. Окружное послание Льва XIII «О положении трудящихся» // В кн.:100 лет социального христианского учения. М. : Дом Марии, 1991. С. 7.
  • [39] Пикетти Т. Капитал в XXI веке / пер. с франц. М. : Изд-во «Ад Маргинем Пресс»,2016. С. 143.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >