Дилемма «государство — рынок»

Идеальные типы общественных систем включают два основных типа экономических структур — неменовую, централизованно-управляемую экономику, в которой вся хозяйственная жизнь регулируется планами, исходящими из центра (три варианта), и меновую экономику, где каждое отдельное хозяйство осуществляет свои собственные планы (25 форм рынка, различающихся степенью совершенства конкуренции) [Ойкен, 1993, 51]. Из-за заблуждения, что достаточно ликвидировать государственную монополию, привилегии, права принуждения и запрета, чтобы восстановилась совершенная конкуренция, возникают трудности при работе по созданию хозяйственного законодательства. Представляется возможным уточнить место и роль государства как участника общерыночного обмена — определение прав собственности и контроль над соблюдением всего разнообразия заключенных договоров.

В таком случае государство обеспечивает соблюдение законности и гарантирует права личности в обмен на уплату налогов (что для индивидов выгоднее, нежели поддержание порядка собственными силами), а его властные притязания ограничены альтернативными издержками, связанными с его сменой или с выездом из страны. Важно подчеркнуть, что государство в таком контексте с точки зрения его рыночной функции рассматривается, прежде всего, как институт правопорядка, с учетом спецификации — «хозяйственного порядка», как это соответствует концепции В. Ойкена. Дело в том, что существуют, как известно, иные представления — государство-администратор («гигантская форма организации грабежа») и государство — перераспредели- тель дохода, но главное состоит в эволюции прав собственности, основанной на завоевании и закреплении экономических и политических свобод в нормах права, приведших к образованию совершенно разных институциональных структур.

Проявляется настороженное отношение к власти вообще. Это может быть хорошо в стабильных условиях, или даже молодежных бунтов, но отрицательно сказывается при слабой власти. Тогда как недостатки обусловлены не государством как таковым, а органически присущей власти тенденцией производить неэффективные права собственности, и действительно, открытый общественный дискурс об этом является одним из средств ее ограничения. Для власти характерно: 1) предпочтительность той структуры собственности, которая вне связи с эффективностью, поддается контролю и создает больше возможностей для взимания налогов, не требуя высоких издержек; 2) столкновение требований эффективности с интересами самосохранения власти, зависящими от общественного мнения, предпочтений сильных политических групп; 3) обеспечение стабильности, создающее видимость снижения трансакционных издержек по сравнению с условиями неопределенности, фактически ведущее к падению эффективности.

Сильная государственная власть обеспечивается, таким образом, не регулированием хозяйственных процессов (в широком смысле слова), а политикой хозяйственного порядка, создающей, поддерживающей, регулирующей институциональную рыночную структуру. Причем, отличительным параметром является вид, качество, государственной деятельности, а не ее объем, количество. Итак, законодательная деятельность и гарантии законности, эффективная судебная власть, оказывают более эффективное воздействие на развитие рыночной экономики, чем любые меры прямого государственного вмешательства в хозяйственные процессы.

Можно отметить парадоксальность выступлений за создание государством регулирующих органов, следящих за соблюдением правил игры, и призывом к устранению многих существующих регулирующих норм. Дело в том, что экономика многих стран перегружена бесполезными и даже вредными видами регулирования, но в то же время страдает от недостаточности регулирующих норм в некоторых, прежде всего в новых сферах экономической деятельности. Правительства должны играть важную роль в регулировании отдельных секторов экономики, таких как связь, транспорт, здравоохранение, энергетика, рынки кредита и капитала. Рыночная экономика нуждается в установлении правил игры и обеспечении потребителей необходимой информацией, но, за некоторыми исключениями, нельзя подменять рынок в вопросах распределения (аллокации) ресурсов.

Механизмы правового государства дополняются институтами «государства, предоставляющего услуги» (Бьюкенен), которые реализуются через предоставление общественных благ (от эстетического облагораживания ландшафтов до охраны окружающей среды), отличающихся, по определению, высокими трансакционными издержками. Следует отметить, что категория «общественность» благ динамична, поскольку такие блага могут переходить в разряд рыночных и обратно; возникают «смешанные» блага. Проблема определения, какие блага следует относить к общественным или общественно значимым имеет самостоятельное значение, балансируя между ухудшением условий хозяйствования и ограничением сфер действия свободы договоров и разрастанием институтов, имеющих авторитарно-бюрократический характер.

При современном миропорядке необходим строгий, но рациональный контроль государства над хозяйственной деятельностью, а также четкие правила игры, что обусловливает новые вызовы правительствам. Особенно в ситуации, когда многие важнейшие экономические решения должны будут приниматься на национальном уровне, а другие — на уровне международных организаций. Глобализация и конкуренция между странами уменьшают возможности использования государствами перераспределительной политики, особенно с помощью прогрессивной шкалы налогов. Происходит снижение доходов центральных правительств по сравнению с местными властями в отношении налогов на собственность и предпринимательскую деятельность.

В то же время роль национальных правительств в регулировании общественной жизни увеличится. Рынок, эффективно распределяя ресурсы, не способен перераспределять их — распределять справедливо или согласно взглядам, доминирующим в обществе. Деятельность государства в этой сфере, как бы это не было трудно, сохраняется и совершенствуется в направлении обеспечения адресности политики перераспределения и ориентации на экономический рост.

Литература

Бьюкенен, Д. М. Избранные произведения. — М., 1997.

Грейсон, Дж.-мл., О’Делл, К. Американский менеджмент в XXI веке. — М., 1991.

Долан, Э. Дж., Линдсей, Д. Рынок: микроэкономическая модель. — СПб., 1992.

Козловски, П. Прощание с марксизмом-ленинизмом. Очерки персоналистской философии. — СПб., 1997.

Козловски, П. Принципы этической экономии. — СПб., 1999.

Мэнкью, Н. Г. Принципы экономики. — СПб., 1999.

Норт, Д. Институты и экономический рост: историческое введение // THESIS. — 1993. — Вып. 2.

Ойкен, В. Экономические системы // THESIS. — 1993. — Вып. 2.

Поланьи, К. Саморегулирующийся рынок и фиктивные товары: труд, земля, деньги // THESIS. — 1993. — Вып. 2.

Речмен, Д. Дж. и др. Современный бизнес. Т. 2. — М., 1995.

Стиглиц, Дж. Ю. Экономика государственного сектора. — М., 1997.

Уильямсон, О. Контрактный человек // THESIS. — 1993. — Вып. 3.

Фергюсон, Й. Глобальное общество в конце двадцатого столетия // Международные отношения: социологические подходы. — М., 1998.

Эрроу, К. Возможности и пределы рынка как механизма распределения ресурсов // THESIS. — 1993. — Вып. 2.

Taylor, Р. J. Embedded Statism and Social Sciences // Environment and Planning. — 1996.— 28.11.

Основные понятия

Общественные блага, дилемма заключенных, внешние эффекты (экстерналии), трансакционные издержки, оппортунизм, «недостатки рынка», эффективное распределение по Парето, улучшение по Парето, принцип Парето, государство благосостояния, теория общественного выбора, парадокс голосования, теорема невозможности Эрроу, совещательная демократия, «хозяйственный порядок».

Контрольные вопросы

  • 1. Что значит рациональность?
  • 2. Чем общественные блага отличаются от частных?
  • 3. Каково значение понятия «недостатки рынка»?
  • 4. Каковы некоторые альтернативные теории экономической роли правительства?
  • 5. Каковы перспективы исправления недостатков и совершенствования рыночных и государственных институтов?
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >