УСЛОВИЯ ТРУДА И РЕЗЕРВИРОВАНИЕ СРЕДСТВ НА КОМПЕНСАЦИОННЫЕ ВЫПЛАТЫ В XXI ВЕКЕ

Условия труда, здоровье работников и компенсационные выплаты: опыт России

Социально-экономическое развитие той или иной страны во многом зависит от состояния условий и охраны труда, которые существенно влияют на здоровье населения трудоспособного возраста, а также на функционирование рынка труда и поведение его участников.

На протяжении последних нескольких десятилетий в западных странах и в России внимание государственных структур к проблемам условий и охраны труда повышается, что связано с качественными изменениями технологии, организации производства и труда. Усложнение труда, удорожание стоимости оборудования промышленного производства требуют от работников повышенного внимания, жесткой дисциплины труда, быстроты реакции, большей ответственности. Механизация и автоматизация производства, сократив затраты физической энергии рабочих, значительно повысили их нервно-психические нагрузки. Для компенсации нервной нагрузки нужны большие расходы и качественно иные условия жизнедеятельности, чем для восстановления физических затрат организма.

Высокие темпы работы и жизни, современная организация производства, нацеленная на повышение производительности, интенсивности и качества труда, приводят к преждевременному износу и старению человеческого организма, к повышению частоты возникновения нервных и сердечно-сосудистых заболеваний, росту производственного травматизма и профессиональных заболеваний. Отсюда следует настоятельная необходимость повышения качества трудовой жизни, и в частности улучшение условий и охраны труда, расширение сети медицинского обслуживания, создание систем медицинской, социальной и профессиональной реабилитации пострадавших на производстве, улучшение материального положения работающих в связи с потерей заработка.

В большинстве ЭРС наблюдается быстрый рост количества социальных программ, расширение круга застрахованных лиц, улучшается качество и увеличивается набор услуг по социальному страхованию и обеспечению.

Отметим, что научная категория «здоровье» трактуется ВОЗ как состояние полного физического, душевного и социального благополучия, а не только отсутствие болезни или физических дефектов1.

Обеспечение безопасности человека в процессе трудовой деятельности зависит от комплекса сложных факторов:

  • — состояния техники и технологии, организации производства и труда, состояния социально-трудовых отношений, структуры отраслей экономики;
  • — наличия и развитости современных экономических, правовых и медицинских институтов по социальной защите работников;
  • — географических и природно-климатических особенностей размещения сферы приложения труда, культурных традиций страны (см. прил. 2, табл. П2.9).

Важнейшим механизмами, применяемыми для управления условиями и охраной труда, являются государственные, корпоративные и страховые системы выявления риска повреждения здоровья и утраты трудоспособности работников, конечной целью которых является социальная защита наемного персонала, организованная по следующей модели (рис. 4.1)[1] [2].

Несмотря на наличие медико-санитарных мер по профилактике профессиональных рисков, охране и укреплению здоровья на рабочем месте, состояние здоровья работающих и степень их подверженности профессиональным рискам варьируются в широких пределах как между странами, так и внутри стран[3].

В отечественной науке вопрос различий в заработной плате, оплате труда и издержек работодателей на рабочую силу в зависимости от занятости в неблагоприятных условиях труда изучался достаточно подробно в 1970—1980-е гг. В постсоветский период велись отдельные достаточно фрагментарные научные работы.

Что касается статистики по данному вопросу, то в настоящее время учет затрат, связанных с компенсационными выплатами (доплаты к заработной плате, оплата дополнительных отпусков, сокращенный рабочий день и т. д.), ведется только по отдельным предприятиям

(факультативно). Наибольший удельный вес в данной группе затрат принадлежат доплатам к тарифным ставкам (окладам), хотя наиболее дорогостоящими являются расходы по досрочным пенсиям, по которым предприятия несут только частичную финансовую нагрузку.

Рис. 4.1. Отечественная модель социальной защиты работников от профессиональных рисков

Следует отметить, что зачастую результаты работы в сфере охраны труда трудно измерить или оценить. Можно дать весьма приблизительную оценку только по отдельным видам издержек: травмам, больничным листам, текучести кадров и расходам на пенсии по инвалидности. Затраты, связанных с компенсациями персоналу за работу в неблагоприятных условиях труда, по нашим оценкам, составляют 1,5—2,5 % ВВП.

В круг важнейших факторов, влияющих на необходимость повышения заработной платы и страховых ее резервов, зависящих от условий труда (пространственных и производственных), входят, во-первых, неблагоприятные природно-климатические условия труда и проживания, для которых характерны высокие потенциального риски повреждения здоровья и трудоспособности, обусловленные опасными и вредными условиями труда, повышенными психофизиологическими нагрузками на персонал, (высокие уровни потенциального профессионального риска купируются повышенной заработной платой в виде компенсационных выплат); во-вторых, фактические случаи повреждения здоровья и утраты трудоспособности, связанные с наступлением природно-климатических и профессиональных рисков (компенсируются в форме страховых выплат за утрату трудоспособности, наступившей в связи с профессиональными заболеваниями и несчастными случаями на производстве).

В основе методов, оценивающих потенциальный риск производственного травматизма, лежит факторный анализ причин травматизма: несовершенство техники и оборудования, нарушение правил организации работы с учетом правил техники безопасности и т. д. В основном отечественные методы оценки потенциального риска производственного травматизма совпадают с используемыми в ЭРС. Что касается оценки профессиональной заболеваемости, то отечественная практика опирается в значительной степени на доктрину «нулевого риска» и пороговые значения повреждающих эффектов факторов производственной среды[4], которые в ЭРС в последние десятилетия подвергаются сомнению.

В России среди работающих в условиях, не отвечающих санитарно- гигиеническим нормам, наибольшая часть работников вынуждена трудиться при повышенных уровнях шума, ультразвука и инфразвука, загазованности воздуха рабочей зоны.

Следует отметить и тот факт, что официальная статистика не учитывает такие важнейшие показатели повреждений здоровья трудоспособного населения, как производственно-обусловленная заболеваемость, снижение иммунитета, ускоренное старение и нарушение репродуктивных функций, т. е. так называемый скрытый профессиональный риск, уровень которого превышает 70 % всех рисков наступления случаев повреждений (утраты) здоровья работников под воздействием неблагоприятных производственных факторов.

Анализ проблем, связанных с ухудшением здоровья трудоспособного населения, позволил выявить наиболее актуальную — отсутствие экономической заинтересованности сторон социально-трудовых отношений в проведении мероприятий, направленных на улучшение условий труда, охрану здоровья и социальную защиту работников. Основное внимание уделяется не предупреждению случаев повреждений здоровья работников, а предусмотренным законодательством компенсационным мероприятиям при наступлении несчастных случаев, что препятствует обеспечению профилактических и защитных мероприятий по охране труда техническими и финансовыми ресурсами.

При этом к существующим недостаткам социальной защиты работников в стране относится отсутствие оценки последствий профессионального риска в долгосрочной перспективе (на протяжении всего трудового и послетрудового периодов) и по всем видам утраты трудоспособности: в связи с инвалидностью по трудовому увечью и профессиональной заболеваемости, а также по досрочным пенсиям. Например, для обеспечения достоверности проводимого анализа интенсивных показателей профессиональной заболеваемости (ее частоты) требуется рассматривать те группы работающих, которые заняты продолжительное время в конкретной профессии и в производствах с идентичными условиями труда, а также систематически проходят периодические медицинские осмотры.

Кроме того, важно изучать профессиональную заболеваемость на представительных группах наблюдаемых работников (не менее 2,0— 3,0 тыс. человек) на протяжении 20—50 лет. При этом исчисление среднегодового показателя следует проводить за длительные временные периоды: после 10—15 лет наблюдений; после 16—30 лет наблюдений, после 30 лет наблюдений, включая периоды выхода на пенсию. На практике такое изучение должным образом не проводится. В результате в добывающих и перерабатывающих отраслях промышленности, в строительстве и на транспорте, по нашим оценкам, учитываются финансовые последствия профессиональных рисков в размере до 10— 20 % от фактических величин, связанных с реальной утратой трудоспособности.

Применяющиеся макроэкономические методы оценок последствий профессионального риска (на уровне отраслей экономики и регионов страны), отсутствие интегральных методов оценки утраты трудоспособности связаны с функционированием устарелой модели управления условиями охраны труда.

Во многом это связано с тем, что в России вместо углубленного индивидуального выявления (диагностики) профессиональных заболеваний на ранних их стадиях и применения эффективных способов профилактики профессиональных заболеваний продолжает широко использоваться институт предоставления досрочных пенсий за работу в производствах с неблагоприятными условиями труда. В столь широких масштабах институт досрочных пенсий (каждый третий-четвертый работник промышленности) не применяется больше нигде в мире. Его использование приводит в конечном счете к потере ответственности субъектов правоотношений в данной сфере за проведение оценки профессиональных рисков, к стремлению работодателей сохранить существующие неблагоприятные условия труда, так как они несут только часть финансовой нагрузки за предоставление досрочных пенсий.

Во многом это обусловлено историческими условиями формирования социалистической модели охраны труда, в основу которой были положены административные формы управления экономикой и коллективные формы социальной защиты населения. Например, отмена в 1930-е гг. института обязательного социального страхования от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний привела к отказу от использования крайне важных методов оценки индивидуальных рисков повреждения здоровья (см. прил. 1, ссылка 14).

Отрицательным последствиям такой упрощенной модели явилась весьма скудная и малоинформативная статистика последствий профессиональных рисков. Например, до сего времени отсутствует статистическая информация в форме государственного реестра, отражающая различные аспекты повреждения здоровья работников на конкретных производствах и утрату ими трудоспособности с точки зрения среднего возраста наступления инвалидности и продолжительности жизни после наступления инвалидности. Это не позволяет достоверно установить статистические объемы страховых выплат по тому или иному виду профессиональной деятельности.

Еще одним серьезным ограничителем для развития научных исследований и накопления необходимой и достоверной статистики профессиональных рисков является применяемый институт досрочных пенсий, который, по сути, и сегодня блокирует получение объективной информации по уровням и тяжести последствий профессиональных заболеваний в стране.

Это можно объяснить тем, что период развития многих видов профессиональной заболеваемости составляет 30—40 лет, т. е. их наступление происходит в старших возрастных группах, когда работники уже получили право на досрочную пенсию — в 50 и 55 лет. Поэтому для работников установление профессионального заболевания после того, когда они уже оформили свое право на досрочную пенсию, не носит актуального характера (тем более учитывая заявительный порядок и весьма сложную процедуру установления диагноза профессионального заболевания).

Следует, однако, отметить, что с 1990-х гг. в России постепенно отказываются от архаичных и политизированных подходов в данной сфере, отечественные ученые и специалисты начинают активно использовать опыт, накопленный ЭРС.

В то же время значительный исторический период, когда исследования риска носили фрагментарный характер, не прошел бесследно, сегодня механизмы и нормативный порядок определения индивидуального риска повреждения здоровья на производстве, процедура оценки и управления риском находятся в зачаточном состоянии. В стране все еще используется статистическая база в области охраны труда, которая дает только общие представления об уровнях профессионального риска в целом для больших профессионально-отраслевых групп работающих.

Можно отметить, что важнейшей вехой в период 1991—2017 гг. в России был переход от отраслевой и компенсационной модели управления условиями и охраной труда к корпоративной модели управления профессиональными рисками и страховым механизмам снижения и компенсации последствий наступления профессиональных рисков.

В то же время основной механизм социальной защиты работников от рисков профессиональной деятельности остался прежним — это сочетание методов оценки потенциальных рисков с помощью специальной оценки (аттестации по условиям труда) рабочих мест и компенсационных механизмов утраты трудоспособности на основе экспертно установленных требований — стажа работы в определенных производствах.

  • [1] Преамбула Устава Всемирной организации здравоохранения.
  • [2] Роик В. Д. Страхование от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний: экономика, финансы и право. Казань : Изд-во Казанского ун-та, 2014.С. 100.
  • [3] Здоровье конкретного человека — индивидуальное здоровье, которое связанос большими колебаниями важнейших показателей жизнедеятельности, приспособительными возможностями организма. Между здоровьем и болезнью как противоположными состояниями может быть предболезнь — состояние, когда заболевания ещенет, но защитные и приспособительные силы организма перенапряжены или резкоослаблены и вредный фактор, который в обычных условиях не вызвал бы заболевания,может его вызвать. Кроме того, здоровье не исключает наличия в организме еще не проявившегося болезнетворного начала, колебаний в самочувствии человека или даженекоторых отклонений от того, что рассматривается как физиологическая норма.
  • [4] Согласно доктрине «нулевого риска» при наличии вредных факторов, содержаниекоторых меньше их величин по сравнению с установленными предельно допустимымиконцентрациями (ПДК) и предельно допустимыми уровнями (ПДУ), безопасность человека при нормальной продолжительности рабочей смены и недели обеспечиваетсяна протяжении всей трудовой и послетрудовой жизни.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >