Международный и отечественный опыт оценки профессионального риска

Важнейшей характеристикой современного этапа общественного производства является возрастание значимости профессиональных рисков для человека труда. Простое их перечисление поражает высокой динамикой появления и трудно предсказуемыми последствиями. Круг угроз для профессиональной деятельности людей не только не уменьшается, но, как свидетельствует статистика, постоянно расширяется, а его последствия становятся все более тяжелыми и обременительными с человеческих и экономических позиций. Такой точки зрения придерживаются ученые в индустриально развитых странах.

Столь массированное «наступление» профессиональных рисков на человека труда приводит к огромным потерям и трагедиям миллионов людей. Экономическая стоимость последствий несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний оценивается примерно в 4 % мирового ВВП.

С момента своего создания в 1917 г. Международная организация труда совместно с Всемирной организацией здравоохранения и рядом других международных и национальных организаций в области медицины труда проводит масштабные исследования условий труда и их влияния на здоровье работников. Достаточно отметить, что за период с 1930-х гг. по настоящее время МОТ подготовила четыре издания «Энциклопедии по безопасности и гигиене труда», в которых воплощен труд более 2000 экспертов из 65 стран, которые работали в данной сфере несколько десятков лет.

В четвертом издании «Энциклопедии по безопасности и гигиене труда», изданной также в России в 2001 г., содержится анализ научных наработок специалистов в области эпидемиологии профессиональных заболеваний — науки, изучающей влияние условий труда на частоту возникновения и тяжесть последствий заболеваний, связанных с профессиональной деятельностью в различных видах человеческой деятельности. Например, специалисты МОТ и ВОЗ выделяют более 150 классов профессиональных рисков и приблизительно 1000 их видов, которые представляют реальную опасность для 2000 различных профессий. При этом считается, что данная классификация является неполной и охватывает только отдельные аспекты безопасности и гигиены труда.

Во второй половине XX в. наблюдалось повышенное внимание к методам оценки профессионального риска. В качестве сопоставительных и оценочных стали использовать такие понятия, как «социальная опасность профессионального риска» и «индивидуальная опасность профессионального риска».

Категория «социальная опасность» применима для оценки профессионального риска в стандартизированных профессиональных группах в течение всей трудовой жизни — на протяжении 108 часов воздействия риска.

Категория «индивидуальная опасность» предполагают уточненную оценку профессионального риска по показателям здоровья конкретного работника1.

В странах Европейского союза методы оценки риска нашли широкое практическое применение с 1970—1980-х гг. С этой целью в ряде стран было организовано проведение масштабных исследований профессиональных рисков в производствах с повышенными уровнями опасности и вредности производственной среды; стала накапливаться обширная статистическая база, позволяющая проводить идентификацию факторов риска и углубленный их анализ с позиции вызываемых повреждающих эффектов. Все это позволило создать представительную эмпирическую базу для разработки и принятия законов и нормативных документов, обязывающих работодателей проводить оценку риска, а также написать методические рекомендации по принципам и методам организации данной работы, оформленные в форме национальных стандартов.

Обобщая наработанный опыт, исполнительный комитет по вопросам безопасности и здоровья Великобритании[1] [2] разработал и утвердил в 1991 г. нормативный документ «Руководство по эффективному управлению профессиональной безопасностью и здоровьем», который впоследствии был преобразован в национальный стандарт BS 8000—1996 «Руководство по системам управления охраной здоровья и безопасности персонала». Данный стандарт послужил образцом для создания соответствующих национальных документов в сфере безопасности и охраны труда в ряде стран.

В 1990-е гг. под эгидой Международной организации труда была проведена работа по обобщению и анализу практики национальных систем управления безопасностью и медициной труда, позволившая принять соответствующий документ ILO-OSH 2001 «Руководство по системам безопасности и здоровья персонала», который был одобрен представителями правительств, предпринимателей и рабочих.

Впоследствии МОТ разработала и в 2006 г. приняла Конвенцию № 187 «Об основах, содействующих безопасности и гигиене труда», которая нацеливает национальные правительства на разработку, принятие и реализацию ряда программных документов в сфере национальной политики в области охраны труда, национальных программ по охране труда.

Важнейшими установками данной Конвенции № 187 является ориентация национальных систем безопасности и гигиены труда на организацию государственных систем контроля уровней профессионального риска, включая оценку состояния производственной среды и здоровья работающих.

Считается, что социальное законодательство и государственная политика в области безопасности и гигиены труда призваны принимать меры по недопущению самой возможности работы во вредных и опасных условиях труда. В случае аварийных ситуаций или особой значимости функционирования производств с повышенными уровнями профессиональных рисков работа персонала организуются на основе постоянного мониторинга уровней профессионального риска, учета дозированного накопления факторов риска и строго регламентированной продолжительности работы персонала.

Во всех других случаях производства с повышенными уровнями профессионального риска должны быть остановлены, а работники имеют право прекратить работу и покинуть опасную зону. Соответствие этим требованиям проверяется государственными техническими инспекторами и врачами медико-санитарных служб.

Оценка состояния здоровья населения возможна на основе анализа целого комплекса показателей, характеризующих заболеваемость, утрату трудоспособности, среднюю продолжительность жизни и т. д. Одним из таких показателей является ожидаемая продолжительность здоровой жизни, т. е. жизнь в отсутствие серьезных болезней и обусловленной ими инвалидности.

1

Конвенции и рекомендации МОТ содержат минимальные стандарты медицинской помощи, которые являются важнейшими ориентирами для выработки государственной социальной политики в сфере здравоохранения. Так, Конвенция МОТ № 130 (1969) «О медицинской помощи и пособиях по болезни» определяет весь круг вопросов социального регулирования медицинской помощи (см. прил. 1, ссылка 15).

К базовым конвенциям, устанавливающим основополагающие подходы к организации национальных систем охраны труда, относится Конвенция № 161 (1985) «О службе гигиены труда». Конвенция устанавливает функции служб гигиены труда, способы их создания и формы деятельности. В функции служб гигиены труда, которые должны иметь в основном профилактическую направленность, входит наблюдение за производственной средой и состоянием здоровья трудящихся, информирование, просвещение, профессиональное обучение, консультации, осуществление программ по оказанию первой помощи, лечению и охране здоровья (см. прил. 1, ссылка 16).

Важнейшими теоретическими конструкциями обязательного социального страхования является взаимосвязь национальных систем заработной платы, регулирования вопросов занятости, увязка в единое целое этих управленческих систем с системами налогов и социального страхования.

Приоритетным направлением перехода к новой модели управления условиями и охраной труда в 2000-е гг. в России стало внедрение системы обязательного социального страхования от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний.

Справка

За годы советской власти в нашей стране сложилась система компенсаций (досрочные пенсии, сокращенный рабочий день, дополнительный отпуск), предоставляемых работникам, занятым на рабочих местах с неблагоприятными условиями труда (вредные для здоровья воздействия производственной среды, опасность производственных травм и профессиональных заболеваний, тяжелая физическая нагрузка и т. д.). Сформированная в 50—70-х гг. XX столетия, данная система компенсаций была связанна с интенсивно проводившейся индустриализацией народного хозяйства страны, объективно требовавшей принципиально новых форм социальной защиты работников от рисков профессионального труда в базовых отраслях экономики: горнорудной, металлургической, тяжелого машиностроения, химической и атомной промышленности, авиационного и водного транспорта. Главная характеристика данной системы — коллективно-групповые формы социальной защиты работников определенных профессиональных групп.

Проведенные в ГУ НИИ медицины труда РАМН комплексные исследования по оценке значимости психосоциальных факторов для формирования профессиональных рисков работников производственной (нефтедобыча, нефтехимия, стекольное производство, сельское хозяйство) и непроизводственной (врачи, учителя) сфер показали, что наиболее значимым психосоциальным фактором труда для лиц рабочих профессий является страх потери работы (угроза безработицы). Этот фактор определяет нежелание работника подвергаться качественному медицинскому обследованию в процессе периодических медицинских осмотров (ПМО), позднее обращение за медицинской помощью, аггравацию здоровья в процессе обследований и самооценки.

Одной из причин реформы обычно называют значительные масштабы компенсаций. Так, экспертные оценки свидетельствуют, что общая сумма расходов на финансирование льготных пенсий, доплат к заработной плате, дополнительного отпуска, а также издержек по индивидуальному возмещению ущерба уже сегодня составляет в среднем 6—8 % от фонда оплаты труда в промышленности, а по отдельным отраслям и регионам — 20—40 % и более, т. е. превосходит по своим масштабам другие существующие социальные проблемы[3].

Компенсация повреждения здоровья и средних уровней утраты профессиональной трудоспособности с помощью страхования от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний проводится только для одного из каждых 20 имеющих место случаев.

«Растворенность» экономической составляющей профессиональных рисков в общей системе социального обеспечения и здравоохранения приводит к незаинтересованности предприятий в объективной оценке, в снижении и минимизации профессиональных рисков, в проведении профилактических мер в сфере охраны и медицины труда.

Такое положение дел не побуждает работодателей принимать эффективные меры по обеспечению здоровых и безопасных условий труда, позволяет государству и работодателям экономить на охране труда, а весьма низкая по размеру заработная плата зачастую приводит к тому, что работники интенсифицируют свой труд и не соблюдают требования безопасности труда.

В этой связи предстоящая модернизация системы управления условиями и охраной труда на основе оценки и управления профессиональными рисками в стране представляется чрезвычайно сложной задачей.

С этой целью требуется совершенствование законодательной базы, позволяющей сформировать более эффективные институты управления охраной труда в стране.

Следует критически признать, что за постсоветский период 1991— 2017 гг. разработка научных рекомендаций по данному вопросу продвинулась весьма незначительно. Применяемые методы ограничиваются нормативно-административными регуляторами общего характера и компенсационными мерами для пострадавших на производстве. Пока за рамками системами находятся вероятностно-прогностические методы оценки рисков, также практически не применяются механизмы их минимизации и страхования на индивидуальном уровне.

В случаях же фрагментарного (в основном для научных целей) применения методов оценки рисков используется исключительно профессионально-групповой подход. Самой «идеологии» методов оценки профессиональных рисков все еще недостает ориентации на работника с позиций оценки потенциально возможного влияния факторов производственной среды и трудового процесса на работника, а также состояния его здоровья и утраты трудоспособности — как единого взаимоувязанного целого.

Применяемые в стране методы оценки риска позволяют получить только общее представление о длительном воздействии опасных и вредных производственных факторов и вероятности причинения вреда жизни и здоровью работника. Отдельные и зачастую малоэффективные методы оценки профессионального риска не объединены в единую систему мониторинга производственной среды и состояния здоровья работников. Прогрессивные методы используются в ограниченных масштабах, а фрагментарная статистика (неполные и малодостоверные данные) профессиональных рисков затрудняет разработку и применение современных страховых механизмов компенсации утраты трудоспособности работникам и, самое главное, не позволяет эффективно предупреждать и минимизировать профессиональные риски.

В итоге в стране используется статистическая база в области охраны труда, которая дает лишь общие представления об уровнях профессионального риска для больших профессионально-отраслевых групп работающих. Например, указывается удельный вес работающих, занятых в неблагоприятных условиях труда, по отдельным факторам риска — шуму, вибрации, запыленности, загазованности и т. д., но не отражается самая важная информация о вероятностных характеристиках риска с позиции «доза-эффект»: во сколько раз факторы риска превышают санитарные нормы (предельно-допустимые концентрации и предельно-допустимые уровни); период (длительность) нахождения работников в неблагоприятных условиях труда, т. е. не учитывается экспозиция риска для конкретных групп работников; возраст утраты фиксированной трудоспособности из-за хронически обусловленной и профессиональной заболеваемости, а также в связи с несчастными случаями на производстве.

Для решения имеющихся проблем необходимо создать потенциал для первичной профилактики профессиональных факторов риска, болезней и травм, включающий укрепление кадровых, методологических и технологических ресурсов, подготовку работников и работодателей, введение в действие здоровой практики труда и организации работы и формирование культуры укрепления здоровья на рабочем месте.

Нужны механизмы стимулирования разработки концепции здоровых рабочих мест, включая проведение консультаций с работниками и работодателями и их участие в этом процессе. При этом важно обеспечить дальнейшую работу по укреплению здоровья и развитию комплексной профилактики неинфекционных болезней, в частности путем пропагандирования здорового режима и рациона питания, физической активности, укрепления психического здоровья работника и здоровья семьи.

Например, отечественные и зарубежные ученые считают, что срок работы свыше половины среднего срока развития профессионального заболевания по данной профессии является значимым фактором риска, который можно регулировать, в том числе с помощью защиты временем: сокращенный рабочий день, дополнительный отпуск, контрактная форма договора, при котором период безопасной трудовой деятельности устанавливается с помощью трудового контракта на период работы меньше среднего срока развития профессионального заболевания (рис. 4.2З[4].

Интегральная функция распределения стажа работы до развития профессионального заболевания (стажевые зоны риска

Рис. 4.2. Интегральная функция распределения стажа работы до развития профессионального заболевания (стажевые зоны риска:

А — безопасная, Б — пограничная, В — опасная)

На рис. 4.2 представлены три стажевые зоны риска: безопасная зона А, где стажевая экспозиция не приводит к выраженным характеристикам риска (имеют место эпизодические случаи профессиональных заболеваний); пограничная зона Б, для которой стажевая экспозиция приводит к значимым последствиям регистрируемых случаев профессиональных заболеваний; зона В — опасная, где стажевая экспозиция существенно превышает средние показатели частоты профессиональных заболеваний по данной профессиональной группе работающих, большая часть которых сопровождается стойкой утратой трудоспособности.

Еще одним профилактическим направлением снижения повреждающих эффектов профессиональных рисков выступают оздоровительные и лечебные медицинские мероприятия. Предназначение мониторинга состояния здоровья работающих состоит в определении ранних форм профессиональной заболеваемости, принятии мер для их лечения и оздоровления, перевода на другую работу, разработки предложений по включению данных профессиональных групп работающих в списки повышенного риска и обоснования для них мер социальной защиты.

Для получения более полной и достоверной картины с целью страхования досрочной утраты трудоспособности требуется применение масштабных и углубленных изучений состояния здоровья работающих и использование следующих показателей:

  • — производственно-обусловленная (хроническая) заболеваемость работающих — данный вид заболеваний является важным показателем (индикатором) профессионального риска и риска утраты трудоспособности;
  • — биологический возраст, основанный на выявлении ускоренного старения и более раннего его проявления в силу существенного нарушения здоровья работников по причине вредных условий труда и (или) повышенной интенсивности труда;
  • — продолжительность периода здоровой жизни;
  • — продолжительность жизни после определения профессионального заболевания.

Следует отметить, что данный набор показателей в таком виде еще практически не применялся в стране для анализа влияния вредных факторов производственной среды и повышенной интенсивности труда на состояние здоровья и утрату трудоспособности работников, хотя представляет большой интерес в силу значительных взаимодополняемых диагностических возможностей каждого из показателей, а поэтому может играть значительно большую роль для анализа факторов профессионального риска и их экспозиций.

В этой связи требуется безотлагательная модернизация системы оценки и управления профессиональными рисками в стране, дополнение существующих профессионально-групповых способов современными методами оценки профессиональных рисков, основанными на индивидуальном подходе к оценке и прогнозированию вероятности повреждения здоровья.

Такие методы позволяют составить прогноз вероятности развития профессионального заболевания и его степени, на основе чего можно вывести количественные показатели защиты временем:

  • — определять безопасный период трудовой деятельности, при котором стажевая экспозиция мала, еще не опасна и является допустимой;
  • — устанавливать пограничное состояние риска профессионального заболевания, при котором стажевая экспозиция превышает допустимую и может привести к нарушению здоровья;
  • — оценивать пороговое значение периода трудовой деятельности, выше которого стажевая экспозиция с высокой степенью вероятности может вызвать профзаболевание.

Например, среди вредных факторов производственной среды кузнецов выделяются такие, как повышенная тепловая нагрузка, шум и вибрация, которые при длительной работе могут вызвать серьезные нарушения здоровья. Чем выше уровень шума и больше продолжительность стажа работы кузнецов, тем больше вероятность потери слуха. Например, при превышении шума на 15 децибел при стаже работы 12 лет и более почти треть кузнецов подвергаются риску потери слуха.

Одним из путей профилактики преждевременной утраты трудоспособности является индивидуальный мониторинг факторов риска и состояния здоровья с помощью ведения паспорта риска для конкретных работников и разработка индивидуальной программы оздоровительных и лечебных мероприятий (оздоровление в амбулаторных условиях, физиотерапевтические комплексы, санаторно-курортное лечение и т. д.).

  • [1] ЛоватиА. Надежность систем // Энциклопедия по безопасности и гигиене труда.Т. 2. С. 1316—1317.
  • [2] Является правительственным органом, отвечающим за исполнение законодательства в этой области.
  • [3] URL: https://news.rambler.ru/other/41728450-v-mintrude-rf-uzhasnulis-tratam-pfo-na-pensionerov-dosrochnikov/.
  • [4] Профессиональный риск для здоровья работников (Руководство) / под ред.Н. Ф. Измерова, Э. И. Денисова. М. : Тровант, 2003. С. 24.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >