ОСОБЕННОСТИ РАССМОТРЕНИЯ УГОЛОВНЫХ ДЕЛ В СУДЕ С УЧАСТИЕМ ПРИСЯЖНЫХ ЗАСЕДАТЕЛЕЙ

Судебное следствие и проблемы доказывания в суде с участием присяжных заседателей

Точка зрения

Судебное следствие, на котором происходит проверка, а затем и окончательная оценка уголовных доказательств, представляется таким периодом процесса, в отношении которого все предшествующее производство имеет значение лишь служебное.

В. К. Случевский, из кн. «Учебник русского уголовного процесса.

Судоустройствосудопроизводство»

Судебное следствие является центральной частью судебного разбирательства, что особенно ярко проявляется в суде с участием присяжных заседателей. Как правильно отмечает Т. А. Владыкина, именно в ходе судебного следствия проводится исследование судом с участием сторон всех доказательств, необходимых для вынесения присяжными заседателями вердикта, а следовательно, закладывается фундамент законного, обоснованного, справедливого приговора[1].

Вместе с тем судебное следствие при рассмотрении уголовного дела в составе профессионального судьи (судей) и судебное следствие в суде с участием присяжных заседателей существенно различаются. Так, Л. Б. Алексеева приходит к выводу о выделении процессуальных, организационно-процессуальных и психологических особенностей судебного следствия в суде с участием присяжных заседателей (рис. 6)[2].

Особенности судебного следствия в суде с участием присяжных заседателей

Рис. 6. Особенности судебного следствия в суде с участием присяжных заседателей

Процессуальные особенности обусловлены прежде всего тем, что институт присяжных заседателей предполагает «такое разграничение функций между профессиональным судьей и коллегией присяжных, при котором разрешение вопросов факта... относится к компетенции присяжных заседателей»[3]. Это означает, что судебное следствие имеет четкое разделение на два этапа (с участием присяжных заседателей и без такового), каждый из которых имеет свой предмет доказывания.

Организационно-процессуальные особенности судебного следствия в суде с участием присяжных заседателей связаны с порядком исследования доказательств. Присяжные не являются профессиональными судьями, поэтому необходимо тщательно продумывать тактику представления доказательств, своевременно реагировать на отступление кем-либо из участников процесса от установленных законодательством процедур и т. п.

Психологические особенности обусловлены опасностью психологического воздействия на присяжных заседателей, что может вызвать у них предубеждение в отношении подсудимого и тем самым сказаться на постановлении вердикта.

Например, в своем исследовании О. А. Гулевич приводит следующие социодемографические и физические особенности подсудимого, оказывающие влияние на вердикт присяжных:

— присяжные заседатели с большей вероятностью обвиняют подсудимого с низким социоэкономическими статусом, чем с высоким;

  • — присяжные заседатели более склонны к обвинению подсудимого, не знающего их родного языка;
  • — внешне привлекательные подсудимые оцениваются присяжными заседателями как менее опасные и др.[4]

В связи с тем, что анализ психологических факторов, влияющих на решение присяжных заседателей, требует специального исследования, в данной работе авторы ограничились только анализом тех особенностей судопроизводства в суде с участием присяжных заседателей, которые непосредственно отражены в законодательстве.

Точка зрения

Вступительное заявление нацелено на то, чтобы дать сторонам возможность нарисовать присяжным заседателям общую картину фактов по данному делу и посвятить присяжных в суть своей позиции по делу.

У. Бернэм, из кн. «Суд присяжных заседателей»

По сравнению с ординарным судопроизводством, в котором судебное следствие начинается с изложения государственным обвинителем предъявленного подсудимому обвинения, судебное следствие с участием присяжных заседателей начинается со вступительных заявлений государственного обвинителя и защитника.

Основной целью вступительных заявлений сторон является ознакомление присяжных заседателей с обстоятельствами уголовного дела. Ученые, исследовавшие психологические аспекты суда с участием присяжных заседателей, особо подчеркивают этот этап производства: в начале судебного процесса присяжные внимательнее относятся к происходящему и воспринимают максимальное количество информации, обращение их внимания на те или иные доказательства будет способствовать их более легкому усвоению в дальнейшем[5].

Судебное решение

Верховный Суд РФ признал несостоятельным утверждение адвоката о том, что государственный обвинитель оказал незаконное воздействие на присяжных заседателей, сообщив им во вступительном слове не только существо, но и содержание обвинения с приведением его юридической оценки, поскольку содержание обвинения все равно было бы доведено до присяжных заседателей в напутственном слове председательствующего судьи.

Кассационное определение Верховного Суда РФ от 02.09.2010 № 32-0 7 0-29СП

В соответствии с ч. 2 ст. 335 УПК РФ во вступительном заявлении государственный обвинитель излагает существо предъявленного обвинения, т. е. тезис, который надлежит обосновать стороне обвинения в ходе судебного следствия на основании представленных доказательств, указывает на доказательства, с помощью которых им будет обосновываться предъявленное обвинение, и предлагает порядок исследования этих доказательств. При этом государственный обвинитель в своем вступительном заявлении не обязан оглашать полностью обвинительное заключение, а лишь представить краткое и понятное для присяжных заседателей изложение существа предъявленного обвинения[6].

Вступительное заявление защитника, согласно ч. 3 ст. 335 УПК РФ, представляет собой высказывание согласованной им с подсудимым позиции по предъявленному обвинению и изложение порядка исследования доказательств, представляемых защитой.

Важно помнить, что защитник произносит свое вступительное заявление после вступительного заявления государственного обвинителя, а следовательно, так или иначе должен учитывать те обстоятельства, которые изложил во вступительном заявлении государственный обвинитель.

Основную задачу защитника на этом этапе судебного разбирательства Р. Гаррис описывал следующим образом: «Ваша задача — изложить существо того, что вы собираетесь доказать. Это надо сделать так, чтобы, когда затем улики, являющиеся на судебном следствии обыкновенно в отрывочных и часто далеко разбросанных частях, будут одна за другой представляться присяжным, последние могли видеть связь каждой из них со всеми предыдущими, а затем и со всем судебным материалом и оценить их значение»[7].

Таким образом, во вступительных заявлениях государственный обвинитель и защитник доводят до сведения суда свою позицию по уголовному делу. Каких-либо требований к содержанию вступительных заявлений государственного обвинителя и защитника закон не содержит, в связи с этим попытаемся восполнить этот пробел и выскажем некоторые рекомендации по содержанию вступительного заявления защитника.

Исторический казус

По делу об убийстве в драке защитник, желая блеснуть, произнес: «Драка, господа присяжные заседатели, есть такое состояние, субъект которого, выходя из границ дозволенного, совершает вторжение в область охраняемых государством объективных прав личности, стремясь нарушить целость ее физических покровов повторным нарушением таковых прав. Если одного из этих элементов нет налицо, то мы не имеем юридического основания видеть во взаимной коллизии субстанцию драки». На что А.Ф. Кони заметил в своем возражении: «Господа присяжные заседатели, я думаю, что вам всем известно — и, пожалуй, даже по собственному опыту из детства, что такое драка. Но уж если нужно ее в точности определить, то позвольте вместо длинной формулы защитника сказать, что драка есть такое состояние, в котором одновременно каждый из участников наносит и получает удары».

А. Ф. Кони, из статьи «Приемы и задачи обвинения»

  • 1. Излагаемая по уголовному делу позиция должна быть краткой, но в то же время емкой и понятной присяжным заседателям. Вполне допустимо использование в ходе вступительного заявления различных наглядных материалов. Верховный Суд РФ подтвердил это в одном из своих определений, обратив вместе с тем внимание, что обязательным условием при этом является разъяснение присяжным заседателям, что используемые материалы применяются для наглядности и доказательством они не являются[8].
  • 2. Вступительное заявление должно касаться только тех обстоятельств, которые подлежат установлению присяжными заседателями, т. е. вопросов фактов. В частности, не следует во вступительном заявлении сообщать сведения:
    • а) о личности участников процесса, не подлежащие исследованию с участием присяжных заседателей. Например, во вступительном заявлении защитник сообщил присяжным заседателям, что «все потерпевшие наркодельцы, получившие срок, и теперь сводят счеты с подсудимым»[9], это стало одним из оснований отмены приговора.

Другой пример: во вступительном заявлении защитник, высказывая отношение к обвинению, сказал, что подсудимый «порядочный человек, семьянин, известный в обществе», председательствующий судья прервал выступление адвоката и обратился с просьбой к присяжным заседателям не принимать во внимание данное обстоятельство[10];

Судебное решение

Верховный Суд РФ посчитал, что слова защитника во вступительном заявлении о том, что обвинение является несущественным, оно не конкретизировано и противоречивое, является выражением стороны защиты к предъявленному обвинению.

Кассационное определение Верховного Суда РФ от 19.12.2011 №5-011-266СП

  • б) о применении в ходе расследования уголовного дела недозволенных методов, некомпетентности органов предварительного расследования, недопустимых доказательствах и их фальсификации органами предварительного следствия. Например, во вступительном заявлении защитник заявил, что «данное дело сфальсифицировано и не доказано»[11], что стало одним из оснований отмены приговора.
  • 3. Вступительное заявление не должно касаться оценки доказательств, поскольку присяжные заседатели, в отличие от профессионального судьи, имеют возможность ознакомиться с имеющимися в уголовном деле доказательствами только в рамках судебного заседания, и, соответственно, эти доказательства еще не были ими исследованы. При этом не запрещается упоминать об имеющихся доказательствах, не раскрывая их сути. Например, во вступительном заявлении защитник сообщил о том, что в судебном заседании будет допрошен свидетель Д. — исполнитель убийства. Верховный Суд РФ, рассматривая кассационную жалобу, пришел к выводу, что само по себе сообщение о предстоящем исследовании конкретных доказательств не противоречит требованию закона о том, что стороны во вступительном заявлении предлагают порядок исследования представляемых доказательств[12].

Вместе с тем вполне допустимо высказывать свое мнение о виновности или невиновности подсудимого, доказанности или недоказанности обвинения и т. п. Так, осужденный Л. в качестве одного из доводов указал в своей жалобе, что государственный обвинитель во вступительном заявлении высказывал мнение по существу обвинения, тем самым нарушив принцип презумпции невиновности. Верховный Суд РФ, рассматривая данную жалобу, не признал этот довод состоятельным[13].

  • 4. Важно соблюдать баланс — высказывая свою позицию по уголовному делу, ни защитник, ни государственный обвинитель не должны вступать в полемику друг с другом, тем более с председательствующим судьей. Так, во вступительном заявлении защитник начал свою речь с того, что стал разъяснять роли участников процесса, на что председательствующий сделал ему замечание. Несмотря на обращение судьи, адвокат продолжил, сообщив присяжным заседателям, что «не все так просто, сухо и прагматично, как указано в законе относительно их роли», чем вступил в пререкание с председательствующим судьей[14].
  • 5. Не следует упоминать во вступительном заявлении об обстоятельствах, которые вообще не относятся к рассматриваемому уголовному делу. Например, во вступительном заявлении защитник заявил, что он не будет говорить об объеме и законности предъявленного обвинения и просит присяжных заседателей «лишь вспомнить о том, что по делу маньяка Чикатило расстреляно трое невинных людей»[15]. По другому уголовному делу во вступительном заявлении защитник заявил «...15 миллионов долларов США. Вы только представьте, это же порядка 200 кг денег, как можно перевести такие деньги...»[16]. Подобные высказывания, сделанные в ходе вступительных заявлений, были расценены вышестоящей инстанцией как нарушение уголовно-процессуального закона, хотя председательствующие судьи останавливали адвокатов и разъясняли присяжным заседателям не принимать во внимания такие высказывания.

Основные запреты, сформированные судебной практикой относительно содержания вступительного заявления:

  • — касаться сведений, не подлежащих исследованию присяжными заседателями (например, о личности участников процесса);
  • — указывать на пробелы проведенного предварительного расследования;
  • — проводить оценку доказательств;
  • — затрагивать правовые вопросы, разрешение которых не входит в компетенцию присяжных заседателей;
  • — вступать в полемику с процессуальным оппонентом.

В итоге оценку законности вступительного заявления дает председательствующий судья, но сами стороны также могут высказать несогласие с содержанием вступительного заявления. Во всяком случае такой вывод напрашивается из анализа судебной практики[17].

В соответствии с ч. 3 ст. 335 УПК РФ государственный обвинитель и защитник в своих вступительных заявлениях высказывают мнения о порядке исследования представленных ими доказательств и могут предлагать различные варианты последовательности их исследования, в том числе те, которые существенно отличаются от вариантов, предлагаемых оппонентом. При этом указание порядка исследования доказательств не ограничивает стороны в праве отказаться в дальнейшем от исследования тех или иных доказательств либо исследовать другие доказательства, о которых не было упомянуто во вступительном заявлении[18].

После вступительных заявлений государственного обвинителя и защитника суд переходит к исследованию доказательств. В целом исследование доказательств в суде с участием присяжных заседателей проводится по правилам, предусмотренным гл. 37 УПК РФ. Однако при исследовании доказательств важно помнить о следующих моментах:

— исследуемые доказательства должны касаться только тех обстоятельств, которые подлежат установлению присяжными заседателями;

Судебное решение

Верховный Суд РФ отменил приговор поскольку во время допроса подсудимых и свидетелей председательствующий судья допустил обсуждение сведений, характеризующих подсудимых: об их семейном положении, состоянии здоровья, источниках дохода их семей; разведении одним у подсудимых собак и иные данные о личной жизни.

Апелляционное определение Верховного Суда РФ от 10.03.2016 №205-АПУ16-2СП

— данные о личности подсудимого, как указано в ч. 8 ст. 335 УПК РФ, исследуются с участием присяжных заседателей только в той мере, в какой это необходимо для установления отдельных признаков состава преступления[19], однако анализ судебной практики позволяет утверждать, что исследование подобных сведений с участием присяжных заседателей распространяется и в отношении других участников уголовного процесса[20].

Сказанное обусловливает и некоторые особенности исследования отдельных видов доказательств в судебном следствии с участием присяжных заседателей. В частности, Верховным Судом РФ была сформирована практика неприемлемости исследования с участием присяжных заседателей заключения психофизиологической экспертизы обвиняемого, поскольку исследования с использованием полиграфа не являются доказательствами по уголовному делу и вследствие этого не должны оцениваться присяжными заседателями[21].

Председательствующий судья не позволил стороне защиты выяснять, у свидетеля В. сведения о наличии у него травмы мозга, противозаконного хобби, о национальности его отца, у свидетеля Б. - его психическое состояние.

Апелляционное определение Верховного Суда РФ от 07.12.2017 № 78-АПУ17-27СП

Одним из сложных вопросов является исследование с участием присяжных заседателей так называемых шокирующих доказательств, в качестве которых могут выступать вещественные доказательства, фотографии и т. п. Дело в том, что демонстрация подобных материалов может оказать на присяжных заседателей чрезмерное эмоциональное воздействие и тем самым сформировать негативное отношение к подсудимому до вынесения в отношении его вердикта. Так, суд отказал государственному обвинителю в исследовании фототаблицы осмотра трупа, посчитав, что внешний вид вскрытых трупов может оказать на присяжных заседателей эмоциональное воздействие[22]. Тем не менее указанные доказательства могут иметь существенное значение для установления обстоятельств дела. Например, исследование фотографий, сделанных при осмотре места происшествия[23].

Как и в ординарном судебном разбирательстве, в суде с участием присяжных заседателей самым распространенным следственным действием является допрос. В целом он производится по тем же правилам, что и на обычном судебном заседании. Однако председательствующий судья вправе отказать в удовлетворении ходатайства стороны о допросе с участием присяжных заседателей лица[24] (даже в ситуации, предусмотренной ч. 4 ст. 271 УПК РФ), чьи показания касаются обстоятельств, не подлежащих установлению присяжными заседателями.

Это же правило относится к вопросам, задаваемых сторонами допрашиваемым: председательствующий судья вправе отклонить любой вопрос, если он касается обстоятельств, доказанность которых не устанавливается присяжными заседателями либо касается данных о личности участников процесса, в случаях, когда такие сведения не подлежат исследованию с участием присяжных заседателей.

В блокнот

Не могут исследоваться в присутствии присяжных заседателей любые правовые вопросы.

В ходе судебного разбирательства, как правило, не удается избежать ситуаций, когда требуется разрешить тот или иной вопрос правового характера. В то же время в присутствии присяжных заседателей не могут исследоваться никакие правовые вопросы. В частности, это правило распространяется и на исследование в ходе судебного следствия в присутствии присяжных заседателей таких процессуальных решений, как постановление о возбуждении уголовного дела, постановление о привлечении в качестве обвиняемого, постановление о выделении в отдельное производство уголовного дела в отношении соучастника преступления[25]. Не могут в присутствии присяжных заседателей рассматриваться и ходатайства, направленные на обеспечение условий судебного разбирательства, такие как принудительный привод, отводы участникам процесса, применение мер пресечения, а также ходатайства о приобщении к материалам дела новых доказательств[26], признании доказательств недопустимыми и др.

В блокнот

В случае заявления сторонами ходатайства о допросе в ходе судебного заседания ранее не допрошенных на стадии предварительного расследования лиц председательствующий судья с участием сторон проводит предварительный допрос данных лиц, на время которого присяжные заседатели удаляются из зала судебного заседания. Основная цель такого предварительного допроса — установить относимость показаний лиц к обстоятельствам, подлежащим установлению присяжными заседателями.

В случае возникновения каких-либо правовых вопросов сторона уголовного процесса должна сообщить председательствующему судье о наличии у нее ходатайства юридического характера, не раскрывая его содержания в присутствии присяжных заседателей. После этого присяжные заседатели председательствующим судьей удаляются из зала судебного заседания на время рассмотрения заявленных ходатайств. Вместе с тем Верховный Суд РФ признал правомерным рассмотрение правовых вопросов без удаления присяжных заседателей из зала судебного заседания в форме совещания у судейского стола[27].

Судебное решение

Верховный Суд РФ признал правомерными действия председательствующего судьи, когда после предложения свидетеля П. проверить его показания с использованием детектора лжи он разъяснил присяжным заседателям, что отсутствуют научно обоснованные методики подобного рода исследований.

Апелляционное определение Верховного Суда РФ от 20.07.2017 № 4-АПУ17-22СП

Председательствующий судья обязан принимать необходимые меры, исключающие возможность исследования присяжными заседателями вопросов, не входящих в их компетенцию. Если все же присяжным заседателям становится известна такого рода информация, председательствующий должен дать им необходимые разъяснения и предупредить о невозможности использования этих сведений при вынесении вердикта. Однако в ситуациях, когда в ходе судебного разбирательства участники уголовного процесса неоднократно допускали существенные нарушения уголовно-процессуального закона, хотя председательствующий судья вовремя реагировал на них, вышестоящий суд, посчитав, что многочисленный и существенный характер нарушений не мог быть устранен предпринимаемыми мерами[28], отменял приговоры и направлял уголовные дела на новое рассмотрение.

Как и в ординарном судопроизводстве, судебное разбирательство с участием присяжных заседателей может проводиться только в отношении подсудимого. Это означает, что на судебном заседании не должен обсуждаться вопрос о причастности третьих лиц, не являющихся подсудимыми по данному уголовному делу. Так, против М. выдвинули обвинение в разбойном нападении с применением огнестрельного оружия и убийстве С. в целях завладения его имуществом. В ходе судебного заседания подсудимый утверждал о своей непричастности и заявлял, что преступления могли быть совершены свидетелем С. при соучастии его знакомого. В нарушение уголовно-процессуального закона в ходе судебного разбирательства исследовались версии о причастности к этим преступлениям лиц, не привлеченных к уголовной ответственности[29], что и послужило основанием к отмене приговора.

По окончании исследования представленных сторонами доказательств председательствующий опрашивает стороны, желают ли они дополнить судебное следствие. В случае поступления от сторон ходатайств о дополнении судебного следствия председательствующий судья в отсутствии присяжных заседателей принимает по ним соответствующие решения и после выполнения необходимых судебных действий объявляет судебное следствие оконченным.

  • [1] Владыкина Т. Особенности судебного следствия в суде с участием присяжных заседателей // Уголовное право. 2013. № 2. С. 92.
  • [2] Алексеева Л. Б. Судебное следствие. Прения сторон. Возвращение дела на дополнительное расследование со стадии судебного разбирательства // Рассмотрение дел судомприсяжных: науч.-практ. пособие /отв. ред. В.М. Лебедев. М., 1998. С. 141—142.
  • [3] Определение Конституционного Суда РФ от 24.12.2013 № 2003-0 «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Маркова Василия Александровича на нарушение его конституционных прав частью пятой статьи 348 и статьи 379 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации».
  • [4] Гулевич О. А. Психология в суде присяжных. Аналитический обзор. М., 2003.С. 85—87.
  • [5] Там же. С. 172.
  • [6] Апелляционное определение Верховного Суда РФ от 10.07.2013 № 93-АПУ13-5СП.
  • [7] Гаррис Р. Школа адвокатуры. Руководство к ведению гражданских и уголовных дел.СПб, 1911. С. 31.
  • [8] Апелляционное определение Верховного Суда РФ от 09.10.2013 № 78-АПУ13-35СП.
  • [9] Кассационное определение Верховного Суда РФ от 03.02.2011 № 4-011-2СП.
  • [10] Кассационное определение Верховного Суда РФ от 04.03.2013 № 78-013-11СП.
  • [11] Апелляционное определение Верховного Суда РФ от 06.05.2013 № 78-АПУ13-5СП.
  • [12] Кассационное определение Верховного Суда РФ от 04.03.2013 № 78-013-11СП.
  • [13] Кассационное определение Верховного Суда РФ от 18.03.2011 № 5-011-45СП.
  • [14] Апелляционное определение Верховного Суда РФ от 02.10.2013 № 11-АПУ13-28СП.
  • [15] Кассационное определение Верховного Суда РФ от 07.07.2010 №18-ОЮ-18СП.
  • [16] Кассационное определение Верховного Суда РФ от 24.01.2013 № 5-012-137СП.
  • [17] См., напр.: Апелляционное определение Верховного Суда РФ от 17.11.2016№ 49-АПУ-19СП; кассационное определение Верховного Суда РФ от 18.03.2008№ 74-О07-63СП.
  • [18] Определение Конституционного Суда РФ от 21.03.2013 № 362-0 «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Юркина Игоря Васильевича на нарушение его конституционных прав частью третьей статьи 335 Уголовно-процессуальногокодекса Российской Федерации».
  • [19] Подробнее об этом см. § 3 гл. 2 данной работы.
  • [20] Определение Конституционного Суда РФ от 11.05.2012 № 686-0 «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Казакбаева Михаила Агойлиновича на нарушение его конституционных прав частью четвертой статьи 15 и частью восьмой статьи335 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации»; ч. 21 постановленияПленума Верховного Суда РФ от 22.11.2005 № 23 «О применении судами норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регулирующих судопроизводство с участием присяжных заседателей».
  • [21] См., например: Апелляционное определение Верховного Суда РФ от 11.01.2018№ 44-АПУ17-23СП; Кассационное определение Верховного Суда РФ от 06.06.2012№ 19-012-13СП; Кассационное определение Верховного Суда РФ от 05.05.2011№ 41-011-43СП.
  • [22] Кассационное определение Верховного Суда РФ от 01.11.2006 № 41-Щ06-677СП.
  • [23] Апелляционное определение Верховного Суда РФ от 13.12.2017 № 5-АПУ17-116СП.
  • [24] Кассационное определение Верховного Суда РФ от 10.01.2013 № 84-012-25СП.
  • [25] Пункт 21 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 22.11.2005 № 23 «О применении судами норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регулирующих судопроизводство с участием присяжных заседателей».
  • [26] Кассационное определение Верховного Суда РФ от 20.03.2013 № 49-013-11СП.
  • [27] Кассационное определение Верховного Суда РФ от 23.03.2006 № 41-О06-16СП.
  • [28] См., например: Апелляционное определение Верховного Суда РФ от 29.05.2018№ 48-АПУ18-8СП.
  • [29] Апелляционное определение Верховного Суда РФ от 01.03.2018 № 49-АПУ18-1СП.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >