Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Финансы arrow Международные финансы

Создание единого рынка банковских услуг и элементы европейского банковского права

Директива ЕС от 15 декабря 1989 г., получившая впоследствии название Второй банковской директивы (89/646/ЕЕС)[1], была призвана окончательно устранить перечисленные выше недостатки Первой банковской директивы. Можно согласиться с оценкой Второй банковской директивы, данной в зарубежной юридической литературе и состоявшей в том, что основной целью данной директивы было создание единого рынка банковских услуг в рамках ЕС без каких-либо барьеров на пути трансграничного оказания таких услуг или открытия филиалов[2]. Вторая банковская директива базировалась на трех принципах, выражающих сущностные элементы европейского банковского права.

Три принципа европейского банковского права

Первый — принцип единой банковской лицензии, основанной на доктрине взаимного признания. Этот принцип уполномочивал кредитную организацию, получившую банковскую лицензию на территории одного государства-члена, осуществлять банковскую деятельность, упомянутую в приложении к директиве, на территории любого другого государства-члена как посредством оказания трансграничных услуг, так и путем открытия филиала. Таким образом, банковская лицензия, полученная на территории одного государства-члена, должна была быть признана во всех других государствах — членах ЕС — соответствующими органами банковского надзора.

Второй — принцип контроля органов банковского надзора государства происхождения. В соответствии с данным принципом органы банковского надзора государства происхождения, т.е. того государства, в котором деятельность кредитной организации была лицензирована, несут ответственность за осуществление надзорных функций в отношении деятельности кредитной организации, включая банковские операции, и за пределами государства происхождения. Органы банковского надзора государства пребывания, т.е. того государства, на территории которого кредитная организация осуществляет свою деятельность, сохраняют за собой часть контрольных функций, которые не были закреплены в соответствующих нормативных актах европейского законодательства за органами государства происхождения.

Третий — принцип формулирования минимальных стандартов пруденциального регулирования. Этот принцип устанавливал минимальный размер уставного капитала (собственных средств) кредитной организации, необходимых для получения лицензии и ведения банковского бизнеса (не менее 5 млн евро); требования к контролю за участием кредитных организаций в небанковском секторе экономики; требования к контролю за крупными акционерами.

Ключевым элементом развития европейского сотрудничества в области правового регулирования банковской деятельности выступает принцип единой банковской лицензии, имеющий в своей основе Доктрину взаимного признания. Данный принцип в сущности означает, что в случае лицензирования кредитной организации в одном из государств — членов ЕС — филиалы, открытые такой кредитной организацией на территории других государств-членов, не нуждаются в новом лицензировании, а открываются путем уведомления органов банковского надзора государства пребывания[3]. Принцип единой банковской лицензии базируется на Доктрине взаимного признания (doctrine of mutual recognition), сформулированной Европейским Судом в 1978 г. в решении по делу Cassis de Dijon Cas[4], в котором суд установил, что если товары были законно введены в торговый оборот на внутреннем рынке одного государства — члена ЕС, то другие государства-члены обязаны признать этот факт и открыть свободный доступ для таких товаров на свои внутренние рынки. Конечно, в данном решении Европейского Суда речь шла о торговле товарами, однако Европейская комиссия в разработанном ею документе "Завершение создания внутреннего рынка" (1985 г.) применила определение суда к понятию трансграничного оказания услуг и учреждения предприятий в финансовом секторе экономики, включив банковские операции в категорию финансовых продуктов наряду со страховыми полисами, потребительским кредитом, сберегательными услугами, коллективными инвестиционными фондами и т.д.

Доктрина взаимного признания, закрепленная во Второй банковской директиве, существенно отличается от Доктрины национального режима. Сравнительная характеристика двух этих доктрин позволяет объяснить, почему именно Доктрина взаимного признания была выбрана для построения единого банковского рынка в ЕС. Все дело в том, что Доктрина взаимного признания ведет к процессу либерализации банковского регулирования и усилению конкурентной борьбы в банковском секторе экономики[5]. Действительно, если банковское право одного государства — члена ЕС предполагает жесткое регулирование деятельности кредитных организаций, лицензированных на его территории, а в соответствии с европейским банковским правом на его территории функционируют кредитные организации, лицензированные в других государствах — членах ЕС с менее жесткими регулятивными требованиями, то собственные кредитные организации такого государства-члена будут поставлены в неблагоприятное положение в ходе конкурентной борьбы на рынке финансовых услуг по отношению к "пришлым" кредитным организациям. В связи с этим совершенно закономерным можно считать вывод, сделанный в зарубежной научной литературе о том, что принцип взаимного признания, положенный в основу процесса завершения создания внутреннего рынка ЕС, обусловил широкое развитие экономической либерализации в целом, и в том числе на рынке финансовых услуг"[6].

Следует отметить, что принцип взаимного признания банковских лицензий действовал лишь в отношении тех банковских операций, перечень которых содержался в Приложении ко Второй банковской директиве. Этот перечень включал в себя следующие виды банковских операций:

  • 1) прием депозитов (вкладов) и других средств на возвратной основе от населения;
  • 2) выдача кредитов, включая:
    • а) потребительский кредит;
    • б) кредит под залог недвижимости;
    • в) финансирование торговых сделок (включая форфейтинг);
  • 3) финансовый лизинг;
  • 4) перевод денежных средств;
  • 5) выпуск и оплата платежных документов (например, кредитных карт, дорожных чеков и платежных поручений);
  • 6) выдача гарантий и поручительств;
  • 7) операции, совершаемые за свой счет или за счет клиента:
    • а) с инструментами валютного рынка (чеками, векселями, депозитными

сертификатами и т.д.);

  • б) по купле-продаже иностранной валюты;
  • в) с финансовыми фьючерсами и опционами;
  • г) с процентными ставками и валютообменными курсами;
  • д) с оборотными ценными бумагами;
  • 8) эмиссия акций и меры по ее обеспечению;
  • 9) оказание консультационных услуг предприятиям по структуре капитала, промышленной стратегии, слиянию и приобретению новых предприятий;
  • 10) брокерские услуги на валютных рынках;
  • 11) управление портфелем ценных бумаг;
  • 12) депозитарные услуги и проведение операций с ценными бумагами;
  • 13) оценка платеже- и кредитоспособности клиентов;
  • 14) предоставление в аренду сейфов для хранения ценностей и документов.

В соответствии с Доктриной взаимного признания любая кредитная организация, лицензированная в государстве происхождения, может осуществлять в государстве пребывания и такие банковские операции, проведение которых не предусмотрено в законодательстве государства пребывания, при условии, что они входят в названный выше перечень. Однако вместе с тем даже если банковская лицензия государства происхождения позволяет кредитной организации выполнять такие банковские операции, которые не входят в перечень Второй банковской директивы (например, торговля золотыми слитками), то в этом случае кредитная организация не может их осуществлять на территории государства пребывания. Таким образом, первый вывод при анализе приложения ко Второй банковской директиве заключается в том, что перечень банковских операций, в нем содержащихся, позволяет выровнять условия конкурентной борьбы для кредитных организаций на территории государств — членов ЕС путем определения границ "игрового поля".

Таким образом, сформулировав перечень банковских операций в данном виде, Вторая банковская директива ввела в европейское банковское право концепцию "универсального банка", сочетающего классические банковские операции (депозитные, кредитные и расчетные) с операциями на фондовом рынке (торговля ценными бумагами, депозитарные услуги и т.д.). Как справедливо отмечалось в научной литературе, данный перечень банковских операций очень широк, что отражает реальности финансового рынка и слом традиционной демаркационной линии между понятиями коммерческого и инвестиционного банка. Кроме того, тот факт, что к числу банковских операций перечень относит все формы и виды операций с ценными бумагами, оказывает существенное влияние на законодательство отдельных государств — членов ЕС (например, Италии, Испании, Греции, Португалии), где различные виды традиционных банковских операций и операций с ценными бумагами были в значительной степени разделеныLlewellyn D. Banking and Financial Services // Swann D. (ed.) The Single European Market and Beyond. London, 1992. P. 106—145..

Общий вывод при анализе доктрины взаимного признания, закрепленной во Второй банковской директиве, можно сформулировать следующим образом. Вторая банковская директива не создала банковской лицензии ЕС, а придала юридическую силу банковской лицензии, выданной на территории одного государства — члена ЕС, в рамках всего Европейского союза. Таким образом, банковская лицензия, выданная в одном государстве — члене ЕС, действительна на территории всех других государств-членов.

Минимальные стандарты пруденциального регулирования, упомянутые во Второй банковской директиве, нашли дальнейшее развитие в целом ряде директив ЕС, к числу которых относились:

  • Директива ЕС от 17 апреля 1989 г. "О собственных средствах кредитных организаций" (89/299/ЕЕС)(16. Official Journal of the European Communities. № 1.124. 05.05.1989. P. 16—20);
  • Директива ЕС от 18 декабря 1989 г. "Об индексе платежеспособности кредитных организаций" (89/647/ЕЕС)(17. Official Journal of the European Communities. № 1. 386. 30.12.1989. P. 14—22);
  • Директива ЕС от 6 апреля 1992 г. "О надзоре за кредитными организациями на консолидированной основе" (92/30/ЕЕС) (18. Official Journal of the European Communities. №1. 110. 28.04.1992. P. 52—58);
  • Директива ЕС от 21 декабря 1992 г. "О мониторинге и контроле за крупными кредитными рисками кредитных организаций" (92/121/ЕЕС) (19. Official Journal of the European Communities. № 1. 29. 05.02.1993. P. 1—8);
  • Директива ЕС от 15 марта 1993 г. "О достаточности капитала инвестиционных фирм и кредитных организаций" (93/6/ЕЕС) (20. Official Journal of the European Communities. №1. 141. 11.06.1993. P. 1—26).

Необходимо подчеркнуть, что, кроме указанных выше директив, имеющих решающее значение для развития европейского банковского права, существует и большое число других директив, применяемых для правового регулирования банковской деятельности в рамках ЕС и касающихся вопросов ведения бухгалтерской отчетности в кредитных организациях, предотвращения использования кредитных организаций для целей легализации преступных доходов и т.д.

Директива ЕС от 20 марта 2000 г. развела эти положения, в частности в сфере организации и ведения бизнеса кредитных организаций (2000/12/ЕС) с поправками, внесенными Директивой ЕС от 18 сентября 2000 г. (2000/28/ЕС)[7]. Необходимость такого быстрого внесения поправок была вызвана принятием новой Директивы ЕС от 18 сентября 2000 г. "Об организации, ведении бизнеса и пруденциальном надзоре за деятельностью электронных валютных институтов" (2000/46/ЕС)[8]. Целью принятия Директивы ЕС от 20 марта 2000 г., которая вступила в силу 15 июня 2000 г., служила консолидация целого ряда банковских директив, принятых ранее, причем часть содержащихся в них положений была изменена, часть утратила силу, а часть включена в директиву в новой формулировке. Вся эта работа привела к тому, что новая директива получила неофициальное название "Европейский банковский кодекс"[9]. Этот кодекс базировался на следующих ключевых элементах:

  • 1) он подтвердил общее определение понятия кредитной организации, разработанное в Первой банковской директиве, а также распространил его на понятие электронной валютной организации. Электронная валютная организация означает предприятие или любое другое юридическое лицо, которое выпускает средства платежа в форме электронных денег. Электронные деньги означают денежную стоимость, которая представлена требованием к эмитенту и которая:
    • • хранится на электронном носителе;
    • • выдана взамен полученных денежных средств в сумме, эквивалентной их указанной денежной стоимости (величины);
    • • рассматривается в качестве средства платежа предприятиями, не являющимися эмитентами);
  • 2) подтвердил и усилил положения, касающиеся свободы открытия филиалов, создания дочерних предприятий и свободы оказания услуг;
  • 3) уточнил принципиальные положения, касающиеся создания дочерних предприятий иностранными кредитными организациями третьих стран, т.е. кредитными организациями, лицензированными за пределами государств — членов ЕС;
  • 4) сформулировал общие стандарты доступа к организации и ведению бизнеса кредитных организаций, а также общие стандарты пруденциального надзора за их деятельностью;
  • 5) обновил основной принцип сотрудничества между надзорными органами государств — членов ЕС путем создания Банковского консультативного комитета.

Исследователи справедливо отмечали, что принципы гармонизации и взаимного признания, которые лежат в основе внутреннего рынка в сфере банковских услуг, были полностью инкорпорированы в Банковский кодекс, который обеспечил гармонизацию ключевых стандартов лицензирования и пруденциального надзора за деятельностью кредитных организаций стран ЕС, в том числе стран, не являющихся участниками еврозоны. Минимальные стандарты, подлежащие гармонизации являются таковыми в том случае, когда позволяют обеспечить стабильность банковской системы в целом.

  • [1] Official Journal of the European Communities. 1989. № 1. (383). P. 1—12.
  • [2] Bright C. Business Law in the European Economic Area. Oxford, 1994. P. 153.
  • [3] Gardener E., Molyneux Р., Moore В. (eds.) Banking in the New Europe: The Impact of the Single European Market Programme and EMU on the European Banking Sector. New York, 2003.
  • [4] Case 120/78 Rewe-zentrale AG v. Bundesmonopolverwaltung fur Branntwein [1979] ECR 649.
  • [5] Molyneux P, Lloyd-Williams D., Thornton J. Competitive Conditions in European Banking // Journal of Banking and Finance. 1994. V. 18. № 3. P. 445—459.
  • [6] Norton J., Cheng C.-J., Fletcher I. (eds.) International Banking Operations and Practices: Current Developments. London, 1994. P. 17.
  • [7] Official Journal of the European Communities. № 1. 275.27.10.2000. P. 37—38.
  • [8] Ibid. P. 39—43.
  • [9] European Banking Act. См. об этом более подробно: Schoppmann Н. (ed.) European Banking and Financial Services Law. The Hague, 2006. P. 3—28.
 
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы