ПАМЯТЬ

Как ни странно, в подходе к анализу способностей человека психологи до сих пор ориентируются на аристотелевскую триаду — восприятие, воображение, мышление, добавив к ней еще память, хотя и Аристотель говорил о памяти. Но Аристотель создавал эту триаду для целей, как бы мы сегодня сказали, антропологического обоснования своей философии. Нужно было подключить человека к созданной логике, оправдать новый взгляд на вещи и эмпирию как выраженных с помощью категорий и понятий, объяснить, как создаются знания, категории и понятия. Восприятие, по Аристотелю, решает задачу связи вещей и эмпирии с категориями и понятиями, воображение позволяет понять, как на основе одних знаний и понятий получаются новые, а мышление трактуется как деятельность человека, руководствующегося логикой, категориями и понятиями.

С тех пор утекло много воды — и человек иной, и мыслит он более сложно, и знаем мы несколько больше и иначе, чем Аристотель, в частности, признаем, что человек — это культурно-историческое и развивающееся образование. Не должны ли мы в этом случае заново осмыслить триаду Аристотеля, добавив к ней описание тех новых способностей, без которых сегодня невозможно себе представить современного человека? Начнем с анализа памяти.

Кажется, что еще можно написать на столь проработанную, традиционную психологическую тему? Вроде бы о памяти известно все. Написаны тысячи теоретических работ, выпущены практические пособия, рассказывающие, как правильно формировать или улучшать нашу память. Тем не менее я рискну обсудить природу памяти, памятуя, что каждый ею обладает и имеет под рукой эмпирический материал, а также что периодически на те же самые проблемы мы можем и должны взглянуть по-новому. Но прежде замечу, что не все так уж ясно с объяснением природы памяти. До сих пор еще в психологической литературе можно встретить утверждения, что память — это функция мозга, заключающаяся в способности мозга сохранять следы внешних или внутренних воздействий. Однако при таком понимании трудно объяснить действие долговременной памяти или вполне установленный факт, что главное в работе памяти — это организация и осмысленная интерпретация нового материала, а также установление как можно большего количества связей между запоминаемым материалом и тем, что нам известно. Невозможно при таком понимании объяснить и роль различных мнемотехник или, например, ясного припоминания событий, вообще не имевших место (так называемая «парамнезия»).

На какие же вопросы должно ответить современное учение о памяти? Они достаточно известны, и все же я их повторю, хотя бы для себя. Первый: как объяснить, почему в одних случаях человек запоминает нечто, а в других — нет? Одно и то же, на первый взгляд, событие мы помним или забываем. Но, возможно, эти события разные? Тогда в каком отношении?

Второй вопрос касается научного объяснения факта запоминания больших объемов информации (сведений). Спрашивается, каким образом человек может все это запомнить, если в кратковременной (оперативной) памяти может храниться лишь ограниченное количество информации — не более 7—9 единиц материала. Возможно, тогда память — это не биологический феномен, а психологический, деятельностный, семиотический, ведь недаром пишут, что успешный поиск в памяти информации возможен только при условии высокой степени ее организации, причем на многих уровнях.

Третий вопрос: как освобождаться от материала, подлежащего запоминанию? Дело в том, что если память истолковывать, как это принято в психологической литературе, а именно как процессы фиксации (запоминания), хранения и восстановления прошлого опыта, то в этом случае наша психика должна была бы заниматься только одним — обслуживать память, да и то непонятно, как бы она работала. При указанной трактовке устройство психики должно напоминать компьютер, обладающий практически бесконечным объемом памяти, что немыслимо. Но и без теоретических рассуждений каждый знает по себе, что зацикливание на ненужной в данный момент, но важной-для других ситуаций информации полностью парализует нашу деятельность. С одной стороны, мы должны немедленно освобождаться от текущего материала и переживаний, с другой — сохранять эту информацию до лучших времен, когда она понадобится. Если это хранение — просто складирование информации, то, спрашивается, какой величины «склад» для этого необходим?

Четвертый вопрос стоит в практической плоскости: как формировать или улучшать память, например, кто прав: те психологи, которые говорят, что главное здесь тренировка (заучивание стихов и пр.), или другие (скажем, Л. Венгер и В. Мухина), утверждающие, что память тренировке не поддается вообще. В плане традиционного объяснения памяти невозможно оценить и различные мнемотехники.

Чтобы продвинуться в интересующей нас проблематике, рассмотрим сначала один пример. Предположим, мне сообщают, что через две недели во вторник в 18 часов в такой-то аудитории состоится чтение моего доклада на семинаре в МГУ. Я эту информацию запоминаю. Но что это означает?

На мой взгляд, следующее. Узнав о докладе, я вынужден уточнять свои планы. Чтобы подготовиться к докладу, мне нужно, по меньшей мере, полдня. Следовательно, один из дней, скажем, в субботу я отвожу для этой цели. Далее, мне нужно позвонить нескольким коллегам, заинтересованным темой моего доклада, и я намечаю сделать эти звонки. Кроме того, во вторник присутственный день в Институте философии, но часам к 16 я обычно освобождаюсь. Однако, поскольку в этот день через два часа мне предстоит доклад, я не поеду домой, а планирую какие-то дополнительные дела в институте.

Теперь вопрос, нужно ли мне, проделав всю эту работу по уточнению своих планов на неделю, запоминать о том, что в среду у меня доклад? Думаю, что нет. Я уже эту информацию, даже если бы и захотел, не смогу забыть. При этом я периодически вспоминаю, что у меня во вторник доклад.

Второй пример. Я должен отправить в редакцию письмо с подписанным соглашением на расторжение договора на книгу. Письмо не очень важное, и несущественно, когда оно прибудет в издательство, но сделать это все равно надо. Я заклеиваю договор в конверт и решаю его бросить по пути на работу. Придя после работы домой, обнаруживаю, что забыл зайти на почту, чтобы опустить письмо. Тогда я решаю бросить письмо по дороге в магазин, но опять забываю. Так происходит еще два раза, пока, наконец, я не решаю сначала специально пойти на почту, а уже затем делать свои остальные дела. Спрашивается, почему я четыре раза подряд забывал зайти на почту и бросить в ящик письмо? Может быть, потому, что мне не приходилось менять распорядок дел (ведь я хотел сделать это попутно) или потому, что не придавал отсылке письма большого значения (в отличие от доклада)?

Третий пример. Когда я еще учился в институте, один наш аспирант демонстрировал нам возможность запоминания больших объемов информации. При этом рассказывал, как он это делает. Один мнемотех- нический прием я решил освоить. Речь идет о быстром запоминании большого числа не связанных между собой, случайных слов. Например, мне предлагают быстро запомнить слова: «заяц», «бензол», «дерево», «велосипед», «гроза» и т. д., десятка так три, четыре, пять, а наш аспирант мог за раз запомнить более ста слов. Запоминаю я по его методике так. Выбираю какой-нибудь известный мне маршрут, например, представляю, что выхожу из своей квартиры и иду в ближайший магазин. Вот я вышел из квартиры, первое слово — «заяц». Ага, представляю себе, что у дверей лежит коврик для ног с изображением зайца. Спускаюсь по лестнице, второе слово — «бензол». Что бы придумать? Скажем, на ступенях разлита какая-то жидкость со странным запахом, точно, это бензол. Вышел из подъезда, третье слово — «дерево». Ну это просто: прямо у подъезда нашего дома растет красивое дерево. Иду вдоль дома, следующее слово — «велосипед». Поднимаю голову и вижу соседа, возвращающегося домой на велосипеде. Перешел улицу, двигаюсь вдоль следующего дома, пятое слово — «гроза». Действительно, замечаю, что погромыхивает гром и надвигается гроза. И так далее и тому подобное. Оказывается, таким способом легко запомнить довольно много слов.

Что общего во всех этих трех примерах? Запоминание или незапо- минание явно зависит от характера моей деятельности, направленной на организацию не столько запоминаемого материала, сколько моей собственной жизнедеятельности. В первом случае я включил событие, которое мне нужно было запомнить, в структуру своей жизнедеятельности, что предполагало переорганизацию (перепрограммирование) ее. В результате я смог освободить свое сознание и внимание для других процессов. Во втором случае я не изменял структуру своей жизнедеятельности, что в сочетании с низким значением для меня предстоящего события обусловило его забывание. Наконец, в третьем случае я выстроил новую программу (организацию) деятельности, где процесс припоминания слов был привязан к маршруту моего движения. Различие же этих примеров в том, что в первом и втором случае запоминание событий естественно встраивалось в процесс текущей жизнедеятельности, а в третьем случае это была специальная, изолированная от других деятельностей задача на запоминание.

Напрашивается предварительная гипотеза: запоминание — это не фиксация, хранение и воспроизведение прошлого опыта, а процесс переорганизации, перепрограммирования жизнедеятельности, позволяющий, во-первых, освободить сознание и внимание человека, во-вторых, в нужный момент сконструировать события, которые человек побочно опознает как воспоминание. В этом смысле припоминание событий не самый главный момент, более существенно создание такой организации деятельности, таких ее сценариев и программ, которые позволяют человеку функционировать с учетом событий, подлежащих так называемому запоминанию. Но по сути, человек должен не «запомнить» (в смысле зафиксировать и хранить) событие, а перевести его в особый план организации своей деятельности и тем самым освободиться от него.

В теоретическом отношении высказанная гипотеза может быть осмыслена также в рамках развитого мной учения о психических реальностях. С точки зрения этого учения запоминание — это создание особой реальности, назовем ее «мнемонической». В мнемонической реальности события, подлежащие запоминанию, связаны или с текущими событиями человеческой жизнедеятельности, или со специальными событиями (самостоятельной задачей на припоминание), причем такими, которые обусловлены запоминаемыми событиями, позволяя в нужный момент, действительно, припомнить их актуально.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >