Изменения в деятельности банков развитых стран в 1990-х годах

Чтобы увидеть логику развития крупных коммерческих банков, понять, почему они оказались в кризисной ситуации, на наш взгляд, нужно вернуться в 1990-е гг. и рассмотреть, хотя бы коротко, их особенности в тот период времени. Отметим, что в 1990-х гг. развитие банков в США, Западной Европе и Японии сопровождалось как спадами, так и бурным ростом и экспансией. Например, в связи с азиатским кризисом 1997 г., многие банки Японии, вовлеченные в банковские операции этого региона, оказались в тяжелейшем положении. Но основные проблемы таились за пределами Азии и Японии. Попробуем разобраться в этом подробнее.

Эволюция американских банков: концептуальный перелом

Корни изменений, приведших к современному кризису банковской системы, кроются в процессах, которые начали развиваться в банковском и финансовом секторах в США за три десятилетия до этого. В 1970—1980-х гг. впервые стала заметна глубина начавшихся перемен. Одна из книг о банковском секторе США, вышедшая в свет в тот период, начиналась с главы под названием "Революция" и заканчивалась главой "Жизнь на краю пропасти". Автор был обеспокоен усиливающейся хрупкостью банковско-финансовой системы, которая создавалась новой банковской революцией. Впоследствии США пережили ряд банковских кризисов, самыми значительным из которых был в 1980-е гг. кризис задолженности развивающихся стран, прежде всего стран Латинской Америки. Этот кризис буквально поставил под угрозу жизнеспособность некоторых банков Нью-Йоркского финансового центра. Несколько позже, в 1989 г., разразился кризис кредитно-сберегательной системы.

Однако в 1990-е гг., казалось, были найдены рецепты спасения, и деятельность банков приобрела большую устойчивость. Показательно, что тогда же специалисты по банковскому делу стали публиковать статьи под такими названиями, как, например, "Умерли ли банки?"[1], доказывая, что банки приобрели "второе дыхание". Это "второе дыхание" базировалось на интенсивной политике дерегулирования финансовых рынков США (в соответствии с Законом о дерегулировании 1980 г.), оттуда дерегулирование быстро перешло в Японию и Западную Европу. Банки и другие финансовые учреждения получили юридические возможности действовать в сфере рискованных операций без существовавшего ранее надзорного контроля. "Банковские инвестиции" воплотились в огромное количество деривативных компаний, незаметно сформировавших параллельную "теневую" банковскую систему.

Одной из важных составляющих первоначальных изменений в США (как и в Японии несколькими десятилетиями позже) было снижение роли взаимоотношений с клиентом при выдаче кредитов — этих базовых на протяжении веков отношений, существовавших с тех пор, как появились банки. Это были человеческие отношения, основывающиеся на извечных понятиях морали и этики. Банки США стали все больше ориентироваться на сугубо операционные аспекты (часто технологические, а не этически-человеческие). При этом абсолютное большинство банков перестали рассматривать предоставление и контролирование ссуд как свою основную функцию. Если японские банки выдавали ссуды и держали их на балансах для того, чтобы завладеть бизнесом своих клиентов, то стратегия банков в США была направлена на то, чтобы выдать ссуду и затем продать ее кому-нибудь[2]. Банки утратили значительную часть своего традиционного бизнеса, но в больших масштабах компенсировали это новыми видами "забалансовой" деятельности за комиссионное вознаграждение[3]. Все это привело к тому, что банки в США все чаще стремились продавать полный набор финансовых услуг своим корпоративным клиентам и домохозяйствам. Как и их конкуренты из сектора небанковских финансовых услуг, банки стремились повысить доход от деятельности за комиссионное вознаграждение и от продаж сопутствующих услуг. Однако они все еще предоставляли подавляющий объем краткосрочных кредитов и услуг по депонированию средств до востребования, хотя эти услуги более не представляли собой динамичную часть банковской деятельности, в частности, из-за распространения электронной формы платежей[4].

Другим аспектом изменения банковской системы США в 1990-е гг. явилось сокращение числа банков почти на 30% и увеличение доли банковских активов под контролем десятка крупнейших банковских организаций. Это были изменения значительно более глубокие, чем в других звеньях финансового сектора (кроме сберегательных банков в связи с их кризисом)[5]. Уменьшение числа банков было связано в основном со слияниями, так как число вновь созданных в этот период банков превысило число банкротств банков. Отдельные слияния произошли между очень крупными банками, а в ряде случаев это было слияние банков с крупными страховыми компаниями. Однако эта волна слияний не уменьшила конкуренции на местном уровне — общее число отделений банков увеличилось. Более того, практически ничто не свидетельствовало об уменьшении объема услуг, предоставляемых мелким клиентам. Хотя крупные банковские организации выдавали небольшим компаниям меньше ссуд, чем прежде, новые банки активнее выходили на этот рынок и начинали обслуживать его[6]. Кроме того, на рынке кредитования мелких фирм появились новые конкуренты — компании по предоставлению небанковских финансовых услуг, которые начали предлагать ссуды в попытке укрепить взаимоотношения с фирмами, которым они продавали основные услуги[7]. В этом отношении небанковские компании США воспроизводили в малом масштабе использование ссуд в качестве маркетингового механизма — подход, напоминающий практику, которую применяли японские коммерческие банки в начале 1990-х гг.

По-видимому, все это свидетельствовало о том, что в мире мегабанков все еще была ниша для небольших банков и что мелкие фирмы могли находиться в меньшей зависимости от этих или других банков, чем в прошлом. Банки были вынуждены конкурировать на основе целого ассортимента услуг, предлагаемых даже небольшим фирмам, а не только на базе доступа к кредиту.

Кроме того, существовали еще предоставляемые банками услуги, которые не мог предоставлять рынок, обусловленные уникальной способностью банка налаживать устойчивые отношения с клиентом, благодаря чему банк мог выдавать ссуды в необычных обстоятельствах. Исторически именно банки выполняли функцию финансирования "сложных случаев", и главное отличие 1990-х гг. от прежних времен состояло в том, что диапазон кредитов, которые не могли быть секьюритизированы или проданы, значительно сузился. Однако тогда ожидалось, что банки, в особенности крупные, будут и впредь вносить инновации в структуру кредитных инструментов для корпоративных клиентов, поставляя нестандартные финансовые продукты клиентам. Они в свою очередь могли их использовать в сочетании с "неформальными контрактами", по которым банк косвенным образом соглашается предоставлять дальнейшие финансовые средства для устранения любых неожиданных отрицательных результатов инновационных программ[8].

Однако не было сомнений в том, что в США и тем более в других странах сохранялась потребность в коммерческих банках, которые должны были оказывать целый набор самых разнообразных финансовых услуг, наряду с традиционным предоставлением ссуд. Отсюда также следовало, что, поскольку банки, даже небольшие, расширяют предложение нетрадиционных услуг, это увеличивает нагрузку на органы надзора, которые должны обеспечить их осмотрительную деятельность. Однако происходило обратное: органы надзора в соответствии с политикой ФРС свертывали надзорную деятельность, всецело полагаясь на то, что такая политика ведет к большей состязательности и справедливости. Они индифферентно относились к выходу на рынок новых участников или альтернативных услуг для замены банков, которые сливаются, а затем прекращают обслуживание отдельных общин. Все больше и больше небанковских учреждений в сфере производных финансовых инструментов (ПФИ) формировали банковскую систему США.

  • [1] Boyd J. Н. Gercler М. Are banks dead? Or, are the reports greatly exaggerated? Federal Reserve Bank of Chicago // The Declining Role of Banking, Proceedings of the 30th Annual Conference on Bank Structure and Competition. Chicago, 1994. P. 85—117.
  • [2] ООН. Обзор мирового экономического и социального положения. 1999. С. 188.
  • [3] Berger A. N., Kashyap А. К., Scalise J. М. The transformation of the U.S. banking industry: what a long, strange trip it's been // Brookings Papers on Economic Activiti. 1995. № 2. P. 55—218.
  • [4] Mishkin Е, Strahan Ph. Е. What Will Technology Do to Financial Structure? National Bureau of Economic Research Inc. 1999.
  • [5] Данные относятся к периоду 1988—1997 гг. См. статью: Berger A., Demetz R., Strahan Р. The consolidation of the financial services industry: causes, consequences, and implications for the future // Federal Reserve Bank of New York Staff Reports. 1998. № 55. P. 3.
  • [6] Там же. С. 28—34,43.
  • [7] Kahn J. Banking on the unbanks // The New York Times. 1999.4 February.
  • [8] Rajan ft. G. Do we still need commercial banks? // NBER Reporter. National Bureau of Economic Research. 1998. Fall. P. 14—18.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >