Реформы правительства Николая I

При Николае I средоточием всех государственных дел с 1826 года становится Собственная Его Императорского Величества канцелярия в составе трех отделений.

Первое — контролировало деятельность министров, готовило законопроекты, ведало увольнением и назначением высших чиновников, второе — ведало кодификацией, третье — политическим сыском. В последующие годы царствования Николая I число отделений увеличилось до шести. В 1828 году образовано четвертое отделение, которое ведало благотворительными учреждениями и женскими учебными заведениями. В 1836 году для руководства подготовкой реформы по управлению государственными крестьянами было создано пятое отделение. В 1842 году к ним прибавилось шестое отделение, на которое возлагалась разработка законодательной документации по управлению Кавказом.

Особое место среди этих отделений принадлежало третьему, имевшему в своем составе восемь отделов и пять экспедиций.

В 1827 году был создан специальный корпус жандармов, который составлял вооруженную и оперативную опору третьего отделения. Законом 28 апреля 1827 года устанавливалась четкая система его органов в центре и на местах. Вся европейская часть империи была поделена первоначально на 5, затем на 8 жандармских округов, возглавлявшихся генералами жандармской службы. Округа подразделялись, в свою очередь, на отделения, контролировавшие две-три губернии[1].

Екатерининская Жалованная грамота городам 1785 года, отмененная Павлом I, была восстановлена 1 апреля 1801 года Александром I, но городское общественное управление скоро пришло в совершенное расстройство, выродилось в уродливые формы. В ряде городов исчезла как таковая общая городская дума. В Петербурге она превратилась в собрание каких-то рассыльных, состоявших на побегушках у членов шестигласной думы, которых сами же избрали[2].

Жизнь вынуждала к принятию правительственных мер. В 1846 году было составлено новое Городовое положение. «Составители положения 1846 года, — писал И. И. Дитятин, — усердно хлопотали о введении дворянского элемента в состав городского общества; они видели в нем едва ли не единственное средство восстановить истинное значение городского самоуправления. Этим путем они хотели внести в состав городского общества, а стало быть, и городских учреждений «просвещенный элемент», возвысить «дух» общества. Общая городская дума была восстановлена; шестигласную заменила распорядительная»[3]. Общая дума по-прежнему избиралась населением города, городским обществом, распорядительная — гласными общей думы, но в соответствии с продиктованной «Положением» схемой:

  • 3 члена — от потомственных дворян,
  • 3 члена — от личных дворян и почетных граждан,
  • 3 члена — от купцов,
  • 3 члена — от мещан и ремесленников.

Таким образом, — подчеркивал И. И. Дитятин, — явное предпочтение отдается классу, едва ли не наименее других заинтересованному в деле»[4].

И та и другая дума избирались сроком на 3 года. Кроме того, один член распорядительной думы, так называемый член от короны, назначался правительством. Он был, по выражению И. И. Дитятина, главным командиром распорядительной думы. На него, ввиду неопытности выборных членов думы, возлагалось наблюдение за канцелярским порядком, счетоводством и отчетностью. Член от короны действовал на основании особых инструкций министра внутренних дел[5].

Населением города на 3 года избирался городской голова, который председательствовал в общей и распорядительной думах, являясь «начальником всего общественного управления и главным уполномоченным от всего городского общества».

Это положение было введено не во всех городах. В мелких городских поселениях в роли городских дум по-прежнему выступали ратуши.

В период с 1837 по 1841 год проведена под руководством графа П. Д. Киселева реформа управления государственными крестьянами. Учреждено Министерство государственных имуществ, а в губернских городах образованы палаты государственных имуществ. Эти органы ведали устроением крестьянского быта. Законодательно закреплена была система крестьянского общинно-волостного самоуправления, основание которой было положено еще Павлом I.

В соответствии с Учреждением об управлении государственным имуществом 1838 года в каждом сельском обществе государственных крестьян создавалась сельская расправа, состоявшая из сельского старосты, сельских добросовестных (старшего и младшего) для разбирательства гражданских дел государственных крестьян и их суда за проступки. Приговор сельской расправы считался окончательным, если присуждал к штрафу до 1 рубля, к отдаче в общественные работы на срок до 6 дней и наказанию розгами до 20 ударов. Сельская расправа решала дела с суммой иска не свыше 5 рублей.

Второй инстанцией являлась волостная расправа, которая состояла из старшего и младшего добросовестных и заседала под председательством волостного головы. Она выносила окончательные решения по делам с суммой иска не свыше 15 рублей. Волостная расправа разбирала споры о домашних духовных завещаниях крестьян.

В 1839 году был издан для крестьянских судов специальный кодекс — Сельско-судебный устав.

  • [1] См.: Исаев И. А. История государства и права России. М., 1994. С. 165; Чука-рев А. Г. Карательный аппарат самодержавной России во второй четверти XIX в. Ярославль, 1996. С. 44-45.
  • [2] См.: Дитятин И. И. Наше городское самоуправление // Временник Демидовскогоюридического лицея. Ярославль, 1876. Кн. 12. С. 14.
  • [3] Дитятин И. И. Указ. соч. С. 16.
  • [4] Там же.
  • [5] Там же. С. 17.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >