Международные банковские пулы: Парижский и Лондонский клубы

Парижский клуб

Это неформальное объединение государств-кредиторов, сложившееся вокруг "Группы десяти" — стран, заключивших в 1962 г. в Париже Генеральное соглашение о займах с МВФ. Непосредственной причиной возникновения "Группы десяти" явился аргентинский кризис 1956 г., связанный с проблемой выплаты внешнего долга. "Группа" являлась своеобразным органом ведения переговоров по поводу задолженности не только с Аргентиной, но и с другими странами. Позже эти функции перешли к Парижскому клубу. Клуб не предполагает постоянного членства, напротив, участниками переговорного процесса в рамках Парижского клуба являются правительства государств-должников и их кредиторы. Традиционно заседание проходит под председательством старшего чиновника французского казначейства.

Важным принципом, определяющим деятельность Парижского клуба по реструктуризации долга, является равенство всех кредиторов. Перед тем как заключить соглашение, страны-должники, прибегающие к услугам Парижского клуба, обычно должны подписать соглашение с МВФ о получении займа от него с обязательством осуществления одобренной МВФ экономической программы. Стабилизационная программа, являющаяся непременным условием предоставления займа МВФ, обычно нацелена на ограничение совокупного спроса в стране-должнике и на увеличение национального экспорта. Кредиторы рассматривают эту программу в качестве необходимого условия для достижения сбалансированности счета текущих операций, необходимой для возобновления страной-должником выплат по внешнему долгу.

В настоящее время в Парижский клуб входит 19 стран, в том числе с 1997 г. и Россия. На его заседаниях рассматриваются вопросы государственной задолженности развивающихся стран. Наиболее активно клуб работал в 1980—1990-е гг., в связи с обострением проблемы погашения государственного долга развивающихся и постсоциалистических стран. На заседаниях клуба присутствуют наблюдатели из МВФ, МБРР, ОЭСР, ЮНИДО. В связи с уменьшением задолженности России и других участников СНГ западным кредиторам Лондонский и Парижский клубы в XXI в. стали уделять больше внимания растущим долгам развивающихся стран, особенно стран Африки и Латинской Америки[1].

Лондонский клуб. Лондонский клуб объединяет те частные коммерческие банки, которые столкнувшись с необходимостью возвращения предоставленных ими другим странам денежных средств, не могли использовать возможности Парижского клуба. Эти частные кредитные институты обращаются для ведения переговоров в созданный в более поздний период Лондонский клуб — объединение крупнейших коммерческих банков-кредиторов (более 400). Он возник в начале 1980-х гг., после обострения кризиса международной задолженности в странах Латинской Америки и других развивающихся странах Африки и Азии. Лондонский клуб также действует в тесной координации с МВФ и рекомендациями "Большой семерки". По общему признанию, вести переговоры с Лондонским клубом значительно сложнее, чем с Парижским, поскольку он представляет исключительно частные банки и фирмы.

Следует отметить, что в долговые проблемы развитых стран, обострившиеся в последние годы, оба этих "клуба" предпочитают не вмешиваться; их специализация — бедные страны, хотя некоторые члены ЕС, в настоящее время уже близки к положению бедных.

Резюме

  • • Проблема растущих государственных банковских и корпоративных долгов в развитой группе государств — США, Японии и ЕС — стала необычайно актуальной в последние годы. Сильное влияние на мировое развитие в целом оказывает долговой кризис в еврозоне, переросший в кризис финансовой системы ЕС. Этот кризис привел к тому, что в 2011— 2012 гг. возросли риски, связанные с ростом долговой задолженности государств. ЕС никак не может справиться с угрожающей ситуацией, сложившейся вокруг Греции, оказавшейся в критической зоне. Нестабильно положение в Ирландии, Португалии, Испании, Италии, Венгрии и других странах ЕС.
  • • Подрыв доверия к государственным долговым обязательствам — один из важных последствий посткризисной рецессии, развернувшейся в большинстве стран ЕС. Высокие долги правительств привели к тому, что рейтинговые агентства в 2011—2012 гг. непрерывно понижали суверенные рейтинги европейских стран и их банков в части кредитоспособности. Волатильность на рынке государственных ценных бумаг достигла тех же уровней, что в 2008 г. после банкротства Lehman Brothers, с которого, собственно, начался отсчет глобального кризиса.
  • • Риски, связанные с государственным долгом, становятся непредсказуемыми. Страны-члены ОЭСР — в 2011 отчетном году заняли на рынке 10,4 трлн долл., причем 44% этих долгов — краткосрочные, и правительства вынуждены перезанимать деньги чуть ли не каждый месяц. В 2012 г. развитые страны взяли на рынке еще 10,5 трлн долл. — это вдвое больше, чем в 2005 г.
  • • Гособлигации утратили свой безрисковый статус, вследствие чего стоимость заемных денег для государств сильно выросла, а инвесторы предъявляют повышенные требования к гарантиям и внимательно изучают структуру бюджетных обязательств потенциальных заемщиков. В результате страны оказываются в долговой ловушке, когда проблема лишь отодвигается, но не решается. Когда кредиторы забирают большую часть доходов бюджета, правительства не сокращают соотношение долга и ВВП за счет роста ВВП, а наращивают его все больше. Ситуация усугубляется тем, что из-за риска дефолта растут процентные ставки, долг растет еще быстрее и в итоге расплатиться с кредиторами оказывается почти невозможно, что особенно наглядно видно на примере Греции.
  • • Сверхвысокие долги (это касается в основном развивающихся стран) обычно приводят к дефолтам и финансово-экономическим кризисам. Некоторые экономисты даже видят в них позитивную, "очищающую" роль: неэффективные правительства уходят, а чтобы выбраться из кризиса, страны вынуждены проводить реформы. Но вряд ли это является удовлетворительным объяснением, поскольку речь идет о крайне бедственных последствиях такого рода событий для общества — ухудшении уровня жизни.
  • • Долговые проблемы осложняются в случаях с крупными развитыми странами. Здесь дефолты маловероятны по политическим причинам, а их валюты часто являются резервными, например евро, фунт стерлингов, иена и т.д. Поэтому кризисы парадоксальным образом приводят к притоку капитала в такую страну, в том числе из развивающихся и переходных стран, в которых условия для предпринимательства хуже. Это ненадолго облегчает ситуацию в стране — приемщика иностранного капитала, но позже проблема возвращается, а ставки заимствований за это время увеличиваются. Очевидно, чтобы выбраться из долговой ловушки, надо либо повышать налоги, либо увеличивать инфляцию, печатая деньги, а также просить кредиторов списать часть долга. В любом случае это означает замедление экономического роста и увеличение безработицы, что снижает уровень жизни населения. Учитывая, что чемпионы по долгам — это Япония, США и ЕС, систему международных финансов ждут нелегкие времена.
  • • Существует такое явление, как чувствительность экономики США к ситуации в зоне евро, и, наоборот, связанность европейской экономики с ее экономическими кризисами в США. Это закономерное отражение тесной финансово-торговой интеграции стран по обе стороны Атлантики. Потенциальные вторичные эффекты могут включать в себя прямую подверженность банков США фактическим рискам, связанным с положением банков в зоне евро или продажей американских активов европейскими банками. Эти риски усиливались в результате больших объемов продаж активов в Европе.
  • • С точки зрения разрешения долговой напряженности МВФ исходит из следующих конкретных задач, которые необходимо решить странам еврозоны, США и Японии:
    • 1) в зоне евро необходимо разорвать порочный круг между слабостью суверенных заемщиков и финансовых организаций. Необходимо обязать уязвимые финансовые организации привлечь дополнительный капитал, причем из любых источников, не только частных, как считают в МВФ, но и от государства или со стороны ЕФСФ. Отметим, что в предыдущие десятилетия МВФ выступал категорически против использования государственных финансовых ресурсов в качестве инвестиций. Среднесрочные планы бюджетной консолидации являются в надлежащей мере масштабными. В странах периферии одной из главных задач будет достижение надлежащего баланса между бюджетной консолидацией и структурными реформами, с одной стороны, и внешней поддержкой — с другой, чтобы придать устойчивость корректировке в этих странах. Это, разумеется, так, но МВФ не показывает, как это осуществить;
    • 2) первоочередные задачи в США включают разработку среднесрочного плана бюджетной консолидации, чтобы перевести государственный долг на устойчивую понижательную траекторию и проводить политику, способствующую подъему, в том числе путем содействия корректировке на рынках жилья и труда. Закон о создании рабочих мест в США обеспечит необходимую краткосрочную поддержку экономики, но он должен сопровождаться действенным среднесрочным бюджетным планом, повышающим уровень доходов и сдерживающим рост расходов на социальные программы;
    • 3) в Японии и ряде других стран правительствам следует принимать более решительные меры для урегулирования очень высокого уровня государственного долга, уделяя в то же время внимание неотложным потребностям восстановления и развития в районах, пострадавших от землетрясения и цунами.
  • • Сокращение государственного долга должно осуществляться не через простое сокращение государственных расходов, как это рекомендуют МВФ и финансовые власти ЕС. Во всяком случае, не следует допускать их крупного сокращения в социальной политике, финансировании здравоохранения, науки, образования, помощи семьям, детям, больным и т.д. Сокращение государственных расходов более уместно для государственного управления, оборонных бюджетов. Значительные дополнительные доходы можно было бы обеспечить за счет введения международных стандартов налогообложения — они должны быть диверсифицированными — от 0 до 90%, т.е. богатые обязаны платить налоги намного больше, чем предусматривает современное налоговое законодательство развитых (и других) стран.
  • • Указанная мера, во-первых, значительно увеличит налоговый доход; во-вторых, приведет к формированию новой тенденции — уменьшению социальных резервов. Лоббисты крупного капитала внушают обществу ложную идею, что высокие налоги тормозят экономический рост. Другое ложное убеждение — возможное "бегство" предпринимателей данной страны в другие страны, в которых действует более либеральное (низкое) налогообложение. Вся экономическая история ведущих стран, начиная с нового курса Ф. Рузвельта, опровергает первое утверждение. К тому же, если избалованные низкими налогами крупные предприниматели свернут свою бизнес-деятельность, на их место готовы стать множество других, социально ответственных предпринимателей, готовых платить даже 90% со своих миллиардных доходов.
  • • Сохраняются некоторые внутренние риски, несмотря на явное оздоровление экономического состояния США. Хотя условия финансирования суверенных заимствований США в целом улучшились вследствие "бегства в надежность" от зоны евро, нельзя ожидать, что такая ситуация будет сохраняться постоянно. Поэтому необходимо преодолеть "политический тупик" в отношении бюджетной ситуации в США. Хотя банковская система США в значительной степени оздоровилась после кризиса, а дальнейшие стресс-тесты ФРС должны быть по-прежнему сосредоточены на вопросах прозрачности, унаследованные с прошлого периода проблемы в ипотечном секторе сохраняются. Это в свою очередь сказывается на потреблении и перекладывает определенное бремя поддержки спроса на государственный сектор. В более широком плане банкам будет труднее поддерживать ранее достигнутые уровни прибыли на акции, особенно в новых условиях при более жестком регулировании. Такое развитие событий таит в себе угрозу для стран Европы с формирующимся рынком и может породить вторичные эффекты для стран с формирующимся рынком в целом. Страны Европы с формирующимся рынком, несомненно, будут также в существенной степени затронуты сокращением доли заемных средств в масштабах, предполагаемых сценарием ухудшения ситуации в 2012—2013 гг., что является следствием присутствия значительного количества банков зоны евро в этих странах. Напомним, глубокая рецессия в странах Европы с формирующимся рынком в 2009 г. во многом явилась результатом неожиданной остановки притока капитала от банков в эту группу стран Западной Европы, что резко оборвало кредитный бум в некоторых из них, в том числе в России. В результате некоторые их этой группы стран вынуждены были заимствовать крупные заемные ресурсы на международных рынках.
  • • Некоторые страны с формирующимся рынком создали значительные буферы капитала и ликвидности, чтобы противостоять негативным шокам, и местные рынки в целом достаточно успешно пережили период напряженности, вызванной глобальным кризисом. С тех пор некоторые страны создали дополнительные (хотя ограниченные) резервы для проведения антициклической экономической политики, хотя ситуация различается между странами и регионами. Особо уязвимыми являются страны Европы с формирующимся рынком, учитывая концентрацию европейских банковских кредитов и зависимость от Европы как экспортного рынка. Очевидно, следует учитывать и то, что буферные запасы стран этого региона в целом являются более слабыми, чем запасы стран с формирующимся рынком в других регионах, а другие давние факторы уязвимости в финансовой системе, включая несоответствия активов и обязательств по срокам погашения и валютам в некоторых странах, могут создать дополнительную напряженность для платежных балансов этих стран.
  • • Вопрос состоит также в следующем: достаточно ли адекватно проводят экономическую политику европейские страны, столкнувшиеся с кризисной долговой финансово-экономической ситуацией? Нет ли здесь крена в сторону собственно финансовых проблем корпораций в ущерб производственно-экономическим аспектам развития? Возможна ли принципиально стабилизация лишь на базе манипуляций в области финансово-кредитной политики, если она не связана с глубоким анализом материального производства, т.е. там, где создаются реальные товары (а не некие "финансовые услуги")? И в какой мере все предпринимаемые правительствами и международными организациями меры политики связаны с воздействием на этот товаропроизводящий сектор? Не являются ли долги государств закономерным следствием подавления материального производства в секторе развитых стран, когда им проходится все в больших размерах импортировать товары из развивающихся стран? Эти вопросы необходимо обсуждать, они требуют размышлений, изучения.

  • [1] Парижский клуб и МВФ // Outlook. Апрель 2011.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >