Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Педагогика arrow ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ СЛУЖБА В ОБРАЗОВАНИИ. ШКОЛЬНЫЙ ПСИХОЛОГ
Посмотреть оригинал

Индивидуальное консультирование родителей с учетом особенностей возраста детей

Достаточно часто психологу приходится консультировать родителей детей, имеющих определенные сложности с проживанием возрастных кризисов. И хотя причины обращения взрослых могут быть разными, необходимо уметь выделить в проблеме тематику возрастного кризиса и применить необходимое помогающее воздействие. Почему это так важно? Родители не владеют информацией о специфике возрастных кризисов и чаще всего обращают внимание на отдельные внешние их следствия, например нежелание ребенка обедать в школе — внешнее проявление подростковой дисморфофобии. Кроме того, в житейской психологии кризис понимается как негативное явление. Поэтому даже знающий о его существовании родитель часто будет отрицать наличие его у собственного ребенка. В качестве проблемы они предъявляют частные факты, к примеру появление у пятиклассника страха темноты, желание спать со светом, не понимая, что страх здесь является маркером начала подросткового кризиса. И важно не «утонуть» в попытках разрешить предъявляемые родителем проблемы, а рассмотреть целостную картину внутреннего мира ребенка.

Что такое возрастной кризис? Согласно Л. С. Выготскому, под кризисом обычно понимается время качественных позитивных изменений, результатом которых является переход личности на новую более высокую ступень развития. По его мнению, для кризиса характерны:

  • • изменение социальной ситуации развития;
  • • неотчетливость границ;
  • • наличие конфликта с окружением;
  • • наличие нарушений в развитии, т. е. на первый план выдвигаются процессы отмирания, свертывания, распада того, что образовалось на предыдущей стадии.

Выготский рассматривал возрастные кризисы применительно к детскому возрасту. Однако сейчас вслед за Э. Эриксоном принято обсуждать и возрастные кризисы взрослых как необходимые аспекты развития человека.

Специфика возрастных кризисов, т. е. отличие от других кризисов (семейных, профессиональных и т. п.) заключается в том, что изменение социальной ситуации связано с восприятием времени, т. е. образом будущего и прошлого, и пусковой ситуацией для них является страх будущего, не всегда внешне проявляемый. Также для возрастных кризисов характерна нормативность — они необходимы для решения возрастных задач развития.

Получается, что кризис необходим для развития человека. Однако у некоторых детей он может протекать не оптимально в силу разных причин, и тогда может потребоваться помощь психолога.

В школьном возрасте принято выделять два кризиса: 6—8 лет и подростковый (11—12 лет), причем первый из них достаточно редко обсуждается как в литературе, так и в школьной практике, хотя значение его для ребенка достаточно велико. Точнее сказать, что он во многих источниках упоминается, но содержательно не раскрывается.

Как отмечал Л. С. Выготский, причиной первого кризиса является начало дифференциации внутренней и внешней стороны личности ребенка. Это становится возможным, когда у него возникает обобщение своих переживаний. Дошкольник, по словам Выготского, не обобщает того, что случилось с ним много раз. Младший школьник такую возможность получает. А если вспомнить, что он попадает в острую ситуацию сравнения себя с остальными, то ситуации успеха или неудач существенно влияют на его образ «Я», который можно назвать основным новообразованием кризиса. И стержневой характеристикой это образа является «могу — не могу», т. е. формирование у школьника уверенности в собственных возможностях для социально значимой деятельности.

Подростковый кризис связан также с дифференциацией внутренней и внешней стороны личности. Но здесь она осуществляется в существенно более глубокой и острой форме, поскольку имеющийся образ «Я» частично разрушается за счет изменения внешности и мышления, появления сексуальных интересов, стремления к взрослости, других условий обучения. Подростку приходится осваивать внутренний мир, задавая себе вопросы: «Что я хочу? Что могу?», «Какова моя привлекательность для других? Как меня видят другие?», «Как сделать так, чтобы все заметили мою взрослость?» Результатом подросткового кризиса становится новая взрослая идентичность, интегрирующая представление о сексуальных возможностях, новом уровне развития мышления и социальной позиции.

Почему необходимо уделять внимание кризисам, если они нормальны и необходимы для развития ребенка? Как уже говорилось, из-за возможных осложнений, вызванных особенностями развития ребенка в предыдущих возрастах, или актуальной внутрисемейной ситуацией, закрепляемой школой. Кратко перечислим эти осложнения:

  • • откладывание кризиса, т. е. ребенок не проживает внутренний конфликт, обусловленный наступлением кризиса, не нарабатывает необходимые по возрасту новообразования. К примеру, подросток продолжает оставаться послушным, но не умеет проявить самостоятельное поведение, во всем стремится опираться на родителей;
  • • уход от проживания кризиса: болезнь или регрессия, т. е. демонстрация более детского поведения, чем то, которое соответствует календарному возрасту ребенка. К примеру, младший школьник, испытывающий трудности с английским языком, с вечера начинает жаловаться на головную боль;
  • • проекция на окружение, т. е. приписывание окружению ответственности за свои трудности и ошибки. К примеру, подросток причину своей неуспеваемости видит в том, что к нему предвзято относятся учителя;
  • • застревание в кризисе, т. е. ребенок проявляет кризис слишком остро и долго. Например, четвероклассник до сих пор делает уроки только с мамой. А подросток «забивает» на школу или же его протестное поведение столь сильно, что не дает возможности вести уроки в классе.

Итак, если роль кризиса для развития так важна, то что прежде всего должен уметь делать психолог? Услышать тему кризиса, т. е. в рассказе родителя о трудностях ребенка сначала выделить для самого себя сообщения, которые могут свидетельствовать об осложнении протекания возрастного кризиса. Как правило, это жалобы на то, что ребенок изменился, стал неудобным, резкое отрицание новых качеств ребенка и просьба помочь вернуть в ребенке старые качества (послушание, ласковость). Например:

  • • «Сына в последнее время как будто подменили. Раньше был такой ласковый, добрый, во всем меня слушался. А теперь не ребенок, а комок негативных эмоций. С отцом постоянно спорит, пытается доказывать свою правоту. А приходя и школы, каждый раз разбрасывает вещи. И на мои просьбы убрать отвечает с раздражением, что уберет позже. Тем самым он как будто пытается сделать мне вызов своим поведением. Я в ответ не могу сдержаться и начинаю на него кричать. В результате ничего хорошего из этого не выходит» (мама мальчика 8 лет);
  • • «Совсем не знаю, что случилось с моей дочерью. Был нормальный одаренный ребенок. Была доброй и ласковой. Всегда мне обо всем рассказывала. А теперь как будто подменили, словно «колючка» стала. Не слушается, часто меняется настроение. В голове какие-то мысли, мне не понятные. Иногда нахожу у нее книги, которые считаю постыдными для чтения. И вообще она не понимает меня. Мы с ней очень отдалились. Она непонятно по какой причине перестала мне доверять. Иногда вижу ее в слезах, хотя она это скрывает. Не понимаю, что это с ней происходит. Посоветуйте мне, что мне с ней делать, как на нее повлиять. Как вернуть все то, что мне в ней так нравилось? Помогите мне вытащить это обратно» (мама девочки 11 лет);
  • • «В последнее время не узнаю своего сына. Кричит, ругается, кривляется, особенно когда ему говорят что-то сделать — в этом случае начинает плакать» (отец мальчика 12 лет);
  • • «Беспокоит, что все время висит на телефоне. В доме постоянно много его друзей. Они слушают музыку, да так громко, что соседи стучат. Со мной ничем не делится, говорит, что все равно не пойму. Я плачу от бессилия, ведь теряю ребенка, он для меня — все, отца-то давно уж с нами нет. Нет, не дождешься от него ни жалости, ни помощи. Что дальше делать, как дальше жить, не знаю» (мама мальчика 12 лет).

Как можно заметить, все родители отмечают резкие изменения в своем ребенке, нарастание трудностей в общении, в частности появление скрытности, негативизма, конфликтности, эмоциональной неуравновешенности, острого отстаивания своих прав при нежелании выполнять элементарные обязанности. И в то же время сами дети «кричат» о боли непонимания их взрослыми, страдают от одиночества и в то же время стремятся к нему, мечтают выговориться и крепко охраняют свой внутренний мир от вторжения. Вот что они говорят психологу.

  • • «Хочу, чтобы дети были, как взрослые, а взрослые, как дети. Тогда бы я командовала: “Выпрями спину, одевай капюшон, когда гуляешь. Уроки быстрей учи”» (Люся, 7 лет);
  • • «Ненавижу, когда бабушка с мамой заставляют меня делать уроки. Прихожу домой, хочу спать. А они требуют, чтобы я все сделала. Иногда плачу из-за этого» (Аня, 8 лет);
  • • «Я недавно получила “двойку” по контрольной. Мама со мной поссорилась. Я в последнее время стала часто приносить “двойки”! Мы с мамой как бы удаляемся друг от друга, потому что наши отношения зависят от того, как я учусь. Если я получу “пять”, мы с ней разговариваем, гуляем вместе с собакой. А если получу “два”, мы с ней становимся как чужие. Мне становится обидно, так как хотелось бы, чтобы у нас всегда были дружеские отношения» (Маша, 8 лет);
  • • «Все просто. Родители нас не понимают, закрывают глаза на наши желания. Они же знают про нас все наперед. Доказывать им что-то бесполезно. Как им объяснить, что я тоже имею право на свою жизнь, что не нужно контролировать каждый мой шаг? Я, может быть, сам знаю, что для меня лучше» (Стас, 12 лет);
  • • «Я очень хочу, чтобы родители не ссорились, и чтобы у нас было все хорошо, чтобы я ничего не боялась, не прятала книжки, которые не нравятся маме, под подушку. Я живу как на рентгене — надоело. Идешь куда-нибудь — “Куда?” Мне больше всего хочется, чтобы меня оставили в покое, чтобы мама пыталась понять причину, почему человек так делает...» (Алиса, 12 лет);
  • • «Между мной и отцом стена. А можно еще натянуть колючую проволоку. Он считает, что заботится обо мне. Да, мама и он покупают мне кучу всего и вечно лазят в мой рюкзак, но весь интерес отца ко мне — это посмотреть дневник и спросить: “Ну, как дела?”. “Оставьте меня в покое”, — ежедневно я говорю им. А они говорят, что я грублю и хамлю. В общем, они держат меня на поводке» (Марина, 12 лет).

Действительно, отношения между родителями и детьми в период прохождения последними возрастного кризиса, как отмечал Выготский, становятся конфликтными, что может дополнительно его осложнить. Поэтому так важно в этот момент оказать адекватное ситуации психологическое воздействие.

 
Посмотреть оригинал
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы