Г. ОРГАНИЧЕСКИЕ ЗАБОЛЕВАНИЯ ЖЕЛУДКА

Гастриты (катар желудка) (Gastritis, Catarrhus ventriculi)

История учения о гастрите

Воспалительные процессы слизистой оболочки желудка, так называемые катары желудка, представляют одно из самых популярных в населении заболеваний его; однако если одни врачи очень охотно ставят у своих больных диагноз «катар желудка», то другие, как раз наоборот, воздерживаются от этого распознавания и для диагноза катара желудка у данного больного требуют неопровержимых доказательств, привести которые не всегда удается. Такая разница взглядов врачей на гастриты имеет глубокие основания, и в этом отношении большой интерес представляет история учения о гастритах. Это более чем столетняя история смены ряда медицинских заблуждений, история, отражающая во многом философские предпосылки врачебного мышления XIX и первой четверти XX века.

Чтобы понять современное состояние вопроса о гастрите, необходимо прежде всего познакомиться с основными историческими этапами, которые прошло учение о так называемом катаре желудка.

Уже Морганьи (Morgagni) и Гофман (Hoffmann) в XVIII веке говорили о гастрите как о болезни желудка, имеющей определенный анатомический субстрат, но все же основанием для создания учения о гастрите были наблюдения Куллена (Cullen, 1783 г.) и особенно Бруссе (Broussais, 1808 г.) — великого французского врача начала XIX века, имевшего огромное влияние на умы врачебного мира в течение почти целой половины столетия. Это была эпоха, когда, следуя идеям Биша (Bichat) (1771—1802 гг.), впервые старались обосновать анатомическими фактами клинические картины болезни.

Это была, с другой стороны, эпоха мировых наполеоновских войн и эпидемий тифа, дизентерии, менингита, сепсиса и других инфекций. На вскрытиях многочисленных больных Бруссе убедился, что большому числу жалоб желудочного происхождения соответствуют грубые анатомические изменения желудка, находимые почти на каждом трупе. Эти изменения Бруссе считал воспалениями слизистой оболочки, ее катаром, и пришел отсюда к выводу, что катар желудка — болезнь особенно частая и что эти анатомические изменения являются не только причиной жалоб и расстройств пищеварения, но и других тяжелых болезней, как болезней сердца, головного мозга, апоплексии, воспаления легких и т. д. Отсюда такое широкое распространение катара желудка, с одной стороны, и особая злокачественность и неизлечимость этой болезни — с другой. Наконец эти так часто встречающиеся на трупе, явно видимые и грубые анатомические изменения при катаре желудка делали излишним искать другие объяснения желудочных симптомов, и таким образом катар желудка практически заполнил собой почти всю клинику желудочных болезней. Это мнение было поддержано и другими великими французскими клиницистами — Андралем, Люи (Andral, Luis), и потому учение Бруссе быстро распространилось по всем странам и благодаря большому его авторитету стало общепризнанным. И все же это было первое и крупнейшее заблуждение врачей в учении о гастритах.

В противовес этому учению Карсуель (Carswell, 1838 г.), Рокитанский и другие патологоанатомы стали все более и более уверенно утверждать, что анатомические изменения слизистой желудка, положенные Бруссе в основу его учения о катаре желудка, представляют собой не что иное, как посмертные изменения слизистой желудка, отчасти появляющиеся в результате влияния на нее желудочного содержимого. Это дало клиницистам основание пересмотреть казалось очень прочное учение Бруссе. Барра (Barras), Шомель (Chomel), Во (Beau) во Франции, но особенно крупнейший авторитет по желудочным болезням Лейбе (Leube) в Германии заняли прямо противоположную позицию в вопросе о причине желудочных болезней и создали учение о нервном происхождении большинства их — о нервной диспепсии с различными ее проявлениями. И как учение Бруссе было отражением начала эпохи морфологического медицинского мышления, так учение Лейбе о нервной диспепсии явилось результатом господства экспериментального и функционального мышления, основоположником которого был К. Бернар (Bernard) и носителем которого в организме по представлениям той эпохи была нервная система. Отсюда почти все заболевания желудка объясняются расстройствами его функций и нервной системы, катар же желудка считается в конце XIX века заболеванием очень редким, и этот диагноз почти изгоняется из терапевтических клиник, но прочно однако остается среди практических врачей и особенно среди больных.

В истории гастрита это новое течение было результатом второго крупного заблуждения, основанного на подчинении клинических фактов определенной теории, рожденной лабораторным экспериментом и чисто механистическим пониманием клинических фактов.

Отрицание частоты гастритов даже в случаях значительного понижения секреторной деятельности желудка нашло поддержку в учении Эйнгорна, Альбу и Марциуса об ахилии как о конституциональной аномалии желудка (см. выше).

Однако и учение о нервной диспепсии как причине и сущности большинства заболеваний желудка должно было пошатнуться под напором новых клинических и анатомических фактов. Шоффар (Chauffard),

Марфан (Marfan), Бувере (Bouveret), Гайем (Наует) и Лион (Lyon), А. Шмидт и в особенности датский клиницист К. Фабер, Блох и их ученики, применив совершенно новую методику исследования слизистой оболочки желудка, сохраняющую ее от посмертных изменений, показали, что если грубо анатомические изменения слизистой, приведшие Бруссе к ложному учению о катаре желудка, не имеют ничего общего с этой болезнью, то все же патолого-гистологические факты определенно свидетельствуют о том, что слизистая оболочка желудка подвергается целому ряду изменений: и острых и хронических и паренхиматозных и интерстициальных, и что изменения эти представляют собой не что иное, как широко распространенные воспалительные явления слизистой желудка.

Исследование слизистой желудка, зафиксированное при жизни, показало вместе с тем, что воспалительные явления в ней не идут по типу катара, как это свойственно другим слизистым оболочкам, например носа, бронхов, влагалища и т. д. Здесь менее выражен процесс слизистого перерождения, так как физиологически оболочка эта состоит, как мы видели, не из слизистых элементов, а из дифференцированных трубчатых желез, компактной массой своей и составляющих всю ткань слизистой. Поэтому воспалительные процессы в слизистой желудка протекают скорее по типу воспаления паренхиматозного железистого органа, например печени, почки, и потому так же, как и в отношении этих органов, приходится говорить и здесь не столько о катаре желудка, сколько о гастрите.

Наряду с работами терапевтов и патологоанатомов огромную роль в учении о гастрите сыграли исследования хирургов [Конечный (Konjetzny) и др.], показавших, что в препаратах желудка, резецированных вследствие язвы или рака его, гастритические изменения занимают весьма видное место. В результате этих работ воспалительные процессы слизистой оболочки желудка получают новое весьма существенное значение в патогенезе язвы и рака желудка.

Успехи методики исследования желудка у живого человека путем гастроскопии [Гутцейт (Gutzeit), Корбш (Korbsch), Шиндлер (Schindler), Гюбнер (Hiibner), Геннинг (Henning) и др.] и путем изучения «рельефа» слизистой желудка (главным образом работы Берга) дают возможность подвести и более прочное клиническое обоснование для распознавания гастритов. Таким образом учение о гастрите как о самом распространенном заболевании желудка после длинного ряда заблуждений, через сто с лишком лет вернулось к своему исходному пункту.

Но, считая гастриты весьма частым заболеванием желудка, мы не возвращаемся конечно к старым представлениям Бруссе. Патологоанатомическое изменение слизистой оболочки желудка является для современного врача одной только стороной дела; наряду и в тесной связи с ним стоят многочисленные функциональные расстройства желудка, делающие клиническую картину гастритов такой многогранной и часто противоречивой, и именно этот синтез морфологических и функциональных изменений позволяет нам смотреть на гастриты с новой патофункциональной точки зрения. С другой стороны, наблюдения хирургов заставляют видеть в гастрите связующее звено между воспалительным и язвенным процессами, а может быть и новообразованием. Вот почему, хотя учение о гастритах далеко еще не может считаться в настоящее время законченным, гастрит приобретает в патологии желудка особенно большой и теоретический и практический интерес.

Гастриты делятся обычно на острые и хронические. Деление это оказалось, как мы увидим, довольно искусственным, так как острые гастриты очень легко переходят в хронические, а хронические именно тем и отличаются, что очень легко дают обострения. Тем не менее практически целесообразно воспаления слизистой оболочки желудка рассматривать отдельно как острые и как хронические его заболевания, имея однако в виду, что они являются чаще всего только разными этапами патологического состояния желудка, объединяемого представлением о гастропатии[1].

  • [1] R. A. Luria, Ueber die Gastropathie, Arch. f. Verdauungsk., Bd. 55 (1934).
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >