Профилактика и лечение

Профилактика рака желудка является такой же задачей социальной патологии, как рака вообще. Предупреждать заболевание желудка раком тем более важно, что невозможность при современном состоянии наших знаний поставить ранний диагноз болезни практически равносильна отказу от радикального лечения. Но так как мы не знаем этиологии злокачественных новообразований вообще, то и профилактика их находится только в стадии научно-исследовательских изысканий. Работы Варбурга и его школы ведут к гипотезе о нарушениях обмена веществ как основе развития ракового заболевания, и некоторые экспериментальные исследования [Эрдман (R. Erdmann)] дают первые указания на то, что диететическими мероприятиями, особенно ограничением питания, можно задержать рост злокачественного новообразования. Но это все еще только первые наметки тех путей, на которых наука даст человечеству победу над раком.

В отношении рака желудка в частности надо профилактически иметь в виду тщательное и своевременное хирургическое лечение калезных язв желудка, правда не в большом количестве перерождающихся в рак. Исследования Штерка и Конечного о роли воспалительных процессов слизистой желудка и происхождении рака его хотя и не разделяются всеми авторами, но все же заставляют нас требовать более основательного лечения гастритов как профилактической меры против появления рака желудка, а следовательно и с этой стороны необходимо заострить внимание широких общественных кругов в отношении гастрита как социально важной болезни, требующей правильной организации прежде всего общественного рационального и диететического питания. В этом направлении современное состояние учения о раке желудка дает в руки врача мощное орудие для борьбы за правильное питание трудящихся. Предупреждение и гастрита, и язвенной болезни, и рака желудка требует широких социальных мер оздоровления питания и рациональной постановки его в общественных столовых, на заводах, фабриках, в колхозах. Наконец постановка правильной и нетрафаретной методики распознавания желудочных заболеваний в наших диспансерах, поликлиниках и амбулаториях, подготовка кадров специали- стов-терапевтов и рентгенологов, практически знакомых с состоянием современной патологии и терапии болезней желудка и овладевших необходимой техникой исследования, — вот те конкретные меры для профилактики если не самого рака, то профилактики позднего его распознавания. В этой области внутренних болезней, еще относительно молодой, мы очень и очень отстали и должны добиться ощутительного перелома.

Диагноз рака желудка, раз он поставлен, ставит перед врачом вопрос о хирургическом радикальном лечении — и лечении безотлагательном. Это лечение остается единственно правильным, и, если оно возможно, оно до известной только степени гарантирует больному продолжение жизни.

Нередко затруднение в диагнозе заставляет прибегнуть рано к пробной лапаротомии, которая одновременно является и лечебным мероприятием.

В отношении консервативного лечения чаще всего возникает вопрос о лечении рака лучистой энергией — радием или рентгеновскими лучами. При всех успехах актинотерапии при раке других органов в отношении рака желудка надо все же требовать прежде всего радикального хирургического вмешательства, после чего только может идти речь о глубокой рентгенотерапии. Разумеется при неоперируемых случаях рака приходится прибегать к радию и рентгену скорее с психотерапевтическими целями, чем как к рациональной терапии.

Все до сих пор опубликованные случаи излечения рака желудка подлежат основательной критике и не могут считаться доказанными. Между прочим мне пришлось видеть случаи рака желудка, появившиеся через два года после успешного лечения радием рака шейки матки. С еще большим скептицизмом надо относиться к появляющимся временами сообщениям об излечении рака диетой, специфическими средствами и т. д., в лучшем случае это были не раковые, а сифилитические поражения.

Консервативное лечение рака желудка, несмотря на то что оно уже с самого начала не имеет никакой надежды на успех, все же является задачей, практически важной для врача уже потому, что это касается не только массы не подлежащих оперативному лечению больных, но и потому, что из больных, попадающих к хирургам, у 60 % дело сводится не к радикальной операции, а к паллиативному вмешательству, и на терапевтов выпадает печальная задача облегчить больному его страдания.

На первом плане при консервативном лечении стоит режим больного. Мы не будем останавливаться здесь на вопросах питания больного, поскольку новейшие пути экспериментального исследования роста опухолей связывают его с содержанием витаминов в пище и с процессами дыхания раковой клетки (Варбург). Практически это пока не имеет еще значения для врача. Уже пятьдесят лет назад некоторые авторы [Бенеке (Benecke)] настаивали на значительном ограничении белков в пище раковых больных вплоть до назначения им строгой вегетарианской пищи с запрещением молока включительно. Нет никаких оснований применять именно этот режим, чтобы задержать рост злокачественной опухоли. Что это так, показывают противоположные этому режиму предложения ограничить подвоз углеводов, чтобы этим задержать рост опухоли (Каспари). Ноорден формулирует этот по существу очень важный вопрос следующим образом: наиболее могущественным и распространенным экзогенным фактором, влияющим длительно на организм, является питание, и если нас не все обманывает, надо считать несомненно Правильным стремление новейших исследователей рака изучать соотношения между питанием и патогенезом рака. Но это далекий и еще неясный путь. Вот почему врач пока в отношении диеты ракового больного может ставить себе только очень скромную задачу щадить больной орган и весь пищеварительный аппарат, чтобы этим путем хотя бы облегчить состояние больного. Но и эта задача нелегкая и наталкивается прежде всего на отсутствие аппетита у больного. В этом отношении требуется большое искусство, чтобы, избегая, с одной стороны, раздражающей желудок пищи, вместе с тем разнообразить ее.

Диета зависит от состояния двигательной, деятельности, химизма желудка и секреции его, неодинаковой у всех больных раком, и главным образом поскольку больной желудок способен еще выделять свободную соляную кислоту. Случаи, где сохранена свободная НС1, требуют только запрещения грубой пищи, например черного хлеба, капусты, гороха, мяса с большим содержанием сухожилий. Здесь нет основания запрещать вообще сырые фрукты и овощи, но следует выбирать более нежные сорта их и сообразовываться конечно с состоянием двигательной деятельности желудка.

При недостаточном количестве свободной соляной кислоты или при полном отсутствии ее диета должна быть ограничена и количественно и качественно. Пища подводится в измельченном виде, жидкая, киселеобразная или кашицеобразная; запрещаются например свежий хлеб, мясо куском, сырые овощи и фрукты, а вареные разрешаются только в виде пюре или котлет. Диета, словом, приближается к щадящей диете ахиликов.

Еще большие затруднения встречаются в случаях нарушения двигательной деятельности желудка, где диета должна иметь в виду одновременно и состояние секреции, ограничение жидкости, назначение пищи по количеству меньшей и частыми приемами, притом хорошо измельченной; все это делает диету больного крайне монотонной.

В отдельных случаях при выраженных явлениях застоя в желудке на аппетит и общее состояние больного хорошо влияют систематические промывания желудка. Иногда достаточно только ввести зонд и заставить больного выдавить застоявшееся содержимое желудка, чтобы облегчить ему тяжелое чувство полноты и распирания в подложечной области.

Лекарственных средств, действующих на течение процесса, не существует, и разумеется все рекламируемые время от времени лекарства являются результатом в лучшем случае добросовестного заблуждения врачей, причем психотерапевтическое влияние нового средства принимается за улучшение процесса. Это относится также и к старым лекарствам и главным образом к кондуранго, которое приобрело настолько большую славу при раке желудка, что считалось необходимым назначать кондуранго каждому раковому больному. Я знаю случаи, где именно это назначение и вызывало тяжелую психическую травму больного как доказательство его состояния. Иногда из этих соображений приходится воздерживаться от назначения кондуранго. Вместе с тем кондуранго, как и другие горечи, иногда дает субъективное улучшение. Его можно назначать в виде: Rp. Extr. Condurango fl. 30,0. DS no 20 кап. 3 раза в день в виноградном вине или в виде: Rp. Vini Condurango 200,0 S. Давать по 1 рюмке перед едой, или наконец в виде старинного декокта: Rp. Cort. Condurange 20,0 macera per horas XII c. aq. fontana 360,0 deinde coque ad colaturam 360,0 filtre et adde: Vini cola 40,0. MDS по 1 столовой ложке 3 раза в день до еды.

К этой формуле прибавляют 1 г resorcini resublimati для дезинфекции содержимого желудка или, правильнее, для уменьшения разложения пищи. Из других лекарств рекомендуется назначение соляной кислоты, пепсина, панкреатина (по 0,5 на прием), улучшающих пищеварение.

В зависимости от состояния больного приходится прибегать нередко к назначению болеутоляющих средств: морфия, пантопона, папаверина, атропина и т. д. Однако не следует назначать их широко в ранние периоды болезни. Частота и доза препарата зависят от субъективных ощущений больного.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >