Этиология и патогенез неврозов

По своей этиологии неврозы желудка совпадают с причинами патологических процессов, разыгрывающихся в психике человека. Некоторые авторы (Фабер) делят их по состоянию психики больного на истерические, неврастенические и дегенеративные. Мне кажется, что это деление слишком схематично и упрощено и не отвечает весьма сложным процессам, проявляющимся в психике человека как специфической категории его организма. Нет необходимости, чтобы данный больной неврозом желудка был явно выраженным невропатом или страдал истерией, циклотимией, шизофренией или другими формами психопатии. Дело конечно значительно сложнее и тоньше и сводится к появлению в психике человека комплексов, различных по своей природе, по своему качеству и количеству[1] [2].

В одной группе случаев дело идет о психической травме, имеющей непосредственное и прямое отношение к приему пищи или даже к самой еде. Известны случаи, когда невроз желудка впервые появлялся например после случайного приема пищи, испачканной испражнениями, или после того как в только что съеденном супе на дне кастрюли оказалась дохлая мышь. После таких психических травм может возникнуть например упорная рвота, появляющаяся иногда при тех именно условиях, при которых возникла данная травма, например при виде того именно сорта пищи, которая впервые вызвала рвоту.

С течением времени эти условия и даже одна обстановка, напоминающая психическую травму, перенесенную больным, могут вызывать тошноту или рвоту, т. е. легко возникают психопатологические процессы по типу условных рефлексов Павлова, отражающихся на желудке.

К другой группе больных принадлежат лица, имевшие случай долго видеть у своих близких тяжелые со смертельным исходом заболевания пищеварительного аппарата: рака пищевода, желудка или смертельное кровотечение при язве желудка или молниеносно протекающий аппендицит и т. д. При известной невропатической конституции в результате этих переживаний нередко появляется страх перед смертельным заболеванием желудка, человек начинает внимательно анализировать свои ощущения со стороны органов пищеварения, а если к тому же лабораторный анализ дает подозрительные для больного факты, например отсутствие соляной кислоты или скрытую кровь в желудочном содержимом или в испражнениях, то могут появиться функциональные расстройства желудка, а с ними картина психоневроза. Сюда же относится многочисленная группа больных, неправильно толкующих свои анализы желудочного сока и испражнений, вырывающих из этих анализов отдельные, сами по себе незначительные факты и возводящих их до степени опасных симптомов болезни желудка (например «скрытую кровь»). Я видел множество таких случаев среди очень образованных людей, с энциклопедией в руках разбиравшихся в своих анализах и доходивших таким образом до тяжелых неврозов желудка.

Надо остановится еще на одной большой группе больных, где примитивная психическая травма является причиной психоневроза желудка, иногда очень упорного и тяжелого.

Это так называемые ятрогенные заболевания желудка. Их очень много, они недооцениваются, а знание их практически очень важно для врача. У одних из этих больных имеется то или иное органическое заболевание — гастроптоз, ахилия, гастрит, язва желудка или двенадцатиперстной кишки, у других — и этих большинство — имеется только лишь подозрение на заболевание. Но диагноз преподносится больному в таком виде, что уже это одно составляет психическую травму. Как один из ярких примеров приведу случай, где весьма авторитетный, известный в стране клиницист сказал больной, страдающей ахилией желудка: «У вас умерла желудочная клетка». Больная, зубной врач, во-первых, представила себе это как совершенно безнадежную болезнь; будучи истеричкой, она увидела в этом диагнозе приговор врача на всю жизнь оставаться хилой, истощенной и нетрудоспособной, кроме того у больной возникло представление, что «мертвая» желудочная клетка должна разумеется разлагаться со всеми вытекающими отсюда последствиями аутоинтоксикации и т. д. В результате появилось тяжелейшее заболевание — психоневроз желудка, заставивший больную надолго оставить работу. Впоследствии выяснилось, что у больной был хронический аппендицит, который при операции оказался гнойным и который вероятно вызвал вторичный токсемический гастрит с ахилией желудка. После произведенной операции больная все же поправилась.

Обращение внимания больных на скрытую кровь в желудке, на всякого рода деформации двенадцатиперстной кишки, пятна в этой области, спайки, положение желудка в малом тазу при птозах и т. д. — словом, фиксирование внимания больного мимоходом на одном симптоме лабораторного или рентгеновского анализа — вот наиболее частый механизм возникновения ятрогенных желудочных психоневрозов. Если вспомнить, насколько трафаретны часто исследования в лаборатории и в рентгеновском кабинете, насколько условны их результаты, насколько они требуют критической оценки с учетом всей клинической картины, то становится совершенно очевидным, как часто одно мало мотивированное подозрение например на язву вырастает в психике в опасное заболевание и делает из здорового человека больного тяжелым психоневрозом желудка. К числу ятрогенных форм психоневроза принадлежат и случаи, где под влиянием авторитетно предписанной, но не отмененной вовремя строгой, скучной и монотонной диеты у человека развивается страх перед приемом пищи, вырастающий при соответствующей установке психонервной системы в невроз желудка[3].

На этих механизмах психоневрозов как ятрогенных заболеваний, где все страдания больного по существу не имеют никакой реальной основы ни в желудке ни вообще в соматической сфере, а являются резко выраженной надстройкой на интеллектуальной части внутренней картины болезни, я подробно остановился в своей книге «Внутренняя картина болезни и ятрогенные заболевания» и привел там ряд примеров этих ятрогений в области пищеварительного аппарата.

Но не одни только психические травмы, так или иначе связанные с приемом пищи и заболеваниями желудка, вызывают неврозы его. В целом ряде случаев дело идет о первичных психопатологических процессах, связанных с глубокими переживаниями, в результате которых желудок только потому является органом, пораженным неврозом, что он у данного лица конституционально неполноценен. Я не имею возможности остановиться здесь подробнее на причинах этих сложных и глубоких изменений психики.

Нередко приходилось видеть весьма причудливые неврозы желудка, развивавшиеся на почве сексуальных расстройств. Проще и чаще всего они связываются с широко распространенными ненормальностями половой жизни, как coitus interruptus, coitus condomatosus и других извращениях полового акта. Такого рода этиологию невроза желудка я чаще наблюдал у женщин, и нередко это совпадает с другими явлениями полового неудовлетворения. Несколько труднее открываются сексуальные же причины неврозов желудка психического порядка, возникающие на почве психического неудовлетворения в личной жизни, но они вероятно бывают еще чаще, чем при физических расстройствах половой жизни.

К этой же категории этиологических причин неврозов относятся многочисленные психические конфликты как личного, так и общественного порядка, ущемленные в сознательной или бессознательной сфере психики человека. Подробный анализ их относится уже к области психопрофилактики и психоневрологии. Я должен только указать, что мне пришлось видеть немало случаев, где дело шло не о личных переживаниях, а о весьма сложном комплексе общественных конфликтов. Чаще всего я видел больных с неврозами, которые тяжело переживали разрыв между сознанием необходимости выполнить взятую на себя работу и обязательства и своими возможностями сделать это; сознание невыполненного общественного долга, сознание недопустимого отставания от необходимых темпов жизни и строительства и помимо страха перед общественной ответственностью за это приводят к неврозам желудка в очень причудливых проявлениях.

И, наконец, последнее. Неврозы желудка чаще всего развиваются у конституционально предрасположенных к невропатиям лиц, у лиц с дистонией вегетативной нервной системы и соответствующими расстройствами эндокринной системы. Это те именно лица, которых Бергман называет «стигматизированными» типа В или типа Т, на особенностях которых мы уже останавливались подробно в главе о язвенной болезни. Эти лица предрасположены к язве и вместе с тем к неврозам желудка, и часто очень трудно решить, что у них является первичным заболеванием: язва, чаще всего двенадцатиперстной кишки, или невроз желудка психогенного происхождения. Но было бы ошибочно думать, что это чисто генотипическое заболевание. В большом числе случаев я видел это расстройство у лиц из здоровой пролетарской или крестьянской среды, где не могло быть и речи о наследственно неполноценной нервно-эндокринной системе, а скорее шел вопрос о лицах с большими психонервными травмами в прошлом, с многолетним нерегулированным трудом и огромной нагрузкой, в течение ряда лет не знавших ни дня, ни ночи, горевших на работе. Полное пренебрежение спортом и физкультурой у этих лиц являлось причиной невропатии, а с нею и невроза желудка. Здесь в первую очередь дело шло не только о нерациональном питании, но и полном пренебрежении к приему пищи и в отношении ее количества и качества. Таким образом социальные предпосылки психоневрозов в этой многочисленной группе больных выступают на первый план, и совершенно естественно, что именно здесь требуется от врача максимум вдумчивости, внимания и осторожности, чтобы избежать присоединения ятрогенных моментов, значительно ухудшающих самочувствие этих больных.

К числу экзогенных моментов, вызывающих психоневрозы желудка, надо отнести на основании опыта и чрезмерное курение, вызывающее гиперсекрецию и гастроспазм, а с ними ряд ощущений, вырастающих в психике больного при невропатической установке больного в опасное заболевание желудка. Это по моим наблюдениям играет здесь значительно большую роль, чем даже злоупотребление алкоголем.

Итак, этиологически неврозы желудка имеют для своего возникновения целый ряд экзогенных причин; причины их находятся в бытовой и социальной среде больного, и больше, чем при других желудочных заболеваниях, социальный анамнез приводит врача к правильному пониманию этиологии и механизма заболевания. Этот механизм имеет в сравнении с другими заболеваниями желудка одну, но существенную особенность —участие психики в происхождении, течении и в исходе заболевания.

  • [1] Р. А. Лурия, Об анамнезе и внутренней картине болезни, Каз. мед. журн., 1934,№2.
  • [2] Р. А. Лурия, О внутренней картине болезни и ятрогенных заболеваниях, Москва,Биомедгиз, 1935.
  • [3] Р. А. Лурия, Врач и психогенез некоторых заболеваний внутренних органов,Казань, 1928.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >