Лекция 2. ПРЕДМЕТ ИСТОРИИ РУССКОЙ ЦЕРКВИ. ИСТОРИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ ПОЛОЖЕНИЯ И ПЕРИОДИЗАЦИЯ ИСТОРИИ ЦЕРКВИ В РОССИИ

Тремя важнейшими методологическими вопросами исследования истории русской церкви и церковно-государственных отношений являются следующие: определение предмета исследования научной дисциплины «История русской церкви»; выявление особенностей положения русской церкви по сравнению с церковными организациями в соседних странах; вопрос о критерии периодизации истории Русской православной церкви.

На протяжении двух веков изучения истории русской церкви сложилось довольно развернутое представление о ее предмете, который понимается как история «церковной жизни русского народа, преимущественно на территории Русского государства, который исповедует христианскую православную веру ..., сохраняет ее догматы и Таинства и управляется единой церковной иерархией»[1].

Географические рамки истории русской церкви нередко выходили за пределы государственных границ России (например, в XX в. появилась Русская православная церковь за границей). В XVII в. в результате раскола церковь утратила значительную часть своих последователей, ставших старообрядцами, но не переставшими быть подданными русского царя. На протяжении всей истории наша страна была полиэтничным и поликонфессиональным государством, а Русская православная церковь окормляла только собственных верующих. Таким образом, охват проблем, относящихся к истории русской церкви, не совпадает в полной мере с вопросами истории Русского государства. Основные аспекты, составляющие историю русской православной церкви, можно сформулировать следующим образом:

  • 1) система церковного управления, иерархии в центре и на местах, ее эволюция;
  • 2) отношение церкви к государству и обществу;
  • 3) проповедническая и миссионерская деятельность церкви как внутри страны, так и за ее пределами;
  • 4) история монашества, святых и святости, богословской школы, приходской жизни, народной религиозности.

История русской церкви имеет целый ряд особенностей, сложившихся под влиянием специфических условий и обстоятельств развития нашей страны. В отечественной науке они внимательно изучались не одним поколением историков. Обобщив их изыскания, можно говорить о нескольких ключевых чертах истории РПЦ и ее взаимоотношений с государством.

Ко времени официального принятия христианства и создания церковной организации в конце X в. государство существовало на Руси уже в течение столетия и его органы власти, территориальная структура, право и языческий религиозный культ не только сформировались, но и прошли определенный путь эволюции в соответствии с развитием всего древнерусского общества. Более того, к моменту принятия христианства русские князья уже имели богатый опыт построения отношений с языческой религиозной организацией, которая поддерживалась усилиями особого жреческого слоя. Даже немногие сохранившиеся памятники вполне отчетливо свидетельствуют о существовании влиятельной жреческой организации на Руси не только в X в., но и в XI—XIII вв.[2] Б. А. Рыбаков ввел для X—XI вв. такое понятие, как «государственное язычество», которое можно охарактеризовать как тесную связь между культом и княжеской властью. Он отметил, что в Киевском государстве «культ древних богов стал уже не только средством воздействия на невидимый мир духов природы, но и воздействия на многотысячную массу простых людей, составлявших основу этой державы»[3]. Аналогичную мысль развил и польский историк Г. К. Ловмянский, который охарактеризовал славянское жречество как иерархически организованную общественную группу, сформировавшуюся одновременно с возникновением государства и получавшую от него материальную поддержку[4].

Роль жрецов прослеживается при реконструкции крупнейших событий в жизни государства в целом: всенародных праздников воскрешения Перуна, комоедиц, урожая, погребения князей и знатных воинов, ритуальных княжеских пиров, подготовки к военным походам, принесения присяги, заключения мирных договоров и др. На территории страны существовали святилища: рощи, озера, капища в крупных городах, где горел поддерживаемый жрецами «негасимый огонь» (например, в Новгороде)[5]. Такие места становились религиозными центрами союзов племен. По мнению современных исследователей, изначально князь объединял в своих руках жреческие и светские функции (то есть являлся одновременно военным вождем и жрецом). Подобный вывод подтверждается данными археологии: при раскопках княжеских захоронений обнаруживаются предметы культового назначения (жреческие ножи, бронзовые изваяния идолов и другое). Таким образом, традиции взаимодействия общества, религиозной организации и светской власти на Руси при значительном приоритете последней были заложены задолго до крещения Руси и воцарения православной церкви в нашей стране.

Строительство христианской церковной организации началось в 990-х гг. по инициативе и при непосредственной поддержке княжеской власти, поэтому церковь должна была приспосабливаться к уже существовавшему уровню развития общества и экономической системе. Княжеская власть поддерживала церковь материально (выделение десятины, строительство храмов), брала на себя ее охрану и поддержку (например, при подавлении языческого сопротивления в дальних районах страны, которое продолжалось не одно десятилетие после Крещения Руси).

Компаративистские исследования, предпринятые современными историками (Б. Н. Флоря, П. С. Стефанович[6]), показали, что положение церкви в России в эпоху Средневековья во многом отличалось от ситуации, сложившейся в государствах западных и южных славян. Основными узлами сравнения стали: источники материального обеспечения церкви, наличие и эволюция прав светской власти на распоряжение церковными должностями и имуществом, а также степень сформированности сословной структуры духовенства на разных этапах. Б. Н. Флоря пришел к выводу, что, несмотря на изначально однородные условия развития, отношения государства и церкви в Центральной и Восточной Европе развивались по-разному. В первые века после принятия христианства во всех славянских государствах положение духовенства было одинаковым: оно обеспечивалось за счет княжеской десятины, зависело от светского патрона, не имело четкой социальной позиции и иерархии. К XII—XIII вв. церковь в славянском мире стала накапливать земельную собственность, что вело к повышению ее общественного веса, росту численности и укреплению социальной позиции духовенства. Итогом развития этих процессов стали попытки духовенства освободиться от влияния светской власти. На протяжении последующих веков церковь в Центральной и Восточной Европе вела борьбу со светской властью не только за привилегии и материальные блага, нередко она на равных вступала в борьбу за политическую власть[7]. Начавшись одновременно в большинстве стран региона, эта борьба оказалась успешной лишь в западнославянских странах, где в XIII—XIV вв. независимость духовенства была закреплена законодательно: введен специальный налог с населения, духовенство получило право самоуправления, за церквями был закреплен земельный надел — «бенефиций». На Руси духовенство осталось в прямой материальной зависимости от князя (выплата руги — непостоянного жалования), сохранилась и практика вмешательства светской власти в дела церкви. Главной причиной успеха западнославянского духовенства Б. Н. Флоря считает общую социальную нестабильность в Европе того времени, выразившуюся в активизации борьбы различных сословий за свои права, сословное оформление духовенства католической церкви происходило практически одновременно со складыванием иных сословных организаций. Русь подобного кризиса не знала, напротив, здесь государство владело огромным фондом земель, а система феодальных отношений переживала период становления. Русское духовенство в течение нескольких веков не могло оформиться и в самостоятельную социальную группу, защищенную законом. По мнению П. С. Стефановича, сословное оформление русского духовенства произошло не ранее последней трети XVII в. Это также вписывается в общую картину истории сословий на Руси, которые сформировались позже, чем в Европе, и под постоянным контролем государства. Поэтому попытки духовенства занять более самостоятельную позицию в нашей стране не нашли поддержки со стороны общества и потерпели поражение. Анализируя причины последовательного подчинения русской церкви государству, нельзя забывать также и о том, что для нашей страны изначально была характерна сильная власть князя, укреплявшаяся на протяжении веков.

Итогом развития рассмотренных процессов стало закрепление на Руси зависимого положения церкви по отношению к светской власти в политическом, экономическом и социальном аспектах, отсутствие у нее претензий на политическую власть[8], слабость духовного сословия. Для России характерна тесная связь светской политической организации власти и церкви. Эта связь в течение столетий менялась. Наиболее тесной и прямой она была в Средневековье, когда церковная организация выполняла ряд государственных функций и была, следовательно, своеобразной частью государственного аппарата, а светская власть содержала церковь на свои средства. В XVIII—XIX вв. церковь обслуживала все государственные церемонии, придавая им официальный характер, в ее ведении находились начальное образование, фиксация актов гражданского состояния, цензура, и она не только проводила в этой деятельности моральные христианские принципы, но и освящала соответствующие акты своим авторитетом. На протяжении всей своей истории церковь была сложной структурой, которая объединяла в себе различные социальные и классовые группы, начиная от «князей церкви», стоявших на одном уровне со светскими князьями, и заканчивая рядовым духовенством и монастырскими крестьянами, подвергавшимися эксплуатации со стороны монастырей — феодальных корпораций. В тесной связи с государственной властью находились митрополичья и епископские кафедры и их чиновники, городские соборы, княжеские монастыри и приходское духовенство.

Обобщая все вышесказанное, можно выделить две ключевые особенности взаимоотношений Русской православной церкви и государства. Во-первых, с начала своего существования церковь оказалась в экономической, политической зависимости от светской власти. В дальнейшем степень этой зависимости и интенсивность вмешательства государства во внутрицерковные дела будут возрастать. К концу XVIII в. церковь будет окончательно инкорпорирована в систему органов государственного аппарата. Во-вторых, на фоне этой зависимости и слабости духовного сословия Русская православная церковь, в отличие от церковных организаций стран Европы, не предъявляла претензий на политическую власть, являясь помощником или даже инструментом светской власти, но не ее соперником.

Наконец, третьей теоретической проблемой при изучении Русской православной церкви является периодизация ее истории. С точки зрения методологии существующие подходы к решению этой проблемы можно разделить на несколько основных групп.

К первой группе относится попытка выделить этапы в русской церковной истории, исходя из канонического подхода, то есть в соответствии с внутренними событиями церковной жизни. Например, Русская православная церковь долгое время была частью Константинопольского патриархата, в середине XV в. стала автокефальной, а в конце XVI в. — самостоятельной патриархией. Подобные варианты периодизации были разработаны в трудах архиепископа Филарета (Гумилевского) и митрополита Макария (Булгакова), о чем уже упоминалось в предыдущей лекции. Такое деление, основанное на изменении характера связей между Константинопольским патриархатом и славянскими церквями, стало общепринятым в дореволюционной историографии. Близка к этому подходу и периодизация на основе смены глав русской церкви, предложенная в работах митрополита Платона (Левшина),

A. В. Карташева и других авторов. В современных работах по истории русской церкви такая периодизация также востребована. Например,

B. И. Петрушко выделяет в истории русской церкви периоды: домонгольский (до 1237 г.), от татаро-монгольского нашествия до разделения митрополии (1237—1458), от разделения митрополии до конца царствования Ивана Грозного (1458—1584)[9].

Оригинальный вариант периодизации церковной истории принадлежит Е. Е. Голубинскому, использовавшему географический принцип, исходя из места фактического нахождения церковного руководства. В соответствии с ним, историк выделил три периода в развитии русской церкви:

  • 1) киевский (до 1240 г.);
  • 2) московский (1240—1700);
  • 3) петербургский (с 1700 г.). Однако этот подход был подвергнут серьезной критике как современниками автора, так и последующими исследователями за схематичность и недостаточное внимание к событиям внутренней церковной жизни. В дальнейшем в литературе он практически не использовался.

Ко второй группе периодизаций истории церкви относится ее деление на этапы в соответствии с историей государства, социально- экономическими процессами и другими, относительно внешними для церкви факторами. Подобный взгляд характерен уже для дореволюционных обобщающих трудов по отечественной истории (С. М. Соловьев, В. О. Ключевский, С. Ф. Платонов), где история церкви рассматривается в качестве одного из аспектов истории страны, полностью обусловленного общими тенденциями развития народа. Еще более ярким примером подобной периодизации служит марксистский подход. Согласно ему, церковь рассматривается как неотъемлемая часть определенной социально-экономической формации. Соответственно выделяются и вехи в ее истории: церковь эпохи феодализма, капитализма, империализма, социализма[10].

Вполне очевидно, что русская церковь, находясь в тесной взаимозависимости от государства, на всех переломных этапах истории России также претерпевала структурные экономические и социально-политические изменения. В этой связи ее история должна быть разделена на этапы с учетом этих событий. В то же время и канонические события в истории церкви имеют важное, если не решающее значение. Наконец, нельзя забывать о том, что в отдельные периоды истории русской церкви на первый план выходили ее отношения с государством. Подобные соображения стали основой для создания еще одного варианта периодизации истории русской церкви, главным критерием которой стали отношения государства и церкви в России. Внимание к этому аспекту в той или иной мере было свойственно всем исследователям, касавшимся истории русской церкви (помимо дореволюционных, особо можно отметить работы протоиерея А. Шмемана[11]). Однако в XX в. историком-эмигрантом И. К. Смоличем была впервые предложена периодизация, в качестве основного критерия которой автор выдвинул церковно-государственные отношения. Он охарактеризовал их как движущую силу, оказывавшую влияние на развитие Русской церкви. Смолич выделил пять периодов в истории русской церкви.

Первый период — с конца X до конца XIII в. — характеризуется развитием процессов христианизации и национализации русской церкви. Нашествие монголов, по мнению И. К. Смолича, не стало рубежным событием в истории церкви, поскольку отношения ее с Золотой Ордой начались лишь с 1257 г., когда была проведена перепись населения.

Второй период — с конца XIII в. до учреждения патриаршества в 1589 г. — отличается тесным переплетением церковно-государственных интересов и возрастанием влияния государства на жизнь церкви (наиболее четко это прослеживается в конфликте царя Ивана Грозного и митрополита Филиппа). Эта тенденция развивается вплоть до 1917 г.

Третий период (патриарший) — 1589—1700 гг. — Смолич выделяет как переходный, когда церковь, ощутив возросшее влияние государства, пытается освободиться от него, но победа остается за светской властью.

Четвертый период (синодальный) — 1700—1917 гг. — отмечен превращением простого влияния государства во власть над церковью. Важной особенностью этого времени становится также утрата конфессионального единства Российской империи, вследствие чего, по выражению И. К. Смолича, «“Русская Церковь” превратилась в “Православную Церковь в России”».

В исследованиях И. К. Смолича, опубликованных в 1950—1960-е гг., пятый период истории русской церкви охватывает несколько десятилетий — с 1917 г. по современное автору время. Это этап отделения церкви от государства и ее канонического разделения на русскую православную церковь и РПЦЗ.

В целом, периодизация, предложенная И. К. Смоличем, акцентируя внимание на церковно-государственных отношениях, позволяет рассматривать историю русской церкви в более широком контексте. В современной литературе развитие этой тенденции продолжается, причем не только в рамках исторического, но и юридического подходов. Для историков права наиболее важным критерием периодизации является правовой статус церкви, который напрямую зависит от законодательной деятельности государства. Именно светская власть устанавливает «правила игры», фиксирует статус различных учреждений, социальных групп, организаций в обществе. С древнейших времен княжеская и царская власть заботилась о законодательном закреплении положения церкви — об этом свидетельствуют церковные уставы князей Владимира Святого и Ярослава Мудрого, Соборное Уложение 1649 г., своды Законов Российской империи 1832 г. и 1906 г. и др. Исходя из этого критерия, недавно была разработана новая периодизация церковно-государственных отношений в России[12]. Ключевой для анализа стала идея теократии, предполагающая такую ситуацию, когда основные сферы жизнедеятельности общества регулируются нормами религии, а государство в своей деятельности нацелено на реализацию религиозно-правовых предписаний. Опираясь на столь широкое определение понятия «теократия», Е. Г. Коробова пришла к выводу, что русское государство являлось в той или иной степени теократическим на всех этапах своей истории, за исключением современного. В соответствии с эволюцией конкретных форм воплощения идеи теократии она выделила следующие этапы в истории государства и церкви России:

  • период «симфонии» государства и церкви. Русская церковь возникла в юрисдикции Константинопольской церкви, поэтому автоматически оказалась включена в сферу политического влияния Византийской империи, что сделало ее более значимой силой, чем молодое Русское государство. По мнению автора, на этом этапе церковь фактически была независима от Византии (из-за удаленности) и от Древнерусского государства (вследствие канонической подчиненности Константинополю);
  • период национальной церкви (с середины XV в.), когда влияние государства последовательно возрастало.

Эти периоды характеризуются теократическим типом отношений государства и церкви:

  • период государственной церкви и клерикального типа отношений, предусматривающего привилегированное положение одной из конфессий;
  • советский период — конфронтационный тип взаимоотношений;
  • современный период (с 1991 г.) — «кооперационно-сепарацион- ный» период, отличающийся тесным сотрудничеством государства и церкви на основе четкого разделения сфер их деятельности.

Как видно из приведенного обзора вариантов периодизации истории русской церкви, универсального подхода к решению этой проблемы современная наука пока предложить не может. Каждый из существующих вариантов имеет свои сильные и слабые стороны, делая акцент на внутренней истории церкви, ее взаимодействии с государством или вовлеченности в общую канву социально-экономических и политических процессов. В основу настоящего пособия положена обобщенная периодизация истории взаимоотношений государства и церкви в России.

I этап: с древнейших времен до крещения Руси (около VII в. — 988). Характеризуется постепенным распространением христианских верований среди восточных славян и элиты русского общества, активизировавшимся после создания Древнерусского государства. В рамках этого этапа можно выделить следующие периоды:

  • 1) догосударственный (до 862);
  • 2) период господства языческих верований (до крещения княгини Ольги в 957);
  • 3) период реформирования язычества и поиска новой веры (957— 988).

II этап: от Крещения Руси до монголо-татарского нашествия (988— 1237). Время строительства церковной организации, борьбы с язычеством и двоеверием. Монгольское завоевание и установление новой политической системы вассалитета изменяет традиционное сотрудничество и противостояние церковных и светских властей, появляется третья сила в лице Орды — хана и его аппарата власти.

Периоды:

  • 1) существования централизованного государства Киевская Русь (до конца XI в.);
  • 2) период политической раздробленности.

III этап: от монголо-татарского завоевания до установления автокефалии (1237—1448). Характеризуется тройным подчинением Русской православной церкви: Константинопольскому патриархату, золотоордынскому хану и великокняжеской власти на Руси.

Периоды:

  • 1) Владимирской митрополии (до первой трети XIV в.);
  • 2) Московской митрополии.

VI этап — автокефалия (1448—1589).

Периоды:

  • 1) борьбы за единство митрополии и ее разделение (1448—1458);
  • 2) общественно-политических дискуссий о роли церкви в государстве и время церковных реформ (до смерти митрополита Макария в 1563);
  • 3) опричнины и преодоления ее последствий (конфликт царя Ивана Грозного и митрополита Филиппа).

V этап — патриаршество (1589—1721).

Периоды:

  • 1) дореформенный (до 1652);
  • 2) церковной реформы, раскола, конфликта светской и духовной властей;
  • 3) местоблюстительства (1701—1721).

VI этап — синодальный (1721—1718).

Периоды:

  • 1) до секуляризации (до 1764);
  • 2) после секуляризации (1764—1918).

VII этап — восстановление патриаршества (1918 — настоящее время).

Периоды:

  • 1) советский (до 1991);
  • 2) постсоветский (после 1991).

Подводя итоги, отметим, что история русской церкви как самостоятельная учебная и научная дисциплина в основных чертах сложилась в XIX в. Дореволюционные историки много внимания уделяли разработке ее предмета и метода, основных проблем развития. Однако в XX в. развитие этой дисциплины было практически остановлено, и в современной науке оно только начало возрождаться, поэтому в данном проблемном поле остаются спорные сюжеты, а также серьезные лакуны.

Вопросы и задания

  • 1. Назовите основные подходы к периодизации истории русской церкви. Каковы их сильные и слабые стороны?
  • 2. Какой из описанных в тексте вариантов периодизации истории русской церкви, на Ваш взгляд, является наиболее верным? Аргументируйте свой выбор.
  • 3. Назовите основные особенности положения церкви в России. В чем ее специфика по сравнению с положением церкви в других европейских странах?
  • 4. Какие особенности церковно-государственных отношений в России, на Ваш взгляд, характерны для современного периода?

Литература

  • 1. Петрушко, В. И. История русской церкви: с древнейших времен до установления патриаршества / В. И. Петрушко. — М., 2016.
  • 2. Рыбаков, Б. А. Язычество Древней Руси / Б. А. Рыбаков. — М., 1987.
  • 3. Смолич, И. К. К вопросу периодизации истории Русской Церкви / И. К. Смолич; пер. с нем. архим. Макария (Веретенникова) //Альфа и Омега. — 1998. — №3. URL: http://aliom.orthodoxy.ru/arch/017/017-smol.htm.
  • 4. Флоря, Б. Н. Исследования по истории церкви. Древнерусское и славянское Средневековье / Б. Н. Флоря. — М., 2007.
  • 5. Шмеман, А., протоиерей. Исторический путь Православия / протоиерей А. Шмеман. — М., 2007.

  • [1] Смолич И. К. К вопросу периодизации истории Русской церкви / пер. с нем. архим.Макария (Веретенникова) // Альфа и Омега. 1998. № 3. URL: http://ao.orthodoxy.ru /arch/017/017-smol.htm.
  • [2] Через много десятилетий после крещения Руси на окраинах происходили восстания, во главе которых стояли жрецы — в 1024 году в Суздале, в 1068 и 1071 гг. —в Ростове.
  • [3] Рыбаков Б. А. Язычество Древней Руси. М., 1987. С. 197
  • [4] Рыбаков Б. А. Указ. соч. С. 302.
  • [5] Святилище Перуна под Новгородом имело форму цветка с восемью лепестками.В каждом из лепестков во время празднеств разжигали ритуальный костер, а в восточном горел «неугасимый огонь». В центре Киева археологи также обнаружили капище,которое, вероятно, было культовым центром Полянского союза племен. Оно существовало в VIII—X вв. и было расположено в самом центре княжеского двора.
  • [6] Стефанович П. С. Приход и приходское духовенство в России в XVI—XVII вв. М.,2002; Флоря Б. Н. Исследования по истории Церкви. Древнерусское и славянское Средневековье : сборник. М., 2007.
  • [7] Б. Н. Флоря проводил сравнение положения церкви в славянских государствах.Однако в странах Западной Европы церковь также добилась больших успехов в политической борьбе.
  • [8] Едва ли не единственным исключением из этого правила за период с X по началоXX в. является фигура патриарха Никона.
  • [9] Петрушко В. И. История Русской церкви с древнейших времен до установленияпатриаршества : учеб, пособие. 4-е изд. М., 2016.
  • [10] Для работ, написанных в рамках подобного подхода, характерны такие разделы: «Религия и церковь в эпоху удельного феодализма», «Церковь в обществе развитого феодализма (XIV—XVII вв.)», «Государственная церковь крепостной эпохи» и т. д.См.: Никольский Н. М. История русской церкви. М., 1985; Русское православие: Вехиистории. М., 1989.
  • [11] Шмеман А., протоиерей. Исторический путь Православия. М., 2007.
  • [12] Коробова Е. Г. Взаимоотношения государства и церкви в России: проблемы типологии и периодизации в аспекте воплощения идеи теократии : дис.... канд. юрид. наук.Тамбов, 2010.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >