Лекция 3. ОСНОВНЫЕ ПРОБЛЕМЫ И ЭТАПЫ ИЗУЧЕНИЯ ЦЕРКОВНО-ГОСУДАРСТВЕННЫХ ОТНОШЕНИЙ В РОССИИ

История Русской православной церкви уже более двух веков назад стала предметом специального научного изучения, и сегодня ее библиография насчитывает тысячи наименований. Однако одной из ключевых особенностей исследования этой темы в отечественной науке является неоднородность, прерывность исследовательской традиции. В конце XVIII—XIX вв. вышли многочисленные обобщающие труды по данной проблематике, в которых были представлены основные методологические подходы (собственно церковный взгляд, либеральные, демократические концепции и другие). В XX в. исследование русской церковной истории практически прекратилось, а в последние два десятилетия начался новый подъем интереса к церковной истории и церковно-государственным отношениям. Однако современные исследователи в полной мере сталкиваются с целым рядом сложностей при изучении этой проблематики, корни которых уходят в глубокое прошлое.

Одной из специфических черт развития богословской традиции на Руси, в отличие от Западной Европы, было отсутствие опыта церковно-исторической экзегезы[1]. Если традиция католической церкви запрещала использовать в богослужении любой язык, кроме латинского, то православие, напротив, пользовалось родными языками вновь крещенных народов (в России сложился церковнославянский язык). Это делало религию более доступной и понятной простому народу. Однако изучение латыни и перевод на нее многих сочинений греческих философов, историков, писателей создавали основу для развития научной мысли, прежде всего, теологической и, как следствие, философской. На Руси же многие переводы сочинений Аристотеля, Платона и даже отцов Церкви появились спустя несколько веков после крещения.

Поэтому в России очень поздно (лишь к XVII—XVIII вв.) стали вырабатываться приемы богословской и исторической критики. Взамен этого, как отмечали многие исследователи, у нас сложилась традиция не допускать никакого сомнения в существующей догме, форме. Вследствие этого и церковная история как особая дисциплина сложилась в России сравнительно поздно и долгое время не выходила за рамки провиденциалистских представлений[2], которые не чужды и некоторым современным авторам.

Третья особенность русской историографии взаимоотношений государства и церкви заключается в делении историографии как науки на церковную и светскую. История русской церкви с XVIII в. являлась одним из основных предметов в духовных семинариях и академиях, ей посвящались учебные курсы и научные труды. Церковная историография проблемы освещалась авторами, которые сами были частью этой организации: например, выдающийся историк церкви Макарий (Булгаков) был митрополитом, а Филарет (Гумилевский) — архиепископом, и в этой связи для них характерен взгляд на историю сквозь призму религиозного мировоззрения, а также своего рода субъективизм. Показательна в этом отношении фраза автора одного из первых обобщающих трудов по истории русской церкви Филарета (Гумилевского) : «Историк церкви преимущественно должен быть верен правде, а для сего он должен быть искренним христианином. Пересматривая источники, он должен смотреть на их сведения не по своему вкусу, не по духу своего времени, но так, как требуют обстоятельства того времени, как требует правда истории и Евангелия... Без христианского благочестия историк церкви — иностранец в христовой церкви: многое не поймет он в событиях церкви, многое испортит превратным толкованием или вовсе оставит без внимания...»[3]

Светская историография проблемы складывалась в более поздний период — в середине — второй половине XIX в. Первоначально проблемой церковно-государственных отношений в России занимались также преимущественно выпускники духовных академий и выходцы из семей священников (например, Н. Ф. Каптерев, А. П. Щапов и другие ученые). Однако для светской науки изначально был характерен критический подход, большее разнообразие используемых методов исследования (например, Е. Е. Голубинский фактически первым применил методы критики исторических источников ко многим свидетельствам церковной истории). Наиболее жесткого противоречия светская и церковная историография проблемы достигли в XX в. Традиции дореволюционной школы развивала эмигрантская наука, а в Советском Союзе церковная проблематика оказалась под запретом (одно из немногих исключений составляли исследования социально-экономических аспектов церковной истории). В современной России деление на церковную и светскую школы продолжает сохраняться довольно четко.

Церковные и светские исследователи оставили богатое наследие, посвященное истории русской церкви и ее взаимоотношений с государством. Вся историография проблемы по хронологическому принципу может быть разделена на несколько этапов.

I этап — с древнейших времен до середины XVIII в. (Донаучный)

Вплоть до конца XVII в. в России не существовало системы духовных школ, семинарий и других учебных заведений для подготовки кадров духовенства. Показательным примером в этом отношении является приглашение в Россию во время церковной реформы середины XVII в. переводчиков и церковных учителей из Киево-Могилянской академии и с Афона. С другой стороны, до создания в России светского государства в XVIII в. интерес к роли церкви в обществе и ее истории имел ярко выраженный политический, даже прикладной аспект: велись дискуссии по вопросу о том, какое место в обществе должна занимать церковь. В древнерусской литературе, летописании и публицистике было сформулировано несколько важных идей по этому вопросу. Подробнее на развитии анализа этого вопроса мы остановимся в следующих лекциях.

II этап — вторая половина XVIII в. — 1860-е гг.

На этот период приходится процесс становления научной историографии проблемы, появление первых обобщающих трудов по истории русской церкви. Научное изучение истории Русской православной церкви открывается именем московского митрополита Платона (Левшина) (1737—1812). По роду своей деятельности он находился в эпицентре церковно-государственных отношений и стремился найти пути примирения со старообрядцами. Кроме того, в 1760—1770-х гг. он предпринимал попытки введения в качестве одного из обязательных предметов для семинарий церковной и гражданской истории. Митрополит стал автором «Краткой церковной российской истории», доведенной до 1700 г. (вышла в 1805). Это был первый в отечественной науке рассказ о русской церкви через призму общегосударственной истории. Очерк митрополита Платона отличался взвешенным и весьма критичным отношением как к используемым источникам, так и к церковно-государственному взаимодействию вообще.

Среди авторов, изучавших историю русской церкви в рассматриваемый период, необходимо назвать также имена епископа Пензенского и Саранского Амвросия (Орнатского) (1778—1827) — автора фундаментального исследования по истории российской иерархии, а также митрополита Киевского Евгения (Болховитинова) (1767—1837), составившего биографический словарь российских писателей духовного чина с древнейших времен до начала XIX в.

Настоящей вершиной историографии этого времени стали два крупнейших обобщающих труда — Макария (Булгакова) и Филарета (Гумилевского). В 1847—1848 гг. увидела свет четырехтомная «История русской церкви» архиепископа Черниговского Филарета (Гумилевского) (1805—1866), охватившая период 988—1826 гг. В ней впервые была предложена периодизация русской церковной истории, опирающаяся преимущественно на внутрицерковные события:

  • 1) от начала христианства в России до нашествия монголов (988— 1237);
  • 2) от нашествия монголов до разделения русской митрополии (1237—1410);
  • 3) от разделения митрополии до учреждения Патриаршества (1410—1588);
  • 4) период Патриаршества (1589—1720);
  • 5) синодальное управление (1721—1826).

Кроме того, автор рассмотрел самые разные аспекты церковной истории: миссионерскую деятельность, церковное управление, повседневную жизнь церковного сообщества, народную религиозность и другие. Цель «Истории» — сугубо воспитательная, но автор не забывает демонстрировать тесную взаимосвязь государства и церкви в России, подчеркивая, тем не менее, их разобщенность и даже значительную самостоятельность последней.

Младший современник Филарета — митрополит Московский Макарий (Булгаков) (1816—1882), стал автором еще более объемного и интересного исследования — «Истории русской церкви» в 12 томах (опубликована в 1859—1881). Хронологически она охватила период от проповеди Андрея Первозванного на киевских горах (эту легенду автор не опровергал) до московских церковных соборов 1660-х гг. и низложения патриарха Никона. По своему объему, охвату и обобщению материала труд митрополита Макария нередко сравнивают «Историей России» в 29 томах С. М. Соловьева, выходившей в то же время (1851—1879).

Отличительной особенностью сочинения митрополита Макария стало большое внимание (хотя и не всегда критическое) к источникам — многие отрывки из документов процитированы в самом тексте, другие вошли в объемное приложение ко второму изданию работы. Автор стремился к наиболее полному охвату поставленной проблемы: в «Истории» есть специальные главы, посвященные рассказу о разделении русской митрополии и событиях на западнорусских землях. Кроме того, он развил канонический принцип периодизации церковной истории:

  • 1) 988—1240 гг. — период «совершенной зависимости» от Константинопольского патриархата;
  • 2) 1240—1589 гг. — период «постепенного перехода к самостоятельности»;
  • 3) 1589—1660-е гг. — период самостоятельности. Многие идеи митрополита Макария и сегодня остаются востребованными в отечественной науке.

Ill этап — 1860-е гг. — 1917 г.

Во второй половине XIX в. в России шло активное развитие как исторической науки в целом, так и отдельных исторических дисциплин (генеалогия, нумизматика, источниковедение и т. д.). Эта тенденция коснулась и истории русской церкви, что проявилось в возникновении новых методологических подходов к ее исследованию, институциональном оформлении церковно-исторической и богословской наук. В рамках церкви крупнейшими научными центрами стали духовные академии (Московская, Киевская, Петербургская и Казанская). В большом количестве стали появляться тематические издания — сборники трудов духовных академий, издания источников (опубликовано дело патриарха Никона, деяния Собора 1666—1667 и других). Вторая половина XIX в. характеризуется значительным увеличением количества периодических изданий, посвященных проблемам истории русской церкви и ее взаимодействия с государством: помимо центральных журналов — «Христианское чтение», «Православный собеседник», «Чтения в Московском обществе любителей духовного просвещения», «Православный Палестинский сборник», в регионах стали издавать «Епархиальные ведомости».

Пожалуй, наиболее важным явлением этого периода стало становление светской историографии проблемы. На этом этапе церковь начинает рассматриваться как важный участник и фактор российского исторического процесса, обзоры церковно-государственных отношений занимают значительное место в обобщающих трудах по истории России. Детально прослеживает развитие церковно-государственных отношений С. М. Соловьев в своей «Истории России с древнейших времен». В рамках концепции борьбы родового начала с государственным как движущей силы российской истории автор указал на важную роль церкви в победе центростремительных сил. В. О. Ключевский также отмечал значительное влияние церкви на становление новых моральных устоев русского общества, в частности «решительный перелом в русском рабовладельческом праве». В то же время он проследил и последовательный рост политического и экономического веса церковной организации, формирование особого церковного общества наравне с государственным. Кроме того, В. О. Ключевскому принадлежит и одно из наиболее полных в отечественной историографии исследований древнерусских житий святых в качестве исторического источника.

Немало страниц в «Очерках по истории русской культуры» посвятил исследованию места и роли русской церкви в истории Павел Николаевич Милюков. Книга богата сведениями о положении церкви, ее участии в развитии русской культуры и образования. Однако общий вывод историка довольно печален — после раскола церковь оказалась в полной зависимости от государства, а духовенство фактически перешло в разряд государственных служащих. Результатом этого стало постепенное вытеснение духовного поиска во внецерковную среду — секты и раскол.

Наконец, во второй половине XIX — начале XX вв. продолжалась разработка и отдельных проблем истории русской церкви. Многие труды, написанные в этот период Е. Е. Голубинским, Н. Ф. Каптеревым, М. И. Горчаковым, А. П. Щаповым и другими не утратили своей актуальности и сегодня. Все эти исследования можно условно разделить на несколько групп в зависимости от направлений научной и общественной мысли, в рамках которых они были написаны.

Наиболее распространенным было либеральное направление, к которому можно причислить профессора Московской духовной академии Евгения Евстигнеевича Голубинского (Пескова) (1834—1912), автора четырехтомной «Истории русской церкви» (вышла в 1880— 1917[4]), доведенной до XVI в. Работа отличается изрядным скепсисом автора по поводу многих аспектов церковно-государственных отношений в России, а также критическим отношением к сведениям, содержащимся в источниках. Одним из первых Голубинский подверг жесткой критике и в своем научном анализе фактически поставил под сомнение достоверность легенд о посещении апостолом Андреем восточнославянских земель. Он пересмотрел традиционный взгляд на обстоятельства крещения князя Владимира в Корсуни, акцентировав внимание на его политическом аспекте, усомнился в достоверности первых церковных уставов русских князей, считая их подложными. Голубинский впервые отметил насильственные черты в христианизации Руси, написал о языческих мучениках, отказавшихся от крещения.

В другой своей работе «История канонизации святых в русской церкви» (вышла в 1894) Голубинский внимательно изучил не только религиозные, но и политические причины причисления к лику святых на Руси. В частности, он пришел к выводу, что первые русские святые Борис и Глеб были возвеличены больше «по причинам политическим, не имеющим отношения к вере». Несмотря на то, что некоторые выводы Е. Е. Голубинского сегодня опровергнуты (например, княжеские уставы, как доказал Я. Н. Щапов, являются подлинными), его работа заложила основы критического научного подхода в изучении истории церкви, переломив традицию, заложенную Филаретом (Гумилевским).

Важное место в отечественной исторической науке второй половины XIX в. занимала государственная, или историко-правовая школа. В рамках ее методологических установок были написаны работы М. А. Горчакова и Н. Ф. Каптерева.

Перу протоиерея Михаила Ивановича Горчакова (1838—1910) принадлежат два важнейших исследования по истории церковного хозяйства и управления: «Монастырский приказ» и «О земельных владениях всероссийских митрополитов, патриархов и Священного Синода (988— 1738). Из опытов исследования в истории русского права» (вышли в 1871 и 1874). На основе богатого актового материала автор проследил процесс роста церковных владений, пути их приращения, особенности юридического и налогового статуса, систему управления и многочисленные конфликты светских и церковных властей по этому поводу. Пожалуй, еще более интересно исследование Горчакова о Монастырском приказе — светском органе управления церковными землями, созданном в 1649 г. Он исследовал не только историю деятельности этого учреждения вплоть до его ликвидации, но и работу предшествовавшего ему учреждения — Приказа Большого дворца, деятельность которого подготовила почву для передачи церковных земель в светское управление.

Большая часть научного творчества профессора Московской духовной академии Николая Федоровича Каптерева (1947—1919) была сосредоточена на различных аспектах церковно-государственных отношений в России XVI—XVII вв. Среди его крупнейших работ отметим монографию «Характер отношений России к православному Востоку в XVI и XVII столетиях» (вышла в 1884), написанную с опорой на архивные документы о русско-греческих контактах. Анализируя систему этих отношений, Каптерев указал на целый ряд особенностей русского религиозного самосознания, которые стали основой для церковного раскола второй половины XVII в.: пренебрежение к гре- кам-униатам, которые фактически продавали религиозные святыни за московскую милостыню, устоявшееся представление о себе как о единственных носителях правильной веры (теория «Москва — третий Рим»), отсутствие серьезных традиций богословия и др.

Своего рода продолжением исследования религиозных процессов в русском обществе этого периода стала работа Н. Ф. Каптерева «Патриарх Никон и царь Алексей Михайлович» (вышла в 1909—1912), где на фоне широкого исторического контекста представлена история взаимоотношений государства и церкви во второй половине XVII в. Историк подчеркнул, что для России вмешательство светской власти в дела церковные в XVII в. стало традиционным. Патриарх Никон предпринял попытку изменить эту систему отношений, поставив духовную власть выше светской. Результатом стал жесткий конфликт царя и патриарха, закончившийся низложением последнего и победой государственного начала.

Среди работ Н. Ф. Каптерева также необходимо отметить и исследования о характере институционального взаимодействия государства и церкви — «Царь и церковные Соборы XVI—XVII столетий» (вышла в 1909), «Светские архиерейские чиновники в Древней Руси» (опубликована в 1874).

Третье направление исторической мысли данного периода — социально-демократическое, наиболее емко представлено научным творчеством Афанасия Прокопьевича Щапова (1831—1876), посвященного проблемам изучения русского раскола[5]. Одной из важнейших идей, высказанных Щаповым, было понимание раскола и последовавшего за ним протестного движения как конфликта не только религиозного, но и социального, направленного против налогового гнета, крепостного права, рекрутчины, чиновничьего произвола.

В рамках рассматриваемого периода среди видных исследователей истории русской церкви можно назвать также имена П. В. Знаменского, А. Д. Доброклонского, П. В. Верховского, П. М. Строева, С. И. Смирнова, С. В. Юшкова, Б. Д. Грекова[6] и других.

IV этап — 1917 — конец 1970-х гг.

На этом этапе произошел перелом в истории изучения церковногосударственных отношений в России. С одной стороны, это выразилось в сосуществовании двух историографических школ — эмигрантской, унаследовавшей традиции дореволюционной науки, и советской, построенной на новых методологических принципах исторического материализма. С другой стороны, в рамках молодой советской науки церковная история оказалась мало востребованной, акцент был смещен на социально-экономическую проблематику. В этой связи имеет смысл рассматривать каждое из направлений отдельно.

Эмигрантская историография представляет собой прямое продолжение тем и исследований, начатых в XIX в. Одной из важных особенностей этого направления стал не только интерес к написанию истории русской церкви, но и стремление к ее концептуализации.

Одна из наиболее крупных работ принадлежит перу последнего обер-прокурора Синода, министра исповеданий Временного правительства, одного из основателей Свято-Сергиевского богословского института в Париже, профессора Антона Владимировича Карташева (1875—1960). Многие исследователи отмечали, что для его двухтомных «Очерков по истории русской церкви» (опубликованы в 1959) характерна идеализация роли христианства и церкви в истории России, несмотря на подчеркиваемую автором значительную зависимость церкви от государства. Работа Карташева охватывает период от Крещения Руси до 1801 г.

Среди знаковых исследований, написанных в эмиграции, отметим историко-философский труд Георгия Петровича Федотова (1886—1951) «Святые Древней Руси» (Париж, 1931 г.,)[7], а также фундаментальную монографию по истории русского старообрядчества Сергея Александровича Зеньковского (1907—1990). В своей работе Г. П. Федотов рассказывает о русских святых от Бориса и Глеба до Серафима Саровского. Он отмечает особый характер и специфику феномена допетровской русской святости — отсутствие радикализма и жесткой аскезы, акцент на пост и труд.

Крупным исследованием стала работа отца Иоанна Мейендорфа (1926—1992) о русско-византийских церковных и культурных связях XIV в. и византийском наследии в русском церковном праве. Перу Игоря Корнильевича Смолича (1898—1970) принадлежит первый целостный анализ церковной истории синодального периода (1700— 1917, опубликована в 1964), а также фундаментальное исследование о русском монашестве (988—1917, вышла в 1952).

Среди других историков-эмигрантов, занимавшихся историей русской церкви, назовем имена Н. Тальберга, Г. В. Вернадского, А. Д. Шме- мана и др.

В течение семидесяти лет советская историческая школа прошла длительный путь эволюции. В первые десятилетия становления Советского государства и науки была выработана и освоена новая марксистская методология исследования — исторический материализм, произошел разрыв с дореволюционными традициями идеализации церкви в пользу рассмотрения ее как инструмента укрепления классового господства эксплуататорского государства. В науке закрепилось негативное отношение к самому предмету исследования — русской церкви. С другой стороны, особое внимание исследователей стала привлекать доселе малоисследованная сторона жизнедеятельности церковной организации — социально-экономическая, а при анализе церковногосударственных отношений на первый план были выведены политические мотивы и причинно-следственные связи.

Одним из первых советских исследователей церковной истории был Николай Михайлович Никольский (1877—1959). Помимо многочисленных трудов по истории ближневосточных религий, он написал обобщающую «Историю русской церкви» (вышла в 1930), где рассмотрел историю церкви с точки зрения развития политических интересов государства. Он подчеркивал, что «основная смычка» духовной и светской власти произошла на основе хозяйственных отношений и социально-политических связей.

Отдельные аспекты истории русской церкви разрабатывались корифеями советской исторической науки и источниковедения С. В. Бахрушиным (анализ приходно-расходных книг монастырей, проблемы принятия христианства), Б. Д. Грековым (изучение роли церкви в древнерусском государстве), Л. В. Черепниным (реконструкция состава средневековых церковных архивов), С. М. Каштановым (исследование церковного иммунитета) и многими другими. Целая волна работ этого периода посвящена проблемам антицерковных народных движений, изучению их социальной подоплеки. Наиболее крупными трудами по этой проблематике стали монографии Я. С. Лурье, А. И. Клибанова, Н. А. Казаковой, И. У. Будовница. В них исследуются ереси, социальные утопии, народные движения XIV—XVI вв., проходившие нередко в форме религиозного протестного движения, но, по мнению авторов, бывших антифеодальными восстаниями, в том числе и против церковной эксплуатации.

Еще одним направлением работы стало изучение отдельных церковных институтов и их функционирования. Так С. Б. Веселовский посвятил монографию процессу формирования комплекса владений митрополичьей кафедры в Северо-Восточной Руси, деятельность новгородской архиепископии исследовал В. Л. Янин, киевской митрополичьей кафедры в XI—XIII вв. — Я. Н. Щапов, Волоколамского и Симонова монастырей — А. А. Зимин и Л. И. Ивина соответственно. Этот перечень можно продолжить.

Много внимания в советское время уделялось изучению и публикации источников эпохи феодализма, в том числе в значительной мере источников по истории церкви. Например, вышел трехтомный сборник «Акты феодального землевладения и хозяйства», подготовленный Л. В. Черепниным и А. А. Зиминым. Важным событием стала академическая публикация текстов первых церковных княжеских уставов, осуществленная Я. Н. Щаповым. Началось изучение и публикация сочинений Максима Грека (Н. В. Синицына, Б. Л. Фонкич, Д. М. Буланин), Вассиана Патрикеева (Н. А. Казакова), Иосифа Волоцкого (А. А. Зимин, Я. С. Лурье). Многие житийные памятники были исследованы Л. А. Дмитриевым, В. А. Кучкиным, Б. М. Клоссом, Г. М. Прохоровым.

V этап — 1980-е гг. — Настоящее время

В 1980-е гг. на фоне приближающегося тысячелетия Крещения Руси и процессов трансформации советского общества интерес к церковной истории резко возрос. В частности крупнейшими отечественными учеными была подготовлена к юбилею обобщающая работа по истории церкви в России: «Русское православие: вехи истории» (вышла в 1989).

Последние три десятилетия в истории изучения проблем взаимодействия государства и церкви в России характеризуются возрождением различных школ и методов исследования, а также освоением новых подходов к решению научных задач в этой области. Этот период ознаменовался столь высокой активностью исследователей, что библиография рассматриваемой темы насчитывает сотни имен и тысячи наименований. В этой связи наиболее удобным представляется обзор этих работ, исходя из их хронологических рамок.

В изучении язычества древних славян и ранних этапов распространения христианства на Руси наибольший эффект дал анализ памятников археологии (В. В. Седов) и фольклора, а также комплексные компаративистские исследования русских, арабских, византийских и европейских источников. В этом отношении знаковыми стали исследования Б. А. Рыбакова («Язычество древних славян», 1981; «Язычество Древней Руси», 1987). В них автор попытался проследить эволюцию религиозных представлений славян со времен палеолита и первых анимистских представлений до формирования развитого пантеона богов к VII—VIII вв.. Выводы Б. А. Рыбакова были подвергнуты критике Л. С. Клейна («Воскрешение Перуна. К реконструкции восточнославянского язычества», 2004) на основе нового источника — чечено-ингушского фольклора, в котором сохранились рассказы о Перуне, и славянских сказок о нем же. Однако дискуссия о славянском язычестве продолжается (А. А. Зализняк, В. Я. Петрухин и другие).

Процесс распространения христианских верований на территории Восточно-Европейской равнины не так давно был детально реконструирован В. Я. Петрухиным («Начало этнокультурной истории Руси IX—XI веков», 1995). Подробности Крещения Руси (вплоть до уточнения даты) стали предметом исследования О. М. Рапова («Русская церковь в IX — первой трети XII в.: Принятие христианства», 1988), а становление церковной организации на Руси в X—XIII вв. исследовал Я. Н. Щапов («Государство и церковь Древней Руси X—XIII вв.», 1989).

Большой вклад в исследование истории взаимодействия средневековых государств и церкви внесли работы Б. Н. Флори. В 2007 г. свет увидел сборник его статей «Исследования по истории Церкви. Древнерусское и славянское средневековье», где, используя компаративистский подход, автор сравнил пути эволюции социально-экономического и политического положения церкви у восточных, южных и западных славян, выявляя причины возникновения особой «связки» государства, церкви и духовного сословия в России, тогда как ее соседям подобной зависимости удалось избежать. Кроме того, в работе 1999 г. о времени правления Ивана Грозного Б. Н. Флоря детально изучил историю взаимоотношений правителя с церковными иерархами на разных этапах его деятельности. Историю русской иерархии середины XVI в. и реформы митрополита Макария исследовал в последние годы архимандрит Макарий (Веретенников).

В последнее время появились работы, посвященные истории отдельных епархий (О. В. Кузьминой о Новгородской епархии, Э. В. Комоловой о Воронежской епархии, А. Е. Виденеевой о Ростовском архиерейском доме и других).

Проблема взаимодействия государства и церкви в XVI—XVII вв. всегда оставалась одной из наиболее востребованных в отечественной историографии. Современная наука изобилует трудами, посвященными личности патриарха Никона, особенностям его реформы, литературному наследию (В. В. Шмидт, Н. В. Воробьева), историографии раскола (Д. А. Балалыкин), отдельным сюжетам противостояния раскольников с государством (О. В.Чумичева). Обобщающие работы по истории московского патриаршества, идеологии и публицистике XVII в. принадлежат А. П. Богданову. Среди ученых, чей научный интерес связан с этим периодом в истории государства и церкви, необходимо назвать имена Н. В. Синицыной, П. С. Стефановича, Б. М. Клосса и других авторов.

Проблемы синодального периода также востребованы в современной историографии. В 2003 г. вышла едва ли не первая после исследований И. К. Смолича монография о взаимодействии государства и церкви в России в Синодальный период (В. А. Федоров). В ней автор детально проанализировал самые разные сферы церковной жизни — систему управления, сословное развитие духовенства, миссионерскую деятельность, политику государства и др. Кроме того, этот период представлен исследованиями по истории обер-прокурорства А. Ю. Полунов), военного и морского духовенства (В. И. Катков, М. И. Ивашко), секу- ляризационной реформы (А. И. Комиссаренко, А. А. Тесля), духовного образования (Н. Ю. Сухова), монашества начала XX в. (П. Н. Зырянов), миссионерской деятельности[8] и многими другими.

Наконец, последнее десятилетие отмечено появлением тематических сборников, охватывающих значительные хронологические периоды: «Проблема святых и святости в истории России», «Монашество и монастыри в России X—XX вв.». Важным событием современности стала подготовка и продолжающееся с 2000 г. издание «Православной энциклопедии». Как заявлено авторами, ключевая цель издания — дать всеобъемлющую информацию по истории и современному состоянию вселенского Православия.

Кроме того, рассматриваемый период отмечен значительной активизацией источниковедческой работы, введением в оборот новых источников (например, масштабные публикации делопроизводства монастырей (3. В. Дмитриева), исследование русских месяцесловов

O. В. Лосевой и других). В журналах «Православный Палестинский сборник» (дореволюционное издание возобновлено в 1954), «Древняя Русь. Вопросы медиевистики» (выходит с 2000), «Вестник церковной истории» (выходит с 2005), периодическом издании «Очерки феодальной России» (выходит с 1997) и др. публикуются памятники житийной, отреченной, богослужебной литературы, актовые материалы по истории государства и церкви.

История русской церкви привлекала и продолжает привлекать внимание и зарубежных исследователей. Среди крупнейших специалистов XX в., занимавшихся изучением ранних этапов истории русской церкви, необходимо отметить имена А. М. Аммана (Австрия), Л. Мюллер (Германия), А. Поппэ (Польша). Проблемам церковно-государственных отношений XVI—XVII вв. и истории старообрядчества посвятили свои работы Г. Михельс, П. Бушкович, Дж. Кракрафт (США), Л. Штайндорф (Германия). Синодальный период исследовали Г. Фриз, Дж. Кёртис,

P. Николс (США) и другие.

На современном этапе развития исторической науки в самых разных направлениях исследования наблюдаются схожие тенденции, главную из которых можно назвать ликвидацией «белых пятен». Обобщая все вышесказанное относительно истории исследования русской церкви и церковно-государственных отношений с древнейших времен до современности, можно выделить несколько ключевых проблемных областей:

  • — юридическое и экономическое положение церкви в его исторической ретроспективе;
  • — церковь в контексте миссионерской деятельности и колонизационных процессов;
  • — роль церкви в развитии общественной мысли, церковь и ересь, феномен святости;
  • — социальные функции церкви и их историческая эволюция;
  • — монастыри в истории русской церкви и государства;
  • — церковь и земское самоуправление.

На современном этапе историография русской церкви все еще представляет собой набор отдельных сюжетов, каждый из которых отличается степенью разработанности, но целостной картины церковногосударственных отношений до сих пор не создано. Кроме того, можно сказать, что пока не выработан и специальный метод церковно-исторического исследования. Современная реальность исторической науки характеризуется значительным плюрализмом в методологии (от провиденциализма в церковной историографии до новейших методов математического анализа текстов, применения методик политологического и социологического анализа). В целом же можно отметить, что в настоящее время история взаимодействия государства и церкви в России является одним из наиболее актуальных и востребованных направлений в развитии отечественной историографии.

Вопросы и задания

  • 1. Охарактеризуйте основные проблемы изучения русской церковной истории.
  • 2. Дайте краткую характеристику основным этапам изучения церковногосударственных отношений в России.
  • 3. Перечислите крупнейшие обобщающие труды по истории русской церкви. Какие общие тенденции в изучении истории русской церкви можно выделить?

Литература

  • 1. Петрушке, В. И. История Русской церкви с древнейших времен до установления патриаршества : учеб, пособие / В. И. Петрушко. — 4-е изд. — М., 2016.
  • 2. Лебедев, А. П. Церковная историография в главных ее представителях с IV по XX вв. / А. П. Лебедев. — М., 1898. (СПб., 2000).
  • 3. Плигузов, А. И. Об изучении средневековой истории русской церкви / А. И. Плигузов // Православная община. — 1996. — № 31 (1). — С. 82—93.
  • 4. Флоря, Б. Н. Исследования по истории Церкви. Древнерусское и славянское средневековье : сборник / Б. Н. Флоря. — М., 2007.
  • 5. Щапов, Я. Н. Государство и церковь в Древней Руси X—XIII вв. / Я. Н. Щапов. — М., 1989. Введение.

  • [1] Экзегеза — специальное направление богословия, занимающееся толкованиемСвященного Писания.
  • [2] Провиденциализм — понимание истории как результата реализации Божественного промысла, плана.
  • [3] Филарет (Гумилевский). История русской церкви. М., 1848. Т. 1. С. 14.
  • [4] Первые две книги (два полутома первого тома) были запрещены к публикацииСинодом и увидели свет только в начале XX в.
  • [5] Щапов А. П. Русский раскол старообрядства, рассматриваемый в связи с внутренним состоянием Русской Церкви и гражданственности в XVII веке и в первой половинеXVIII века: Опыт исторического исследования о причинах происхождения и распространения раскола. Казань, 1859.
  • [6] В 1914 г. свет увидела его работа «Новгородский дом св. Софии», где была рассмотрена история формирования и функционирования одной из самых крупных церковныхвотчин в России.
  • [7] Этой же проблеме посвящены и другие работы Г. П. Федотова: «Русская религиозность. Киевское христианство», «Сокровищница русского духовного творчества», «Святой Филипп, митрополит Московский».
  • [8] В последние годы наблюдается настоящий бум работ по истории миссионерстваРусской православной церкви в XIX — начале XX вв. Выходят как обобщающие работы(А. Б. Ефремов, А. В. Попов), так и исследования, посвященные жизни и деятельностиотдельных миссионеров — Иннокентия (Вениаминова), Нестора (Анисимова) идр.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >