КУЛЬТУРА XX ВЕКА: ДИНАМИКА ОТНОШЕНИЙ МЕЖДУ ИСТОРИЕЙ КИНО И ИСТОРИЕЙ РЕЦЕПЦИИ ИСКУССТВА

История кино в своих кратких длительностях сквозь призму больших длительностей истории культуры

Предложенное нами членение истории кино не упраздняет деления на десятилетия, более того, позволяет обнаружить тенденции, действующие в пределах десятилетий, но при членении истории исключительно на десятилетия, остающиеся латентными и неосознаваемыми. Естественно, что выходящее за пределы десятилетия членение времени истории кино связано не столько с временными признаками самого кинематографа, сколько культуры в целом. Что касается культуры, то, как мы уже сформулировали, одной из ее задач в XX в. оказалась задача превращения всего населения в публику. Одной из существенных функций кино на несколько десятилетий стала именно эта, не столько специфически кинематографическая, сколько общекультурная функция. Осуществление кинематографом этой функции как раз и обязывает его историю делить на два периода: период, когда основной целью кино становится привлечение массовых слоев населения, и период, когда ему приходится развиваться и функционировать на том этапе культуры, когда последняя с помощью не только кино, но и других СМК успела достигнуть своей основной цели, т. е. могла превратить в публику массу в целом.

Данная общекультурная задача исключительно силами кино не разрешалась. Однако следует признать, что в ее решении кино успело многое сделать. В превращении населения в публику следующий скачок был сделан более массовым средством коммуникации — телевидением. Превращение в публику городской и не только городской массы, начатое кино, но завершенное ТВ, развитие культуры приводит к такому моменту, когда расширение публики уже не может быть основной задачей кино. Более эффективно эту функцию начинают осуществлять новые, более массовые виды искусства. Что касается кино, то его функцией оказывается коммуникация с массовыми слоями публики, наиболее в эстетическом развитии продвинутыми.

Качественно новый период в истории кино начинается со второй половине XX в. Неспособность на новом этапе измерять культуру большими длительностями, выявлять новые, а следовательно, и общекультурные функции кино не могла не обернуться негативными тенденциями в развитии культуры. Подобное членение истории кино к резкому размежеванию двух обозначенных периодов не приводит. Наоборот, оно позволяет глубже понять их связь и, следовательно, в его развитии в первой половине XX в. обнаружить те связи, которые могут показаться значимыми лишь по мере обнаружения новых закономерностей развития кино во второй половине XX в. Первая половина истории кино XX в. (1900—1950 гг.) демонстрирует явления, предвосхитившие тенденции второй половины этой истории (1950—2000 гг.). Возможным такое предвосхищение оказалось потому, что первые десятилетия истории кино связаны исключительно с городскими формами общения. Именно в этих условиях кино могло позволить осуществить эксперименты, невозможные в последующие десятилетия, когда его функционирование выходит за пределы городов. До тех пор, пока кино развивалось преимущественно в городах, оно смогло проиграть опережающие варианты, способные стать нормой его развития и функционирования лишь во второй половине XX в.

Подобное членение времени развития и функционирования кино как явления культуры в пределах XX в. позволяет тенденции развития кино увидеть с новой стороны, а потому дает возможность иначе взглянуть и на некоторые кратковременные периоды его истории. В последние десятилетия в этой истории многое оказалось реабилитированным. Так, вступая в новый этап функционирования (50-е годы), кинематограф реабилитировал как бы уже забытый и начавший в чем-то казаться архаическим опыт 20-х годов. Параллельно происходила плодотворная реабилитация первых десятилетий его истории (С. Гинзбург2, Н. Зоркая3 и др.), позволяющая фиксировать актуализацию в нем фольклорных и лубочных традиций, которым мы успели уделить значительное внимание.

Наступал этап, когда изучение истории кино необходимо было вводить в проблематику истории культуры. Эта операция позволяла по-новому осмыслять опыт предшествующих десятилетий его развития. С точки зрения логики развития культуры в целом к 20-м годам приходится возвращаться вновь и заново анализировать, казалось бы, известные явления. У некоторых исследователей еще существуют представления, согласно которым публика кино 20-х годов представляет преимущественно неграмотные и малообразованные слои населения. Эта точка зрения формирует позицию, позволяющую историю кино сводить исключительно к истории создания фильмов, жертвуя психологией его публики. Между тем, логика развития культуры в целом, которая вовсе не начиналась в XX в., требует углубленного исследования кинопублики, ее потребностей и установок, под воздействием которых происходила эволюция и самого кино. Понять логику истории кино возможно лишь по мере осознания значимости социологических, социально-психологических, эстетических и культурологических особенностей его публики. Так, история массовой рецепции кино становится значимым слагаемым истории кино как явления культуры4.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >