ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ЛОГИЧЕСКОЙ АРГУМЕНТАЦИИ

Доказательство как форма логической аргументации

Аргументация, по одному из определений, данных X. Перельманом, состоит в приведении доводов с целью доказать справедливость определенного тезиса, т. е. утверждения, точки зрения, положения1.

Формой логической аргументации является доказательство [лат. probatio] — «рассуждение, устанавливающее истинность какого-либо утверждения путем приведения других утверждений, истинность которых уже доказана»[1] [2], например: Кашалот является млекопитающим, поскольку кашалотэто кит, а все киты относятся к млекопитающим.

Структура доказательства

В композиционном отношении любое доказательство, при всем разнообразии конкретных форм его выражения, обязательно распадается на две части, каковыми являются тезис и подтверждение. По свидетельству Диогена Лаэрция, еще Зенон Элейский (ок. 490—430 до н. э., г. Элея в Южной Италии), определил аргументацию как «совокупность посылок и вывода»:

Наиболее полезна, по их [стоиков] словам, наука об умозаключениях: она раскрывает нам доказательное и этим много способствует тому, чтобы из выправления учений, построения их и запоминания выявилось обоснованное постижение. Суждение есть совокупность посылок и вывода, а умозаключение умственное заключение из суждений. Доказательство есть рассуждение, достигающее менее понятного через более понятное[3].

Тезис [греч. вёоц ‘утверждение, положение’] — «предположение, для доказательства которого у нас есть довод»1, например: Кашалот является млекопитающим. Под тезисом понимают также суждение или точку зрения как предмет аргументации, тему обсуждения, спора. Аристотель определял тезис и как «то, о чем расходятся мнения внутри каждой стороны»[4] [5].

Подтверждение [калька лат. confirmatio ‘обоснование’], или верификация [лат. verus ‘истинный’, facere ‘делать’] — часть, содержащая аргументы[6]: поскольку кашалотэто кит, а все киты относятся к млекопитающим. Процедура приведения доводов в подтверждение тезиса называется обоснованием.

Аргументы представляют собой «положения, на которые опирается доказательство»[7] и которые «подтверждают истинность тезиса, содействуют его убедительности»[8]. К числу аргументов принято относить все то, что ни у кого не вызывает сомнений и не требует никаких предварительных конвенций и доказательств, а потому образует, по терминологии Хейма Перельмана, «точку согласия» и «отправную точку» аргументации[9]. Чарльз Хэмблин характеризует с точки зрения приемлемости не только аргументы, но и все остальные компоненты структуры доказательства, постулируя следующее:

  • 1. Аргументы должны быть приемлемы.
  • 2. Переход от аргументов к выводу (= демонстрация) должен быть приемлем.
  • 3. Вывод должен быть таков, чтобы при отсутствии аргументов он не мог быть приемлемым [курсив наш. —В. М.][10].

Последнее положение, восходящее к «Топике» Аристотеля, нацелено на то, чтобы с возможно большей четкостью показать, что в роли вывода (тезиса) не должна выступать аксиома, т. е. общепринятое утверждение; иначе говоря, вывод (тезис) обязательно должен нести новую информацию.

С. Тулмин подчеркивает, что первичная функция подтверждения — ответ на несогласие оппонента с представленым тезисом: «Эта функция, несомненно, первична; все остальные функции аргументов вторичны по отношению к оправдательной и паразитируют на ней»1. Отсюда — принадлежащее Ф. Еемерену и Р. Гроотендорсту определение аргументации как «ответа на критическую реакцию оппонента»[11] [12]. Данная точка зрения справедливо критикуется американским логиком Давидом Хитчкоком (McMaster University, род. в 1942):

Такой подход подразумевает то, что во время аргументации говорящий пытается доказать тезис, который изначально не принимается слушателем. Какую бы форму он ни принимал, такой монизм подозрителен. Сравним, к примеру, речь пропагандиста с дискуссионным разделом научной статьи и оба эти дискурса — с дискуссией во время переговоров[13].

Д. Хитчкок явно имеет в виду, хотя прямо и не говорит об этом, тот неоспоримый факт, что форма речи (ее монологичность или диалогичность) является критерием, абсолютно иррелевантным для определения аргументации. С. Тулмин, Еемерен и Р. Гроотендорст ставят аргументацию в слишком жесткую связь с диалогом, именно поэтому их позиция приемлема быть не может. И Аристотель, и, вслед за ним,

Ч. Хэмблин имеют в виду лишь потенциальную, т. е. не обязательно выраженную словами оппонента, а следовательно, не обязательно связанную с диалогом неприемлемость тезиса.

  • [1] Perelman Ch. Le Champs de l’argumentation. Bruxelles, 1970. P. 13.
  • [2] Горский Д. П., Ивин А. А., Никифоров А. Л. Краткий словарь по логике. М., 1991.С. 48.
  • [3] Диоген Лаэртский. О жизни, учениях и изречениях знаменитых философов. М.,1986. С. 314.
  • [4] Аристотель. Топика // Соч.: в 4 т. Т. 2. М., 1978. С. 361.
  • [5] Аристотель. Топика. С. 360.
  • [6] Пример отождествления аргументации и подтверждения: «Аргументация, какизвестно, — это приведение доводов, или аргументов, с намерением вызвать илиусилить поддержку другой стороны (аудитории) к выдвинутому положению. Аргументацией называют также совокупность таких доводов [курсив наш. — В. М.]»(Ощепкова Н. А. Контекстуальная аргументация vs универсальная аргументация //Международный журнал гуманитарных и естественных наук. 2017. № 11. С. 98).
  • [7] Асмус В. Ф. Учение логики о доказательстве и опровержении. М., 1954. С. 19.
  • [8] Тертычный А. А. Понятие аргументации // Аргументация в публицистическом тексте. Свердловск, 1992. С. 10.
  • [9] Perelman Ch., Olbrechts-Tyteca L. The new rhetoric. A treatise on argumentation. Univ.of Notre Dame Press, 1969. P. 67—70. 1-е изд.: Perelman Ch., Olbrechts-Tyteca L. Traitd del’argumentation. La nouvelle rhetorique. Paris, 1958.
  • [10] Hamblin Ch. L. Fallacies. London, 1970. P. 245 (гл. «The concept of argument»).
  • [11] Toulmin S. Е. The uses of argument. 2nd ed. Cambridge Univ. Press, 2003. P. 12.
  • [12] Eemeren F. H., Grootendorst R. Speech acts in argumentative discussions. A theoreticalmodel for the analysis of discussions directed towards solving conflicts of opinion. Dordrecht,1984. P. 18.
  • [13] Hitchcock D. Aristotle’s theory of argument evaluation // The philosophy ofcommunication / ed. K. Boudouris & J. Poulakos. Vol. I. Athens, 2002. P. 57—58.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >