Вопрос о самокритике

Русская пословица на этот сложный вопрос дает прямой ответ: «Не говори о себе дурно: пусть твои друзья об этом позаботятся». Восточная притча гласит о том же, но только в косвенной форме:

Однажды мулла Насреддин свалился с осла. Вокруг тут же собралась толпа, а мальчишки закричали:

— Насреддин упал с осла! Мулла Насреддин с осла упал!

Насреддин же не спеша поднялся, степенно подошел к воротам ближайшего дома и, постучав в них палкой, громко сказал:

— У меня есть важное дело к хозяину этого дома.

Насреддин, конечно же, не признался людям в своем падении, в противном случае пострадал бы его авторитет как муллы и наставника. Смысл притчи состоит в том, что чистосердечное и простодушное признание своей ошибки ведет к потере лица, а потому не всегда уместно. Приведем пример из современной жизни. У профессора Александра Матвеевича Б. сломался компьютер. Пригласили соседа-программиста, но тот не смог справиться. Пришлось звать известного всему городу компьютерщика Максима Н. Тот пришел, попросту воткнул вилку в розетку, компьютер включился и заработал. Профессор же пояснил жене и дочерям суть происшедшего следующим образом:

— Произошла очень серьезная поломка.

Иногда случайное действие, т. е. ошибку, целесообразно выдавать за действие целенаправленное: это, мол, именно так и было задумано. В англо-американской традиции данный прием именуется уловкой техасского снайпера [Texas sharpshooter fallacy]: хитроумный ковбой стреляет в стену сарая, а затем рисует мелом круги вокруг дырки от пули, с тем чтобы все соседи видели, как метко он стреляет.

Выдающийся русский адвокат Анатолий Федорович Кони (1844— 1927) не без основания полагает, что «самообвинениями и самобичеванием», «явкой с повинной» перед людьми недостойными человек «дает пищу злорадству и клевете»[1] [2]. И действительно: нужно думать, перед кем ты признаешь свои промахи, т. е. учитывать фактор адресата. Покаяние уместно перед священником, а в реальной жизни святых мало, зато хватает людей завистливых, готовых и обсудить, и осудить вас: была бы овца, волк найдется.

Вместе с тем упорное непризнание очевидных промахов или вины выглядит неубедительно и только осложняет ситуацию: как говорится,

фактывещь упрямая. Exempli causa приведем утверждение водителя, у которого за месяц произошло 12 инцидентов на дороге, о том, что это «всего лишь совпадение»1. Такое движение мысли от фактов к заведомо алогичному выводу называется тенденциозной индукцией [англ, slothful induction, букв, ‘ленивая, нерадивая индукция’], или софизмом опровержения следствия [англ, fallacy of denying the consequent][3] [4]. С тем, чтобы не злить оппонентов, в подобных случаях применяется так называемый амфидиортозис [греч. ащриЗюрОсотс; < арф( ‘двойной’, бюрЭсосц ‘исправление, улучшение’] — психологический прием, состоящий в предупреждении обвинения чистосердечным признанием[5]: как известно, повинную голову меч не сечет.

  • [1] Леммерман X. Учебник риторики. Тренировка речи с упражнениями. М., 1997.С. 219.
  • [2] Кони А. Ф. Мотивы и приемы творчества Некрасова // Собр. соч.: в 8 т. Т. 6. М.,1968. С. 275.
  • [3] Barker St. F. The elements of logic. 5th ed. New York, 1989. P. 189.
  • [4] Baldwin Ch. S. Ancient rhetoric and poetic. Interpreted from representative works. NewYork, 1924. P. 20; Encyclopedia of rhetoric / ed. Th. O. Sloane. Oxford Univ. Press, 2001. P. 99.
  • [5] Cp.-.Хазагеров T. Г., Ширина Л. С. Общая риторика. Ростов-на-Дону, 1999. С. 198. Данный термин используется и в других значениях.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >