Символическое истолкование и понимание мира

Орфизм и новое истолкование смысла человеческого существования

Интересно отметить, что первые достаточно систематические опыты символического философского истолкования мира, а также происхождения человека и его божественной души, можно обнаружить у орфи- ков.

Орфики — последователи учения, основанного в 7—6 вв. до н. э., провозгласили Орфея учредителем своих обрядов. Орфея обычно считают древнейшим греческим поэтом, жившим в догомеровский период истории и принимавшим участие в походе аргонавтов. Но точно ли существовал этот древнеишии греческий поэт, признаваемый иногда родоначальником греческой мифологии и философии, на это нет никаких доказательств. Есть много оснований думать, что как личность Орфей — вымышленная, так и приписываемые ему произведения принадлежат к числу подложных. Авторы, отвергающие существование Орфея ссылаются на Гомера, который не упоминает о фракийском поэте. Ссылаются также на молчание Гесиода. Но так как Аристотель говорит, что были в древности какие-то греческие теологи, излагавшие антропоморфический греческий натурализм, то по всей вероятности существовал какой-нибудь Орфей, которому приписывали эти первоначальные теологические поэмы. Что касается самих поэм, то все древние писатели согласны в том, что они были потеряны и только с того времени, как Писистрат начал собирать памятники древнегреческой литературы, начали говорить о произведениях Орфея. В древности полагали, что подделка орфических поэм принадлежит Ономакриту, который, следуя пожеланию афинского правителя, занимался редакцией гомеровских стихотворений и, приписав подложные поэмы Орфею, хотел тем самым возвеличить свою родину именем поэта, считавшегося древнее самого Гомера. Из всех псевдоорфических поэм до нас дошли три: аргонавтика, гимны и литика. Остальные нам известны только по оглавлениям и небольшим отрывкам. Некоторые исследователи видят в этих произведениях признаки александрийского диалекта, а также ссылаются на то, что в гимнах упоминаются божества, неизвестные в древнейший период греческой истории. Наконец, в литиках есть много сходного с теургическим мистицизмом неоплатоников, что позволяет отнести происхождение поэм к первым векам новой эры, когда произошли подделки сочинения Гермеса Трисмегиста и большая часть пророчеств, приписываемых сивиллам.

В литиках есть, кроме того, и другие доказательства того, что происхождение их нужно отнести именно к позднейшим временам.

Например, поэт жалуется, что все презирают и ненавидят магов, а такие настроения стали появляться только в эпоху правления императора Константина.

В своей концепции орфики довольно широко использовали традиционные мифологические образы в объяснении сложного процесса происхождения мира и человека в нем, соотнося друг с другом и согласуя отвлеченные абстрактные понятия и мифологические образы. Так Зевс у орфиков олицетворяет жизнь, Кронос — время, Пан — символ «всего», Деметра — мать «всего». Орфеотелесты (посвященные жрецы) учили, что Зевс породил Диониса Лисея (т. е. Диониса Отрешителя), чтобы отрешить, освободить душу, заключенную в человеческом теле как в гробнице и приготовить ей путь к вечному блаженству.

В понимании орфиков, а надо заметить, что знания орфиков были закрыты для непосвященных, Зевс перестает быть только персонажем творения мира. Это уже не бог образно персонифицированный, но единый, поскольку бог один: один лишь Зевс, один Дионис, один бог во всем, ибо как назвать их по отдельности? — спрашивают орфики. Таким образом, Зевс становится символом единства жизненного процесса и его божественного начала[1]. При этом жизнь человека рассматривается как проявление взаимосвязанного единства двух противоборствующих начал: дионисийского и титанического, благого и злого. Люди являются потомками титанов, которые были убиты Зевсом в отместку за убийство Диониса. Поэтому люди по природе своей таковы, что содержат в себе частичку зла. Люди могут проявлять зло (поскольку появились из пепла титанов и являются их потомками), но они также несут в своей душе частицы добра — обладают благородными качествами души (так как титаны растерзали и пожрали Диониса). Тех, кому удастся преодолеть в себе злое начало, ожидает после смерти новая жизнь (описываемая как блаженство великого пиршества), в то время как другие погибнут в Тартаре.

Душа, согласно учению орфиков, является пленницей человеческого тела и может быть освобождена из его плена. Однако смерть не разрешает проблемы, так как душа предназначена возрождаться в других телах (в телах животных и/или людей) до той поры, когда исчезнут несовершенства и ошибки, которые заставляют ее возвращаться в мир снова и снова. Таким образом, душа проходит через серию реинкарнаций, и окончательное освобождение достигается посредством личного духовного роста и духовного преображения, которое становится возможным в окончательном посвящении — через участие в мистериях и личный аскетизм.

Представляя и разыгрывая мифические сцены посредством ритуально-обрядовых действий (участвуя в мистериях), орфики пытались достичь состояния катарсиса или внутреннего очищения, позволявшего им последовательно восходить к главной их цели — к осознанию порядка и последовательности этапов возрастания души человека по направлению к благим духовным качествам, развивая и совершенствуя которые человек может, в конечном итоге, прийти к вечному блаженству.

Итак, орфики признают бессмертие души и верят в ее загробные миграции. Все это означает, что орфическая концепция мира — религиозно ориентирована, а по отношению к ее мифологической составляющей можно утверждать, что здесь миф постепенно преображается в культ. Важным позитивным моментом орфического понимания мира и места в нем человека было то, что орфизм стремился пробудить в человеке понимание этих истин, помогая осознать, кто он есть, мотивируя его и побуждая к тотальному контролю своей жизни, улучшая и приводя к концу цикл реинкарнаций (эхо буддийских учений).

Орфизм примечателен тем, что вводит в греческую культуру и распространяет в ней новое истолкование смысла человеческого существования. Традиционные концепции, начиная с Гомера, трактовали человека с невидимой душой, которая исчезает в Гадесе после его смерти, знаменуя тотальный конец человеческого существования. Орфизм же впервые прокламирует бессмертие души, которая является, по сути, тем, что дает человеку личность. Поэтому самосознание человека как личности было так важно. Личность представлялась наследницей персональной истории и эволюционного пути — всегда становящуюся и улучшающуюся в этой и иных жизнях до тех пор, пока не станет единой с Богом.

В целом, с герменевтической точки зрения концепция орфиков представляет собой образец символического истолкования мифа и символической интерпретации основного понятийного предфилософского аппарата ее онтологии. В интерпретации соотношения человеческого и божественного орфики впервые утверждают идею направленного развития душевных качеств человеческой личности, хотя еще во многом затемненную тайной посвящения и образно-мифологическим объяснением миропорядка.

  • [1] Теокосмогония орфиков выглядит так: первоначалами мира являются вода и ил.Из этих субстанций появилось яйцо, половинками которого стали небо (Уран) и земля(Гея), а также некий двуполый бог, проглоченный Зевсом. Символом этого бога был дракон Геракл или Хронос с головами быка и льва и божественным ликом между ними —это символ света, силы и мудрости. От Урана и Геи («ге» — земля, geras — подарок)рождается потомство: Зевс (эфир, действующее начало), Хтония (земля, страдающееначало) и Кронос — время (то, в чем находится возникающее). Зевс, Хтония и Кроноспроизводят огонь, воду и дыхание (плевну); из них рождается новое поколение богови людей.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >