Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow История arrow ИСТОРИЯ РОССИИ
Посмотреть оригинал

Социалистическая модернизация страны: индустриализация, коллективизация, культурная революция

Индустриализация — типичный процесс создания крупного машинного производства во всех отраслях экономики, и прежде всего в промышленности. Этот процесс в России был прерван революциями и войнами начала XX в. Еще в период НЭПа вопрос о продолжении индустриализации обсуждался неоднократно, но с учетом новой власти цели индустриализации в СССР изменились. Теперь речь шла о преодолении технико-экономической отсталости страны, превращении ее экономики из аграрной в индустриальную, создании мощной оборонной промышленности, обеспечении безопасности и укреплении международного положения СССР.

Среди лидеров партии и правительства существовали разные точки зрения на проблему выбора путей индустриального развития. Ф. Э. Дзержинский, Н. И. Бухарин, А. И. Рыков, М. П. Томский считали, что сначала надо развивать сельское хозяйство и легкую промышленность, как делалось при классической индустриализации на Западе, а заработанные таким образом средства пустить на развитие тяжелой промышленности. Л. Б. Каменев и Г. Е. Зиновьев, которых поддержали Г. Я. Сокольников и Н. К. Крупская, предлагали увеличить налоги с крестьян, чтобы за счет этого покупать технику за границей. Л. Б. Троцкий и его сторонники предлагали провести сверхиндустриализацию за счет изъятия средств у крестьянства путем увеличения налогов и создания в деревне крупных коллективных хозяйств.

И. В. Сталин тоже выступал за ускоренную индустриализацию. Его концепция предусматривала свертывание НЭПа, укрепление административного контроля над деревней, ликвидацию элементов рыночных отношений, подавление экономической свободы производителя, жесткое планирование, перекачку средств из сельского хозяйства в промышленность, ускорение темпов индустриализации. Эта точка зрения в конце концов стала мнением большинства руководителей страны.

Источниками средств на индустриализацию стали налоги с нэпманов, принудительные займы государства у населения, прибыль от государственной монополии на внешнюю торговлю, доходы от легкой промышленности. Но главным источником стали доходы от сельского хозяйства. В декабре 1925 г. на XIV съезде партии был провозглашен курс на индустриализацию. Для реализации курса стало применяться пятилетнее планирование развития народного хозяйства.

Главной задачей первой пятилетки (1928—1932) было провозглашено превращение страны из аграрной в аграрно-индустриальную. За этот период производство тяжелой промышленности выросло в 2,8 раза, машиностроения — в 4 раза. В стране исчезла безработица, но остро не хватало квалифицированных кадров, что привело к открытию новых высших и средних учебных заведений. Нехватку неквалифицированной рабочей силы замещали трудом узников ГУЛАГа.

Второй пятилетний план (1933—1937) ставил задачу построить материально-техническую базу социализма. Главный лозунг пятилетки — «Кадры решают все!». Шла борьба за повышение производительности труда. В годы второй пятилетки развернулось стахановское движение. В 1935 г. молодой шахтер Алексей Стаханов за смену вместо 7 т угля вырубил 102 т за счет новой организации труда. Его почин был поддержан в других отраслях промышленности, где также появились свои «стахановцы».

Третья пятилетка (1938—1942) была прервана в июне 1941 г. начавшейся войной. В результате индустриализации СССР вышел на второе место в мире по объему промышленного производства (после США). Экономика страны из аграрной превратилась в аграрно-индустриальную. Технико-экономическая отсталость и зависимость от импорта были преодолены. Значительно выросла численность пролетариата, хотя более половины рабочих было занято неквалифицированным физическим трудом. В стране исчезла безработица. Частный капитал был полностью вытеснен из промышленности и торговли.

Политика большевиков в деревне отличалась крайней противоречивостью и непоследовательностью. Провозгласив Декретом о земле полную свободу крестьянства как хозяина земли и производителя зерна, уже через несколько месяцев большевики ввели систему принудительных хлебозаготовок. В годы военного коммунизма крестьянство впервые испытало на себе насилие со стороны комбедов (комитетов бедноты), рабочих продотрядов, Красной гвардии, которые изымали все излишки зерна в пользу государства и армии. С 1919 г. большевики временно отошли от насильственных форм руководства деревней, а после окончания Гражданской войны в условиях НЭПа правительство предоставило крестьянству действительно широкие возможности для развития. К середине 1920-х гг. крестьянство смогло накормить страну, обеспечить сырьем перерабатывающую промышленность и даже предоставить зерно для продажи за рубеж.

Вместе с тем развитие деревни в середине 20-х гг. XX в. сопровождалось и рядом негативных явлений. Ускорился процесс расслоения населения деревни и увеличения числа безземельных крестьян-батра- ков. С 1926 г. начался ежегодный кризис хлебозаготовок, суть которого состояла в нежелании крестьян сдавать хлеб государству по заниженным ценам. Товарно-сырьевые биржи государство ограничило, и поэтому большое количество зерна зажиточные крестьяне просто утаивали от государства. В деревне росло недовольство тем, что город, промышленность не выполнили обещания о направлении крестьянам современной техники. Не выполнено было и заявление В. И. Ленина о производстве 100 тыс. тракторов, поэтому труд крестьянина и орудия труда в деревне оставались на низком, примитивном уровне.

В руководстве большевистской партии по аграрному вопросу шла ожесточенная борьба политических группировок, среди которых фактических сторонников крестьянства не было. Од ним из немногих активных защитников крестьянства являлся Н. И. Бухарин — видный экономист, академик, сторонник рыночных отношений в хозяйстве. Он использовал труды нескольких известных ученых-аграриев и прежде всего А. В. Чаянова и Н. Д. Кондратьева — активных пропагандистов развития кооперации, авторов теории кооперативной коллективизации. Оба они в 1930-е гг. были репрессированы.

Кризис сельскохозяйственного производства обострился во второй половине 1920-х гг. Массовая пропаганда стала все чаще говорить о кулаках, вредителях, не желавших продавать зерно государству. К этому же выводу пришел и сам И. В. Сталин, посетив единственный раз территорию Сибири в 1928 г. Для него и его сторонников стало однозначно необходимым ликвидировать в деревне индивидуального хозяина, создать коллективные хозяйства и получить средства, рабочую силу для развития промышленности. Этот курс получил название «политика чрезвычайщины» и должен был напоминать о необходимости чрезвычайных мер в деревне.

Решающим этапом на этом пути стал 1929 г. названный официальными органами, со слов И. В. Сталина, «Год великого перелома». Слова «сплошная коллективизация» впервые прозвучали также весной 1929 г. и положили начало практике насильственной организации колхозов и совхозов на территории страны. В этом же году впервые официально появились призывы к ликвидации кулачества как класса, означавшие применение репрессий к значительной части населения государства.

Летом 1929 г., вскоре после принятия первого пятилетнего плана, крестьян стали насильно загонять в колхозы, а тех, кто не желал вступать в них, объявляли кулаками, врагами народа, антисоветчиками. В это число вошли в основном зажиточные крестьяне, часть среднего и даже беднейшего крестьянства. Обобществлению подвергались не только земли крестьян, но и орудия труда, скот, что вызывало особое недовольство. Начался массовый забой скота, птицы, в некоторых регионах дело дошло до вооруженных антиколхозных выступлений. Да и там, где колхозы были созданы, они часто являлись фиктивными, «бумажными». Подхлестнуло процесс насильственной коллективизации постановление ЦК партии и СНК от 5 января 1930 г. «О темпе коллективизации и мерах помощи государства колхозному строительству». Попытки комиссии, готовившей этот документ, растянуть сроки коллективизации И. В. Сталин отверг, а на помощь сельским активистам были посланы 25 тыс. передовых рабочих из городов. Коллективизация приобрела характер насилия над крестьянами и вызвала их недовольство. По стране вновь прокатилась волна вооруженных восстаний крестьян.

Это вынудило власть пойти на некоторые уступки. В начале марта 1930 г. в газете «Правда» была опубликована статья И. В. Сталина «Головокружение от успехов», в которой все ошибки коллективизации приписывались местным органам. Это же утверждало и постановление середины марта 1930 г. «О борьбе с искривлениями партлинии в колхозном движении». Весной и летом 1930 г. произошел массовый выход крестьян из колхозов. Однако со второй половины этого года опять были введены жесткие сроки коллективизации для различных районов страны. Таким образом в течение 1930—1931 гг. фактически все зерновые районы страны были коллективизированы. Села, деревни, которые не вступали в колхозы, подвергались репрессиям. Количество раскулаченных составило от 3,5 до 7 млн человек. Основная масса этих людей трудилась на лесоповале, в горнодобывающей промышленности, на новых стройках народного хозяйства. Крестьяне, объединенные в колхозы и совхозы, должны были работать за натуральную плату (денежную), собранный урожай колхозы должны были сдавать государству.

Последствия разгрома старого хозяйственного уклада в деревне были тяжелыми. Материальная база сельского хозяйства оказалась подорванной на годы вперед. В 1929—1932 гг. поголовье крупного рогатого скота сократилось на 30 %, свиней и овец — на 50 %; производство товарного зерна — на 10 %, а количество крестьян к середине 1930-х гг. сократилось на 30 %. Страшным последствием коллективизации стал голод начала 1930-х гг. (особенно 1933 г.), который поразил наиболее развитые зерновые районы Украины, Северного Кавказа, Казахстана. По подсчетам ученых, голод унес жизни от 1,5 до 2 млн человек. В ходе коллективизации, вторично после Гражданской войны, новые репрессии были применены к казачеству.

Прямым следствием коллективизации стало уменьшение производства зерна, сельскохозяйственного сырья. Достигнутый к началу коллективизации уровень удалось превзойти только к концу 1930-х гг. Вместе с тем политика раскрестьянивания дала возможность найти средства для финансирования промышленности. Государственные заготовки зерна увеличились в два раза. Была обретена независимость от импорта хлопка и ряда других важных сырьевых культур.

Важнейшим направлением модернизации страны явилась культурная революция. Отличительной чертой ее содержания стала идеологизация культуры, четко выраженный классовый подход, «социальный заказ» государства деятелям культуры. 9 февраля 1923 г. по постановлению Совнаркома РСФСР был образован Комитет по контролю над зрелищами и репертуаром. Помимо драматического репертуара, в ведение этого органа входил контроль над любыми публичными зрелищами и выступлениями, будь то лекции, доклады, исполнение эстрадных и музыкальных произведений. Позднее, в 1929 г., возникло Главное управление по делам искусств, которое жестко контролировало культурную жизнь в стране.

Важнейшей практической задачей культурной революции стала широкая кампания по ликвидации неграмотности населения, для чего была создана сеть начального школьного образования, изб-читален, обществ и клубов. Декретом от 26 декабря 1919 г. «О ликвидации безграмотности среди населения РСФСР» все население от 8 до 50 лет обязано было обучаться грамоте на родном или русском языке. В 1923 г. было создано массовое общество «Долой неграмотность». И уже в 1927 г. СССР вышел на 19-е место в Европе по уровню грамотности. К этому же году в РФ насчитывалось 90 вузов, в которых обучались 114,2 тыс. студентов.

К старой интеллигенции партия относилась крайне подозрительно. Шаг за шагом ликвидировались институты «профессиональной автономии» интеллигенции: независимые издания, творческие союзы, профсоюзные объединения. Результатом такой политики стала массовая эмиграция представителей русской культуры. Инженеры и ученые, представители интеллигенции, оставшиеся на родине, восстанавливали промышленность, разрабатывали планы хозяйственного развития, участвовали в строительстве нового государства. Под жестким идеологическим контролем находилась даже наука. Академия наук, всегда достаточно самостоятельная в России, была слита с Коммунистической академией (Комакадемией) и подчинена Совнаркому.

Окрики и проработки «несознательных» интеллигентов стали нормальной практикой с начала революции. С конца 1920-х гг. они сменились другими методами. «Шахтинское дело», процессы «промпартии», «трудовой крестьянской партии» и другие стали сигналом к систематическому запугиванию и прямому уничтожению дореволюционного поколения интеллигенции. Брошюры тех лет утверждали, что 90—95 % старых инженеров должны рассматриваться как «контрреволюционные». В конечном счете это закончилось полным разгромом старой интеллигенции России.

Новая интеллигенция стала создаваться интенсивными методами и в ускоренные сроки: через «выдвиженчество» — когда вчерашний рабочий становился директором завода; через рабочие факультеты (рабфаки) — ускоренную подготовку рабоче-крестьянской молодежи в вузы. Уже к концу Гражданской войны количество вузов в стране увеличилось до 244 по сравнению с 91 в дореволюционной России. Число студентов росло за счет так называемой демократизации приема. Декрет «О правилах приема в высшие учебные заведения» (август 1918 г.) разрешал свободный прием в вузы. Упразднялись плата за обучение и вступительные экзамены, не требовался даже диплом об окончании средней школы. Огромный размах приобрела национализация культурного достояния страны. Сразу же после революции перешли в собственность и распоряжение государства Эрмитаж, Русский музей, Оружейная палата, Третьяковская галерея, частные коллекции С. С. Щукина, В. И. Даля, И. В. Цветаева, Мамонтовых, Морозовых и других меценатов и владельцев собраний произведений искусства. В усадьбах, дворцах, имениях царской знати создавались музеи живописи, быта, в дворянских имениях — школы, библиотеки. В период с 1918 по 1923 гг. возникло 250 новых музеев, отреставрировано более 200 памятников культуры.

Однако в процессе национализации, к сожалению, многое по неведению, халатности и некультурности за ценность не принималось, многое расхищалось и уничтожалось. Большое количество церквей, соборов, монастырей в течение 20—30-х гг. XX в. было сознательно закрыто, перестроено, разрушено. В сознание населения внедрялась идея ненужности подобных памятников в будущем и даже их реакционности. Пропадали бесценные библиотеки, уничтожались архивы. В барских домах устраивались клубы, школы, но эти постройки быстро ветшали, разрушались, часто разграблялись. В обществе широко распространилась плебейская подозрительность к старой духовной культуре; насаждались лозунги о недоверии к образованности, о необходимости «бдительного» отношения к специалистам, в которых видели «врагов трудового народа».

В 20-е гг. XX в. начала осуществляться программа монументальной пропаганды, которая предусматривала сооружение 69 памятников революционерам, захоронения которых появились в центре городов и других населенных пунктов. Памятниками культуры этого периода стали станции Московского метрополитена, а символом культурной революции вполне можно считать скульптурную композицию В. И. Мухиной «Рабочий и колхозница».

По мере формирования культа личности И. В. Сталина вмешательство партии, государственных чиновников, идеологов, лично вождя в развитие культуры приняло гипертрофированные, абсолютные формы, культурная революция превратилась в средство укрепления самовластия, расправы с неугодными режиму лицами, формирования тоталитарной системы в стране. Попытки известных деятелей культуры помешать этому оперативно пресекались.

В советский период официальная пропаганда утверждала, что основные цели и задачи культурная революция выполнила к середине — концу 1930-х гг. Трудно объективно оценить это заключение. Как и все в советской системе, ее культура носила противоречивый характер.

С одной стороны, крупнейшим достижением культурной революции стала ликвидация неграмотности населения. За годы первой пятилетки было в основном осуществлено всеобщее обязательное начальное обучение. В 1939 г., по данным всесоюзной переписи населения, количество грамотных в возрасте от 16 до 50 лет увеличилось до 90 %. Заметным был рост учащихся в общеобразовательной школе. Если в 1914/15 учебном году в школе обучалось 7,9 млн человек, то в 1925/26 — 10,3,1932/33 — 21,4, 1937/38 — 30,1 млн человек. Увеличился выпуск специалистов вузами страны. За 1929—1932 гг. было подготовлено 170 тыс., а за 1933—1937 гг.— 370 тыс. человек.

К концу 1930-х гг. в СССР было около 1800 научно-исследовательских учреждений. Число научных работников превысило 98 тыс., что превзошло уровень 1913 г. почти в 10 раз. Советские ученые в 20—30-е гг. XX в. достигли больших успехов в развитии многих отраслей науки. И. П. Павлов обогатил мировую науку ценными исследованиями в области изучения высшей нервной деятельности человека и животных. К. Э. Циолковский разработал теорию ракетного движения, которая лежит в основе современной ракетной авиации и космических полетов. Исследования Н. Е. Жуковского — «отца русской авиации», С. А. Чаплыгина, открывших закон образования подъемной силы крыла, лежат в основе развития современной авиации. На основе научных изысканий академика С. В. Лебедева в Советском Союзе впервые в мире было организовано массовое производство синтетического каучука. Благодаря выдающимся научным открытиям советских физиков в СССР уже в 1930-е гг. впервые в мире внедрены в жизнь принципы радиолокации. Труды академика А. Ф. Иоффе заложили основы современной физики полупроводников. Советские ученые в 1930-х гг. внесли большой вклад в изучение атомного ядра и космических лучей. Академиком И. М. Губкиным и его сотрудниками проведены глубокие исследования в области геологии нефтяных месторождений, которые привели к открытию нового богатейшего нефтеносного района между Волгой и Уралом — «второго Баку».

Ученые сделали ряд крупных географических открытий, в особенности в изучении Крайнего Севера. Большую услугу науке оказал длившийся 274 дня дрейф на льдине в районе Северного полюса, осуществленный в 1937 г. И. Д. Папаниным, Э. Т. Кренкелем, П. П. Ширшовым, Е. А. Федоровым.

В 1930-х гг. советская наука и техника создали первоклассные самолеты, на которых наши летчики ставили мировые рекорды дальности и высоты полета. В 1937 г. на самолете АНТ-25 (конструктор А. Н. Туполев) В. П. Чкалов, Г. Ф. Байдуков и А. В. Беляков совершили беспересадочный перелет Москва — Портленд (США) через Северный полюс, покрыв расстояние свыше 10 тыс. км. Вскоре по этой же трассе совершил еще более дальний перелет — до мексиканской границы — экипаж самолета АНТ-25 в составе М. М. Громова, А. Б. Юмашева, С. А. Данилина.

Никто не может отрицать мирового уровня достижений художественного творчества М. Горького (А. М. Пешкова), М. А. Шолохова, В. В. Маяковского, Д. Д. Шостаковича, К. С. Станиславского, С. М. Эйзенштейна.

Одновременно все знают сегодня об атмосфере клеветы, доносов, о репрессиях, о ГУЛАГе, где погибли многие выдающиеся деятели культуры (О. Э. Мандельштам, И. Э. Бабель, Б. А. Пильняк и др.).

И все-таки, несмотря на установившийся режим личной власти И. В. Сталина, в стране в исторически кратчайшие сроки была ликвидирована неграмотность, создана всеохватывающая система народного образования, все классы и слои общества получили доступ к знаниям и сокровищам культуры, была сформирована советская интеллигенция, главным образом за счет выходцев из рабочих и крестьян, заметных успехов достигли наука и техника.

 
Посмотреть оригинал
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы