Право из бездокументарной бумаги следует за правом на бездокументарную бумагу.

— Суды всерьез обсуждают соотношение норм ст. 142 ГК и специального законодательства с одной стороны с общей нормой п. 1 ст. 223 ГК — о передаче вещей как моменте перехода права собственности по договору, — с другой. Вопрос этот решается судами в том смысле, что специальным законодательством устанавливается особое (специальное) правило о моменте перехода права собственности на бездокументарные ценные бумаги, в частности — акции. Это — момент «внесения сведений о собственнике акций в реестр, как этого требуют ст. 142 ГК РФ, ст. 44 ФЗ «Об акционерных обществах», ст. 29 ФЗ «О рынке ценных бумаг», в соответствии с которыми доказательством, подтверждающим право владельца акций, является реестр владельцев ценных бумаг; запись в реестре акционеров фиксирует право собственности лица на соответствующее количество акций»1. Ну а «в соответствии с ч. 1 ст. 142 ГК РФ с передачей ценной бумаги (к каковым относятся и акции...) переходят все удостоверяемые ею права в совокупности»[1] [2]. — «...Для возникновения совокупности прав акционера необходимо не только наличие материально-правовых оснований возникновения соответствующего права, но и регистрация такого права за приобретателем акций в реестре акционеров данного акционерного общества»[3]. «Регистрация в специальном реестре — это доказательство закрепления удостоверенных ценной бумагой прав ее владельца»[4].

Форма и реквизиты бездокументарной бумаги.

— Апофеозом распространения абз. 1 п. 1 ст. 142 ГК на бездокументарные ценные бумаги стало постановление ФАС МО[5], констатировавшее, что «Нарушение процедуры эмиссии ценных бумаг является грубым нарушением прав акционеров — владельцев акций общества. В силу ст. 142—144 ГК РФ, акции, не зарегистрированные в порядке, установленном законом, ничтожны и не представляют их владельцам прав, удостоверенных ими». Обратившись к указанным в постановлении статьям Кодекса нельзя не остаться в недоумении, ибо в этих статьях не сказано ни слова ни о необходимости государственной регистрации акций, ни вообще о какой бы то ни было процедуре эмиссии ценных бумаг[6]. Правда, в п. 2 ст. 144 ГК говорится о ничтожности ценной бумаги[7], но по какому же основанию эта ничтожность могла бы быть констатирована? По причине «отсутствия обязательных реквизитов ценной бумаги или несоответствия ценной бумаги установленной для нее форме», но уж никак не из-за «нарушения процедуры эмиссии» или отсутствия государственной регистрации ценных бумаг! Разве только предположить, что требования, предъявляемые к эмиссии бездокументарных ценных бумаг и, в частности, требование о государственной регистрации их выпуска, ФАС МО расценил как... элементы «установленной формы и обязательных реквизитов» бездокументарных (!) ценных бумаг! Комментарии здесь, думается, излишни.

Сказанное, думается, в полной мере иллюстрирует тенденцию, охарактеризованную в начале настоящей статьи.

Арбитражная практика, страдающая без всеобъемлющего закона и творящая из-за его отсутствия требуемые жизнью нормы буквально на пустом месте, высасывающая из закона то, чего там нет и быть не может, в то же самое время умудряется либо попросту не замечать гражданско-правовые инструменты, врученные в ее руки законодателем, либо применять их так, что использование швейцарского хронометра для забивания гвоздей выглядит не столь вопиющей глупостью, а растопка дачного камина экземпляром Библии Иоганна Гуттенберганесоизмеримо меньшим варварством.

Из-за неправильного понимания (а то и непонимания вообще) сути юридической деятельности, банального отсутствия теоретических познаний, навыков толкования и применения норм права, вырастает неумение понять смысл и значение действительно непростых, высокоорганизованных, тонких и точных предписаний. Особенно обидно то, что наибольшие искажения касаются смысла и значения правил, выстраданных многовековыми поисками целых поколений отечественной и мировой юридической науки, в частности — норм Гражданского кодекса РФ о ценных бумагах.

Текст печатается по изданию:

Законы России. 2006. № 7. С. 11—18.

  • [1] См. постановления ФАС ЗСО от 1 ноября 2005 г. № Ф04-7664/2005(16280-А46-11);ФАС МО от 21 ноября 2003 г. № КГ-А40/9325-03; ФАС ПО от 20 июня 2005 г. № А55-14181/04-40.
  • [2] Постановление ФАС ПО от 3 ноября 2003 г. № А 06-1196-18/03.
  • [3] Постановление ФАС УО от 14 июня 2005 г. № Ф09-1775/04-С5.
  • [4] Постановление ФАС СЗО от 20 мая 2003 г. № А13-10314/02-14.
  • [5] Постановление от 15 ноября 2005 г. № КА-А40/11007-05.
  • [6] Конечно, нам известны специальные предписания на этот счет, содержащиесяв Законе о рынке ценных бумаг. Но если арбитражный суд опирался именно на них,то почему же не только не сделал к ним отсылки, но и, напротив, сослался на нормы,не имеющие к обсуждаемому вопросу никакого отношения?
  • [7] Об этом уже упоминалось выше.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >