Что исследуют в процессах решения: феноменология решения задач и проблем

Решение задач и проблем, как уже отмечалось, имеет в психологии разную степень изученности. К сегодняшнему дню собрано значительное количество соответствующих фактов и наблюдений — в основном они связаны с решением задач, но с некоторыми оговорками могут быть отнесены и к проблемам. Мы попробуем систематически изложить те разнообразные феномены (и связанные с ними теоретические обобщения), которые накоплены в этой области. Особое внимание будет уделено сходству и различиям в процессах решения этих двух типов проблемных ситуаций.

Решение задач и проблем представляет собой традиционный предмет исследования в психологии мышления. И хотя эмпирически этот процесс интенсивно изучается уже более 100 лет (по-видимому, первыми на этом пути были представители Вюрцбургской школы [К. Biiler, 1907; Н. J. Watt, 1905]), существует значительный разрыв между количеством и разнообразием экспериментальных фактов и их теоретическими объяснениями[1]. Описываемая область знания весьма специфична еще в одном отношении. Напомним, что само противопоставление задач и проблем как разных объектов мышления отнюдь не является общепринятым. Поэтому психологическое изучение процессов решения проблем — не слишком частое явление.

Разнообразие психологических исследований мышления — громадно. Мы обсудим лишь основные направления экспериментальных изысканий, наиболее заметные в той обобщенной «картине» процессов решения задач или проблем, которая сложилась к сегодняшнему дню.

Во всем многообразии накопленного фактического материала можно выделить несколько устойчивых тем.

Этапы решения различных задач и проблем в области математики

Наблюдая за решением различных задач и проблем в области математики (причем в основном, путем самонаблюдения), великий французский математик А. Пуанкаре [Н. Poincare, 1908] описал устойчивую последовательность этапов творческого процесса. В психологии она получила широкое распространение в той терминологии, которую использовал в своих работах Г. Уоллес [G. Wallas, 1926], пересказавший работы Пуанкаре по-английски. С его легкой руки четыре выделенных этапа получили следующие названия и психологическое содержание:

  • 1. Подготовка (preparation) — принятие и усвоение условий и требования задачи; первые попытки найти решение на основании приемов и способов, присутствующих в прошлом опыте решателя.
  • 2. Созревание (incubation) — в значительной степени неосознаваемый процесс, в ходе которого без целенаправленных усилий со стороны решателя происходит разработка или поиск основных идей решения.
  • 3. Вдохновение (озарение) (illumination) — мгновенное («подобное вспышке») понимание основных связей и отношений проблемной ситуации; приводит к формулированию идеи решения или готового ответа.
  • 4. Проверка (verification) — проверка адекватности результатов предыдущего этапа; если в результате проверки найденное решение отвергается, то решатель возвращается на первый или второй этап и продолжает свои усилия.

Легко заметить, что выделение стадий в данной схеме осуществляется в чисто назывном порядке: сначала происходит это, затем вот это и т. д. Существуют и иные способы описания последовательности шагов в ходе решения. Самым сильным из возможных критериев является необходимость того или иного этапа для достижения ответа. Приведем в качестве примера цикл решения задачи, предложенный Р. Стернбер- гом и Дж. Хейсом [R. Sternberg, 1986; J. R. Hayes, 1989]. Он включает в себя семь последовательных шагов (рис. 2.3).

Порядок шагов решателя (на рисунке обозначен номерами) имеет определенную преемственность и возможную цикличность, хотя количество реальных действий, которые совершаются в ходе решения, намного больше. В рамках данной схемы они представлены значительным количеством добавочных связей (изображены стрелками на рис. 2.3).

Цикл решения задачи (по [R. Sternberg, 1986])

Рис. 2.3. Цикл решения задачи (по [R. Sternberg, 1986])

Однако и в этом случае остается много вопросов по поводу выделения действительно необходимых шагов в ходе решения. По-видимому, реальные этапы мыслительного процесса должны быть связаны с психологическими механизмами решения задач.

Этапы решения интеллектуальных проблем обычно выделяют по аналогии с описанными выше фазами Г. Уоллеса. Систематические экспериментальные исследования этого вопроса нам неизвестны. Многочисленные самонаблюдения (см., например: [Краткий миг торжества, 1989]), проводились исключительно при «стихийном», т. е. специально не организуемом разрешении научных или технических проблемных ситуаций. Их результаты, действительно, не обнаруживают особых различий между фазами решения задач и проблем.

Совсем иначе обстоит дело при выделении стадий решения в случае применения коллективных эвристических методов. Здесь в основание всей работы кладется специальная технология решения, которая и определяет членение мыслительного процесса на этапы. Существуют различные подходы к управлению решением. В качестве примеров можно привести процедуры решения изобретательских задач (или проблем) [Г. С. Альтшуллер, 1969; 1991] и процедуры решения деятельностных проблем [Г. П. Щедровицкий, 1995]. Каждая из них предполагает свои фазы. Приведем в качестве примера самую простую — трехшаговую технологию преодоления проблем организации деятельности [В. С. Дудченко, 1987; И. В. Жежко, 1987]:

  • 1. Анализ проблемной ситуации и постановка проблем.
  • 2. Разработка проекта решения выявленных проблем.
  • 3. Разработка программы внедрения созданных проектов.

Критерии вычленения каждого этапа вытекают из общего представления о том, как вообще решаются проблемы. Каждая фаза выступает абсолютно необходимой: ее нужно пройти, чтобы достичь решения, а затем внедрить его в жизнь. Применяются и значительно более изощренные многоступенчатые технологии решения (подробнее см. п. 7.3).

Иначе протекает процесс решения разнообразных личностных проблем: сам термин «решение» носит в этом случае, во многом, условный характер. Проблемная ситуация содержит множество индивидуальных элементов, значительная часть которых (равно как и их динамика) с трудом поддается осознанию и вербализации. Однако в некоторых случаях все-таки удается вычленить последовательность относительно устойчивых этапов, прохождение которых приводит к изживанию проблемы. Известны клинические анализы протекания переживания острого горя, связанного с потерей близких людей [Е. Lindemann, 1944]. На материале множества подобных случаев обнаружена определенная последовательность стадий этого процесса (их русскоязычные описания заимствованы из работы Ф. Е. Василюка (1991)):

  • 1. Фаза «шока и оцепенения» — может длиться от нескольких секунд до нескольких недель, примерно к 7-9 дню постепенно переходя в следующую фазу. Человек скован и напряжен. Его дыхание неритмично. Обычны утрата аппетита и сексуального влечения. Нередко возникающие слабость и малоподвижность сменяются минутами суетливой активности. В сознании человека появляется ощущение нереальности происходящего, душевное «онемение», бесчувственность. Притупляется восприятие внешней реальности; в последующем нередко возникают пробелы в воспоминаниях об этом периоде.
  • 2. Фаза «поиска» — отличается сильным стремлением вернуть утраченного. В это время человеку бывает трудно удержать свое внимание во внешнем мире, его сопровождают ощущения присутствия умершего.
  • 3. Фаза «острого горя» — длится до 6-7 недель с момента трагического события. Иначе ее именуют периодом отчаяния и дезорганизации. Здесь сохраняются различные телесные реакции — стесненное дыхание; утрата энергии, ощущение тяжести любого действия; чувство пустоты в желудке, стеснение в груди, ком в горле; повышенная чувствительность к запахам; снижение или необычное усиление аппетита и др. Это период наибольших страданий. Появляется множество тяжелых, иногда странных и пугающих чувств и мыслей: ощущение пустоты и бессмысленности, отчаяние, чувство одиночества, злость, вина, страх, беспомощность. Типичные проявления: необыкновенная поглощенность образом умершего и его идеализация — подчеркивание необычайных достоинств, избегание воспоминаний о плохих чертах и поступках. Отмечаются трудности концентрации: начатые дела легко бросаются на полдороге.
  • 4. Фаза «остаточных толчков и реорганизации» — жизнь постепенно входит в свою колею, восстанавливаются сон, аппетит, умерший перестает быть средоточием чувств и мыслей. Переживание горя протекает в виде сначала частых, а потом все более редких отдельных «толчков», какие бывают после основного землетрясения. Поводом для них чаще всего служат какие-то даты, традиционные события («Новый год впервые без него», «весна впервые без нее») или события повседневной жизни («обидели, некому пожаловаться»). Годовщина смерти умершего обычно является последней датой в этом ряду.
  • 5. Переживание горя приблизительно через год вступает в свою последнюю фазу — «завершения». Смысл и задача этого этапа состоит в том, чтобы сформировался законченный, ценностно нагруженный образ умершего. Воспоминания о нем подвергаются здесь своего рода «эстетической» переработке: расставляются акценты, отбрасывается все «лишнее», выстраивается своеобразная «мифология». Этот образ, сформировавшись, хранится в памяти и оказывается очень устойчивым.

  • [1] Была высказана даже крайняя точка зрения о том, что ничего кроме самих эмпирических приемов исследования процессов решения задач и проблем внимания в этойобласти и не заслуживает [П. Я. Гальперин, 1966].
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >