Социально-когнитивный подход

Исследователи, работающие в рамках данного подхода, исходят из идеи о том, что люди имеют имплицитные теории лидерства (невыраженные явно представления), которые выступают в качестве когнитивных абстракций, определяющих процесс восприятия лидерства[1].

Чтобы определить, является ли тот или иной человек лидером, мы, с точки зрения социально-когнитивного подхода, используем ряд познавательных процессов (избирательное внимание, кодировочные стратегии, запоминание), которые управляются и направляются нашими субъективными представлениями о лидерстве и о том, какими качествами должен обладать и как должен себя вести лидер.

Если мы встречаем человека, который соответствует нашим представлениям о качествах лидера, мы невольно ожидаем, что зафиксированные нами лидерские качества будут проявляться и в соответствующем лидерском поведении. Если же нашим представлениям о лидерстве отвечает поведение человека, мы ожидаем, что он обладает и соответствующими лидерскими качествами. При этом восприятие личностных качеств как лидерских и оценка поведения как лидерского в разных социальных группах могут быть разными. В определенной мере речь идет о процессе "навешивания ярлыков".

Концепцию, в соответствии с которой лидерство — это ярлык, который человек наклеивает на других людей (и на себя самого), наблюдая за их поведением, разработал Б. Калдер[2]. В соответствии с этой концепцией представления о лидерстве выводятся из наблюдаемого поведения по мере того, как определенные последствия ассоциируются с этим поведением. При этом представления о лидерстве опираются не на точные знания, а на глубокую уверенность в том, что качество, которое определяется как лидерское, обусловливает соответствующее поведение. Эта уверенность в дальнейшем преобразуется в ожидание, что человек, ведущий себя как лидер, обладает соответствующим качеством.

В работах Р. Лорда, Дж. Филлипса, Дж. Фотиса, Г. Аллигера и К. Дэ Вадера показано, что наши субъективные представления о лидерстве являются системой категорий определенного типа, которые используются для разграничения лидеров и нелидеров. При этом предполагается, что в этом процессе мы вначале обращаемся к прототипам — обобщенной совокупности свойств, наиболее общих для категории лидеров, а затем сравниваем характеристики реального лица с соответствующими прототипами[3].

Исследования показали, что члены группы воспринимают одного из них в качестве лидера, если его поведение соответствует прототипу лидера у наблюдателей. Так, обратная связь о результатах выполнения задания группой воздействует на поведение, относящееся к лидерскому прототипу, но не влияет на поведение, с ним не связанное[4]. Кроме того, испытуемые не смогли разграничить то поведение, относящее к прототипам, которое они наблюдали реально, от поведения, которое характерно для лидера, но в эксперименте не демонстрировалось. Для поведения, которое не относилось к прототипам, такое разграничение осуществлялось наблюдателями легко. Эти данные были подтверждены также Дж. Биннингом с соавторами[5], которые обнаружили, что, получив обратную связь о выполнении группового задания, наблюдатели задействуют свои прототипы "хорошего" и "плохого" лидерства для оценки поведения лидера.

  • [1] См.: Аянфанов С. А. Основные направления анализа лидерства // Вопросы психологии. 1991. № 3. С. 90—96.
  • [2] Cm.: Colder B. An attribution theory of leadership // Staw B. M„ Salancik Q. R. (eds.) New directions in organizational behaviour. Chicago. 1977. P. 198.
  • [3] Cm.: Phillips J., Lord R. Schematic information of leadership in problem-solving group //J. of Appl. Psychol. 1982. № 67 (4). P. 486-492.
  • [4] Phillips J., Lord R. Schematic information of leadership in problem-solving group //J. of Appl. Psychol. 1982. № 67 (4). P. 486-492.
  • [5] См.: Binmng J., Zaba A., Whattam J. Explaining the biasing effects of performance cues in terms of cognitive categorization // Academv of Management J. 1986. 29(3). P. 521-535.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >