Виртуоз.

Стихия инструментализма, в частности пианистическая стихия с ее обширными клавиатурными просторами, обладает свойством, как уже говорилось, «привязывать» слухомышление к моторике. Однако в том-то и заключается притягательность подлинной виртуозности (Шуман в письме к Листу определял ее как «игру духа во всевозможных его преломлениях»), что энергийность истинного виртуоза вибрирует в прорывающем «физический уровень» полете. Подлинная виртуозность — не в ироническом определении Г. Г. Нейгауза: «быстро, громко, долго» (к чему можно добавить— и безупречно, и свободно). Виртуоз — герой, доблестный рыцарь, покоряющий звуковой материал и сопротивление инструмента во имя Прекрасной Дамы — Музыки (вспомним —лат. virtus означает «доблесть, мужество»). Побеждая трудности, он не «уничтожает» их, но царит, повелевает ими великодушно, поэтизируя и возвеличивая самый материал искусства как самостоятельную ценность и мастерство — как признак свободы художника. Однако не забудем, что виртуозность как самодовлеющая ценность (покорение трудностей, блеск мастерства, завоевание публики) в мире музыки и в исполнительстве — лишь ограниченный ареал, ограниченный репертуаром, амплуа артиста, и достигает цели, когда первое и второе стопроцентно совпадают. В других случаях, по словам Г. М. Когана (сказанным о Г. Р. Гинзбурге), исполнитель, «говоря как виртуоз, мыслит как музыкант», т. е. его игра характеризуется «точными формулировками и совершенным выражением определенных музыкальных мыслей». Вот где, думается, момент истины в определении ТПЭ Виртуоза: она — в противоречии, внутреннем борении в исполнителе музыканта-художника и мастера-виртуоза. Тогда тонопроцессуальная энергия вибрирует, как боевой конь, сдерживаемый уздой сильного и искусного всадника, ибо содержательные музыкальные мысли редко бывают «равны» физическому времени (наподобие «бегущей строки»).

Лирик, певец.

Его поющая и парящая душа выражает себя в преобладании душевного, эмоционального уровня ТПЭ. Кажется, что это самый бесконфликтный тип исполнителя, ведь его подоплека — мелодийное начало, сопряженное, прежде всего, с ощущением красоты звучащего мира, с внутренним согласием с ним. «Только тот, кто несет в себе мир, может петь мелодию...» В исполнении пианиста-«певца» все должно быть в равновесии: льющийся голос естественно членится дыхательными циклами, следовательно — ясной фразировкой, т. е. наиболее органичным масштабом восприятия единиц в музыкальном потоке; реальное время звучания и переживание содержания музыкальных мыслей, песенно-завершенных и обобщенно-закругленных, оптимально сбалансированы. Однако (и здесь — однако) бесконечная, вневременная стихия мелоса, безотчетно льющаяся «изнутри наружу», — это именно то, что противоречит всему только что названному. Здесь, таким образом, — источник вибрации ТПЭ Лирика по преимуществу.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >