Идентификация как способ осуществления, закрепления и сохранения влияния лидера на последователей

Выше уже говорилось об идентификации как устойчивом отождествлении себя со значимым другим и стремлении быть похожим на него.

Идентификация проявляется в том, что один человек стремится заимствовать важные личностные характеристики другого человека, соглашается на контроль с его стороны, следует его поведению, реально воспроизводит его в сходных или подобных ситуациях.

Как отмечает Р. Л. Кричевский, идентификация не сводится к слепой имитации поведения, как это бывает в случае подражания. Идентифицируя себя со значимым другим как с моделью, человек скорее усваивает мотивацию поступков, и в дальнейшем его действия, даже если они внешне не похожи на действия модели, определяются теми же самыми мотивами[1].

В зависимости от методологического подхода, на который опираются исследователи, они по-разному объясняют причины идентификации с лидером и ее роль в развитии группы. Так, с психоаналитической точки зрения идентификация с лидером как ее главным объектом в группе — это результат актуализации агрессивных тенденций, функционирования защитных механизмов, переживания чувства вины, страха и проч. и основное и универсальное условие группообразования. При этом члены группы вначале идентифицируют себя с лидером, образ которого выступает в качестве идеала, а затем — друг с другом через общность Я-идеального (З. Фрейд, Ф. Редл).

С точки зрения поведенческого подхода представления последователей о лидерской роли обусловливают принятие или непринятие определенного члена группы в качестве ее лидера и в результате идентификацию с ним (Е. Холландер, Д. Джулиан). С точки зрения функционального подхода идентификация зависит не только от имеющихся у членов группы представлений о лидере, но и от индивидуального опыта субъектов идентификации, а функция управления реализуется чаще всего людьми, которые могут служить объектом идентификации (Г. Гибш, М. Форверг).

Р. Л. Кричевский, обобщая исследования по проблемам идентификации и лидерства, предположил, что:

  • • лидер является наиболее ярким объектом идентификации в группе;
  • • одним из условий идентификации с лидером является наличие у последователей определенных представлений о лидере и лидерской роли;
  • • идентификация последователей с лидером может усиливаться благодаря развитию между ними тесных эмоциональных связей[2].

Для того чтобы подтвердить эти предположения, Р. Л. Кричевский совместно с сотрудниками провел ряд эмпирических исследований[3].

Поскольку разработанная авторами методика измерения идентификации (экспериментальное сочинение) требовала, с одной стороны, высокого уровня откровенности и самораскрытия, а с другой — высокого уровня рефлексии, то исследования проводились в юношеских (ученических и спортивных) группах.

Анализируя сочинения, исследователи выделяли в качестве проявлений идентификации:

  • • желание следовать чертам характера или поступкам своего товарища;
  • • реальное их воспроизведение, но мнению респондента, в каких-то ситуациях;
  • • определенные характерологические и поведенческие изменения под влиянием сверстника;
  • • отношение к товарищу как к образцу;
  • • сопоставление предполагаемого собственного поступка с воображаемым поведением товарища.

В целом исследования показали, что наиболее часто респонденты идентифицируют себя с лидером, и при этом лидер является наиболее ярким объектом идентификации.

Такой вывод подтверждается тем, что:

  • • именно лидерам участники исследования приписывали наибольшее число идентификационных качеств, причем таких, которые представляли для них особую ценность;
  • • на идентификацию с лидерами влияют эмоциональные предпочтения (у 50% респондентов, в той или иной мере испытывавших влияние лидеров, имело место совпадение выбора высокостатусного партнера по "эмоциональному опросу" с предпочтением того же партнера в качестве объекта идентификации в экспериментальном сочинении);
  • • эмоциональные лидеры значительно (в количественном выражении) превосходят деловых лидеров как объекты идентификации.

Исследования показали также, что процесс идентификации с лидером происходит как процесс сличения эталонных (образцовых, идеальных, особо ценимых в других людях) качеств субъекта идентификации с ценными для него качествами лидера. Идентификация с лидером по тем или иным поведенческим или личностным качествам будет более вероятна, если:

  • • качества лидера входят в эталонный ряд качеств субъекта идентификации;
  • • в реальной жизни эти качества развиты у него слабо или вообще отсутствуют;
  • • он хотел бы развить их.

Результаты исследования Р. Л. Кричевского и сотрудников показали, что каждый третий участник эксперимента идентифицирует себя с лидером именно но этой причине.

Р. Л. Кричевский, объясняя, почему люди идентифицируют себя с лидером чаще, чем с последователем, отмечает, что лидерские качества имеют большую ценность и значительное количественное выражение и поэтому гораздо чаще попадают в эталонный набор качеств, чем качества последователя, и чаще становятся "объектом для подражания".

В целом данные исследования позволяют говорить о том, что идентификация:

  • • является способом осуществления, закрепления и сохранения влияния лидера на последователей;
  • • представляет собой "внутреннее" условие развертывания влияния как динамического аспекта лидерства;
  • • выступает одновременно как процесс и результат влияния;
  • • имеет двустороннюю направленность: от лидера к последователям и от последователей к лидеру.

  • [1] См.: Кричевский Р. Л. Психология лидерства : учеб. пособие. М.: Статут, 2007.
  • [2] См.: Кричевский Р. Л. Психология лидерства.
  • [3] См.: Кричевский Р. Л., Дубовская Е. М. О функции и механизме идентификации во внутри групповом межличностном общении // Психология межличностного познания / под ред. А. А. Бодалева. М.: Педагогика, 1981. С. 92-122.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >