Особенности использования в публичном (государственном и муниципальном) управлении блокчейн-технологий

На сегодняшний день оптимизация существующих правоотношений путем применения к ним новых информационно-коммуникационных технологий становится нормой и даже практически традицией. Иной оказывается ситуация, когда появляется новая технология, с трудом вписывающаяся в существующие правовые рамки, но по своим свойствам являющаяся столь привлекательной, что вынуждает стремиться не только к ее нормативному закреплению, но и к имплементации в различные сферы правового регулирования.

Технология блокчейн получила широкую известность прежде всего благодаря популярности использования криптовалют. Сейчас этой теме посвящены многочисленные работы известных ученых[1]. В основу функционирования самой знаменитой криптовалюты на сегодня — биткоина — положена технология блокчейна, цель применения которой — обеспечить надежность и достоверность передачи информации о платежах.

Блокчейн — это технология распределенного хранения и шифрования данных, а также подтверждения их достоверности. Информация в таком децентрализованном реестре хранится в блоках транзакций, которые взаимосвязаны между собой.

Информация, которую пользователи вносят в такие блоки, сохраняется на всех компьютерах пользователей, что является одним из способов обеспечения достоверности. Впоследствии содержание сведений, последовательность и дата их внесения в блок подтверждаются пользователями, не только исключая возможность внесения несанкционированных изменений «задним числом», но и делая невозможным отмену любых транзакций и любого рода реституцию. Кроме того, это достигается также посредством шифрования данных и присвоения каждому блоку уникального кода. Особенностью этого механизма является сохранение в каждом последующем блоке информации о предыдущем, из чего можно сделать вывод: чем длиннее цепочка таких взаимосвязанных блоков, тем выше степень достоверности и меньше вероятность фальсификации. Подтверждение достоверности осуществляется автоматически.

Все это создает беспрецедентные условия для высокого уровня доверия к данным блокчейна со стороны заинтересованных лиц[2].

Таким образом, первая важнейшая особенность технологии блок- чейн — это повышенный уровень защиты данных от фальсификации.

Следующим особенным свойством блокчейна является способ верификации данных — консенсус пользователей, т. е. подтверждение достоверности данных всеми пользователями распределенной цепочки блоков. Принятие решения о достоверности данных происходит при проверке взаимосвязи между блоками в распределенной цепочке данных, без чего невозможно внесение записей в новые блоки. Неразрывная связь блоков в цепочке транзакций сводит вероятность подмены данных к минимуму, устраняя потребность в подтверждении действий пользователя третьими лицами — любого рода посредниками.

Применительно к государственному управлению самые смелые предположения говорят о возможности отказа от посредничества публичноправовых институтов. Самое ценное, что заключает в себе технология блокчейн — это информация.

На современном этапе развития общества, в котором информация становится главной ценностью, происходят качественные изменения в отношениях общества и государства, человека и государственных структур, переоценка прав и обязанностей органов власти и граждан в информационной сфере, возрастание значимости прав граждан на доступ к информации[3].

Управление и информация — это два взаимосвязанных понятия. Главным связующим звеном между участниками управления выступает информация[4].

Сегодня для подтверждения юридически значимых фактов требуется участие таких посредников, как нотариусы, финансовые организации, реестродержатели и пр. С внедрением в эту сферу технологии блокчейн предполагается отказаться от их участия, так как подлинность сведений будет подтверждаться автоматически.

Аутентичность данных и саморегулирование транзакций пользователями как основные свойства блокчейн-технологии открывают новые горизонты для применения этого механизма в различных сферах.

Принимая во внимание тот факт, что такая схема исключает необходимость участия удостоверяющих посредников при осуществлении любых транзакций, просматривается аналогия с непосредственным участием в управлении делами государства (ст. 33 Конституции РФ), т. е. прямой демократией или «народным правительством»[5]. Использование технологии блокчейн в модернизации институтов непосредственной демократии может по-своему снять вечный вопрос недоверия граждан к управляющим государственным структурам. Невозможность внесения изменений в уже зафиксированные в базе транзакции устраняют возможность применения в системе коррупционных схем. Призывы к публичности и прозрачности осуществления управления государством обретут форму в децентрализованном распределенном способе хранения информации самых больших объемов.

Блокчейн технически повышает эффективность работы с данными, упрощая для участников системы процесс раскрытия и отслеживания информации[6]. При успешном функционировании блокчейна направление запросов в органы публичной власти, оказание дорогостоящих посреднических услуг в целях согласования данных не нужно[7].

Кроме того, интересной видится удостоверяющая функция блокчейна — подтверждение и идентификация личности при совершении транзакций. Этот механизм открывает возможности технически обеспеченного безопасного и анонимного голосования без возможности фальсификации итогов, подтверждение законных прав, ведение реестров данных и пр.

К возможным сферам применения можно отнести построение государственных реестров на основе блокчейн, построение системы учета налогов с возможностью отказаться от декларирования[8]. Блокчейн трансформирует сертификацию и лицензирование, даже позволит полностью от них отказаться[9].

В настоящее время широкой критике подвергается сфера медицины. И не всегда недовольство связано с качеством предоставляемых медицинских услуг. Для комплексной оценки качества медицинских услуг используются информационные технологии[10]. Но сегодня и сама организация оказания медицинской помощи, и ее регламентация на нормативно-правовом уровне вызывают немало вопросов.

Прежде всего это касается сведений о пациенте. При сегодняшних возможностях смены медицинского заведения особо актуален вопрос об истории болезни.

Большинство медицинских учреждений хранят информацию о пациенте самостоятельно, без возможности использования ее вне стен данного медицинского учреждения. У пациента нет ни возможности использования этих сведений в других медицинских организациях, ни возможности контроля правильности сведений о состоянии своего здоровья. Истории болезни ведутся и на бумажных носителях, и в электронной форме. В обоих случаях есть возможность несанкционированного внесения изменений.

Блокчейн-технология позволяет накапливать и хранить информацию в течение всей жизни пациента, а при необходимости и после его смерти. Возможно обеспечить доступ к ней из любого места. Пациент сможет сам решить, кому предоставить доступ к изменению его данных. Все вносимые сведения будут четко датированы и соотнесены с лицом, сделавшим соответствующую запись. Предыдущие записи нельзя будет удалить или изменить задним числом, что позволит предотвратить фальсификацию.

Кроме того, с помощью такой технологии можно будет внедрить системы выдачи рецептов, где доступ к части сведений, которые указывают на наличие у конкретного лица рецепта на конкретный препарат, получают работники аптек. Это позволит избежать продажи лекарств без рецептов. Страховые компании также могут получать доступ к картам пациентов для проверки целесообразности расходования средств. Будут доступны все медицинские услуги, оказанные пациенту, это сократит время проверки и повысит ее качество. Такие технологии уже внедрены в Эстонии[11].

  • [1] См., например: Фатьянов А. А. Правовой анализ категории «электронные денежные средства» в российском законодательстве // Гражданское общество в Россиии за рубежом. 2014. № 3. С. 25—28.
  • [2] См.: Савельев А. И. Некоторые правовые аспекты использования смарт-контрактови блокчейн-технологий по российскому праву // Закон. 2017. № 5. С. 94—117.
  • [3] См.: Полякова Т. Л. О современных тенденциях развития правового регулирования в области обеспечения информационной безопасности при построении информационного общества в России // Вестник Российского университета дружбы народов.Серия: Информатизация образования. 2008. № 1. С. 12—19.
  • [4] См.: Лапина М. А. Публичное управление в переходный период к информационному обществу // Актуальные проблемы административного и административно-процессуального права : материалы ежегодной Всерос. науч.-практ. конф. (Сорокинскиечтения), 20 марта 2015 г. : в 3 ч. Ч. I. / сост. Ю. Е. Автрутин, А. И. Каплунов. СПб. :Изд-во Санкт-Петербург, ун-та МВД России, 2015. С. 141—147.
  • [5] См., например: Соколыцик И. М. О силовой и юридической интерпретациях государства // Право и политика. 2007. № 2. С. 5—12.
  • [6] См.: Walch A. The Bitcoin Blockchain as Financial Market Infrastructure: A Considerationof Operational Risk // New York University Journal of Legislation and Public Policy. 2015.Vol. 18. Issue 4. P. 850.
  • [7] Cm.: Karch G. M. Bitcoin, the Law and Emerging Public Policy: Towards a 21st CenturyRegulatory Scheme // Florida A & M University Law Review. 2014. Vol. 10. Issue 1. P. 224.
  • [8] См.: Булгаков И. T. Правовые вопросы использования технологии блокчейн //Закон. 2016. № 12. С. 80—88.
  • [9] См.: Дмитриева О. А. Технологии «единое окно» и «блокчейн» как пути совершенствования межведомственного информационно-технического взаимодействия //Таможенное дело. 2017. № 3. С. 18—21.
  • [10] См.: Лебеденко Л. А. Использование информационных технологий для комплексной оценки качества медицинской услуги // Вестник Московского Университета.Сер. 26: Государственный аудит. 2012. № 1. С. 3—8.
  • [11] См., например: Эстония использует блокчейн для защиты медицинских данных[Электронный ресурс] // URL: https://bitnovosti.com/lenta/comment-page-207/ (датаобращения: 10.03.2019).
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >