Определение правовой сущности блокчейна.

Прежде чем говорить о том, как начать регулировать применение блокчейна, необходимо в рамках национального законодательства определиться с его нормативно-правовой сущностью. Из множества определений этого термина, предлагаемых различными экспертами, можно логически вывести несколько вариантов.

Во-первых, блокчейн можно рассматривать как базу данных. Базой данных является представленная в объективной форме совокупность самостоятельных материалов (статей, расчетов, нормативных актов, судебных решений и иных подобных материалов), систематизированных таким образом, чтобы эти материалы могли быть найдены и обработаны с помощью ЭВМ (п. 2 ст. 1260 ГК РФ).

Здесь возникают трудности с определением оператора базы данных, так как созданием, наполнением и поддержанием так называемой блокчейн базы данных будет заниматься не один человек и даже не одна организация, а все пользователи распределенной цепочки блоков.

Во-вторых, блокчейн можно рассматривать как информационную систему. Информационная система — совокупность содержащейся в базах данных информации и обеспечивающих ее обработку информационных технологий и технических средств[1].

По нашему мнению, рассуждая о правовой природе блокчейна, следует отдельно рассматривать его содержательное наполнение, т. е. информацию, содержащуюся в распределенной цепочке блоков. Поэтому определение блокчейна как информационной системы здесь неуместно.

В-третьих, блокчейн можно рассматривать как информационную технологию. Информационные технологии — процессы, методы поиска, сбора, хранения, обработки, предоставления, распространения информации и способы осуществления таких процессов и методов[2].

Таким образом, говоря о блокчейне как о информационной технологии, с определением его правовой сущности не возникает проблем. Они появляются, когда блокчейн-технология начинает применяться в различных сферах.

Одним из примеров сложностей, возникающих в связи с хранением данных, с которыми сталкивается сегодня правовая действительность, является применимость к распределенным технологиям законодательства о локализации персональных данных. Так, в соответствии с законодательством о локализации персональных данных операторы связи обязаны обеспечивать запись, систематизацию, накопление, хранение, уточнение и извлечение персональных данных россиян с использованием баз данных, находящихся на территории РФ. До 1 сентября 2015 г. компании должны были уведомить Роскомнадзор о категории персональных данных, перечне действий с ними, целях их обработки, обеспечении безопасности и др. Кроме того, с указанной даты у них появилась обязанность сообщать о месте нахождения базы данных информации, содержащей персональные данные россиян. Таким образом, теперь любой оператор персональных данных должен знать, какие именно информационные системы, содержащие базы данных, он использует, и где они расположены. В случае распределенных реестров установить расположение баз данных проблематично[3]. Схожие проблемы регулирования проявлялись и в ситуации с облачными технологиями[4].

Но попытки внедрения технологии в рамках национальных проектов продолжаются. Почтовые отправления регистрируются в блокчейне почты Австралии[5]. Децентрализованные реестры граждан создаются в Эстонии, там же введена система цифровых подписей для верификации запросов на получение государственных услуг[6].

Сбербанк и ФАС России запустили пилотный проект Digital Ecosystem по обмену документами на основе технологии Blockchain. Цель проекта — изучить возможности распределенного хранения документов, которые могут повысить скорость, надежность и качество взаимодействия при обмене ими[7]. Председатель Правительства РФ поручил Минкомсвязи и Министерству экономического развития России рассмотреть возможность применения технологии блокчейн в системе государственного управления и экономики РФ при разработке программы «Цифровая экономика».

6

Существующие правовые средства не должны вставать на пути эволюции правового регулирования современных технологий, но это не значит, что нужно стремглав поддаваться массовой эйфории и слепо рубить с плеча устоявшиеся схемы. Любые нововведения нуждаются в тщательном анализе и оценке влияния на существующие общественные отношения. Изучение новых механизмов и схем требует изучения не просто со стороны правоведов и правоприменителей, необходимо конструктивное взаимодействие с инженерами и специалистами смежных отраслей для четкого понимания картины регулирования и максимального просчета рисков и перспектив. От ошибок не застрахован никто, ни один специалист-правовед или программист. Но взаимодействие на начальном этапе внедрения новых технологий помогает предвосхитить и исключить возможные коллизии и критические ошибки. Кроме того, институт экспертизы в области технологии блокчейн должен получить развитие и соответствующую поддержку со стороны научного и экспертного сообщества.

  • [1] См.: Пункт 3 ст. 2 Закона об информации.
  • [2] См.: Пункт 2 ст. 2 Закона об информации.
  • [3] См.: Блокчейн на пике хайпа: правовые риски и возможности / А. Ю. Иванов (рук.авт. колл.) [и др.]. С. 37.
  • [4] См., например: Полякова Т. А., Химченко А. И. Правовые проблемы обеспеченияинформационной безопасности при использовании облачных технологий // Правоваяинформатика. 2013. № 2. С. 12—16 ; Кожевникова Ю. С. Особенности формированияинформационно-правового регулирования отношений по использованию облачных технологий при обработке персональных данных в зарубежных странах // Труды по интеллектуальной собственности. 2013. Т. 14. № 3. С. 150—223.
  • [5] См.: Higgins S. Australia’s Postal Service Tests Blockchain Identity [Electronicresource] // URL: http://www.coindesk.com/australia-post-blockchain-identity-voting (датаобращения: 10.03.2019).
  • [6] См.: Estonian Government and Bitnation Begin Cooperation [Electronic resource] //URL: https://e-estonia.com/estonian-government-and-bitnation-begin-cooperation (датаобращения: 10.03.2019).
  • [7] См.: Сбербанк и ФАС России запустили пилотный проект по обмену документамина основе Blockchain [Электронный ресурс] // URL: https://www.sberbank.ru/ru/press_center/all/article?newsID=cb85f87f-8dc4-46df-8fdf-eab909d0277c&blockID=1303&regionID=&lang=ru (дата обращения: 10.03.2019).
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >