Первопроходцы правового регулирования блокчейна.

На постсоветском пространстве был принят первый нормативный правовой акт, который не только задает юридические рамки новым отношениям, отягощенным современными технологиям, но и создает для них теоретикоправовую базу — закрепляет терминологический аппарат. Декрет Президента Республики Беларусь от 21.12.2017 № 8 «О развитии цифровой экономики»[1] — это уникальный пример попытки внедрить правовое регулирование новых отношений, возникающих в связи с использованием блокчейн-технологий.

Целью декрета объявлено создание современной цифровой экономики в Республике Беларусь. Одной из основных характеристик цифровой экономики здесь является активное использование технологий, основанных на принципах распределенности и децентрализации хранения данных и безопасности совершаемых с их использованием операций[2].

Декрет закрепляет ряд важных терминов, которые вносят ясность в правовую действительность существования блокчейна в Беларуси. Так, введено понятие самого блокчейна, или реестра блоков транзакций — это выстроенная на основе заданных алгоритмов в распределенной децентрализованной информационной системе, использующей криптографические методы защиты информации, последовательность блоков с информацией о совершенных в такой системе операциях.

Кроме того, добавлены определения цифрового знака (токена) и его владельца.

Цифровой знак (токен) — это запись в реестре блоков транзакций (блокчейне), иной распределенной информационной системе, которая удостоверяет наличие у владельца цифрового знака (токена) прав на объекты гражданских прав и (или) является криптовалютой. Владелец цифрового знака (токена) — субъект гражданского права, которому цифровой знак (токен) принадлежит на праве собственности или на ином вещном праве.

Следует отметить, что раз цифровой знак — это запись в реестре, значит он является информацией. А поскольку на него закрепляется право собственности, информация автоматически становится объектом вещных прав. В Российской Федерации информация выведена за рамки вещного права[3] (ст. 128 ГК РФ).

Интересными особенностями документа являются решения, которые принимает законодатель при описании новых объектов правового регулирования. Так, указывается, что токены не подлежат декларированию. Для целей бухгалтерского учета токены признаются активами. Такие решения могут иметь неоднозначные правовые последствия, но это будет видно из практики его применения.

Чтобы стимулировать развитие и внедрение технологий блокчейна в современную экономику, предлагаются такие меры, как освобождение от налогообложения на 5 лет ряда правоотношений, связанных с использованием распределенных реестров.

Кроме того, непосредственно в тексте декрета отмечена его обратная сила: правовой режим, установленный названным декретом, распространяется на токены, приобретенные (добытые) до вступления в силу этого декрета.

Жизнеспособность данного документа покажет время, но тем не менее это живой пример того, какие шаги можно предпринимать для внедрения в жизнь идеи регулирования распределенных сетей.

  • [1] Президент Республики Беларусь : [офиц. интернет-портал]. URL: http://president.gov.by/ru/official_documents_ru/view/dekret-8-ot-21-dekabrja-2017-g-17716/ (дата обращения: 10.03.2019).
  • [2] См.: Цифровая Беларусь 2.0 [Электронный ресурс] // URL: https://www.belrynok.by/2017/12/28/tsifrovaya-belarus-2-0/ (дата обращения: 10.03.2019).
  • [3] См.: Статья 17 Федерального закона от 18.12.2006 № 231-ФЗ «О введении в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации».
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >