Блокчейн и роль программного кода.

Именно идеи блокчейна возвращают нас к вопросам регулирования Сети. В ней действуют «законы» трансграничное™, транстемпоральности и вселичностной открытости.

Информационное пространство сегодня не ограничено территорией только одного государства, объединений государств и даже целых континентов, что вызывает необходимость выработки кардинально новых подходов к правовому регулированию общественных отношений, возникающих в настоящее время во всех сферах жизнедеятельности[1].

Как неоднократно отмечалось известными учеными в области Cyberspace law[2], отношения в Сети могут быть урегулированы: нормами права; путем саморегулирования; условиями бизнес-конкуренции и программным кодом. Именно последний регулятор вступает в игру, когда мы рассуждаем о регулировании отношений, порождаемых использованием технологии блокчейн, где как раз в зависимость от зафиксированных программным кодом условий ставится возникновение, изменение и прекращение юридически значимых фактов. Решение о том, придавать ли коду силу закона в наших правовых реалиях, законодателю еще предстоит принять.

Риски, возникающие при использовании технологии блокчейн.

На сегодняшний день можно говорить о следующего рода рисках, возникающих при использовании технологии блокчейн.

Риски, возникающие при невозможности внесения изменений в цепочки транзакций блокчейна. В силу последовательной регистрации блоков в распределенной цепочке данных транзакции в блокчейне необратимы. Соответственно, возможности отмены транзакции при совершении нежелательного или ошибочного платежа не существует[3]. Такое положение дел заставляет задуматься о возможности внедрения таких технологий в сферу публичного управления. Некоторые противоречия могут возникнуть в сфере защиты прав потребителя, в судебной системе[4] и многих других направлениях регулирования.

Справедливости ради следует отметить, что утверждение о невозможности отмены транзакций в блокчейне не абсолютное. Так называемый откат назад все-таки возможен. Такая оговорка называется hard fork — решение администраторов распределенной цепочки транзакций о принудительном вмешательстве и внесении изменений в код. На сегодняшний день его основная цель — устранение последствий взлома блокчейна или закравшейся системной ошибки. В основу этого способа положено условие консенсуса, и без уведомления всех участников, т. е. без оглашения факта вмешательства, такие действия невозможны.

При изначальной установке о невозможности внесения изменений в транзакции в цепочке блокчейна такая оговорка выглядит как утверждения учителя математики в начальных классах: «на ноль делить нельзя» или «нельзя извлечь корень из отрицательного числа». У детей сразу возникали вопросы: «Совсем нельзя? Никогда нельзя?» И тогда учитель говорил: «Ну, вообще можно, но об этом вам расскажут, когда вы будете учиться в институте».

Hard fork — это обновление программного обеспечения, которое реализует блокчейн. Он не может произойти без ведома участников Сети, так как они должны договориться о «fork’e» и обновить свои узлы.

Но все же если гипотетически допустить, что внесение изменений в блокчейн все-таки реальность, то следующие очевидные вопросы: «Как обозначить случаи, когда можно вносить изменения? Как избежать злоупотребления таким правом?» Эти вопросы также ожидают своих ответов.

Риск программного сбоя. Любой программный код не может быть абсолютно свободным от ошибок и уязвимостей. Это правило непосредственно относится и к технологии блокчейн. Вопрос о распределении между различными заинтересованными сторонами рисков, связанных с использованием данных блокчейна, является одним из ключевых при разработке специального правового регулирования.

Представляется, что здесь неизбежен дифференцированный подход, при котором должен приниматься во внимание тип блокчейна, сфера его применения, статус участников и множество иных факторов. При этом основным принципом регулирования должен выступать принцип диспозитивности, позволяющий участникам системы самостоятельно урегулировать эти вопросы в соглашениях между собой и (или) с администратором системы. Сейчас учеными предлагается применять институт страхования на случай возникновения ошибок в программном коде или непредвиденных обстоятельств, т. е. возможность переложения ответственности за такие последствия на другое лицо, в том числе за определенную премию за принимаемый им риск[5].

Риски злоупотребления возможностями. Для широкого использования технологии необходимо изыскать способы противодействия потенциальным технологическим сбоям и злоупотреблениями разработчиков. Роль права в данном процессе неоценима. Ведь вместе с повышением доступности блокчейн-технологий увеличиваются системные риски и масштаб возможных потерь при мошенничестве, сбое в системе либо ее использовании в криминальных целях[6]- Рост криминального оборота представляет серьезную угрозу безопасности общества и государства[7]. Применение блокчейна без оглядки на операционные риски может угрожать безопасности пользовательских данных[8]. Ряд ученых продолжают видеть в новых технологиях потенциальную опасность.

5

Внедряемые технологии и предоставляемые клиентам электронные сервисы должны быть тщательно протестированы и отвечать всем требованиям безопасности[9].

Велик соблазн злоупотребления, когда в твоих руках несколько больше полномочий и возможностей, чем у других. Как мы отмечали выше, гипотетически возможно внесение изменений в цепочки транзакций блокчейна. Но где гарантия, что со временем не стоящие на месте и непрерывно развивающиеся технологии не откроют возможность пристроить к децентрализованным реестрам «черный ход»?

Создатель Интернета и глава консорциума W3C Т. Бернерс-Ли призвал блокчейн-разработчиков учитывать, что технологии могут использоваться по-разному и не исключены злоупотребления. Мы никогда не можем сказать наперед, как будет использоваться та или иная технология[10].

Таким образом, оптимизация информационного обмена в условиях повсеместного внедрения современных технологий и применения их к уже существующим схемам может способствовать выведению общественных отношений на качественно новый уровень, который характеризуется такими признаками, как ускорение и автоматизация правоотношений, прозрачность информационного обмена и многие другие, при условии понимания принципов функционирования новшеств и грамотной имплементации их в существующую правовую действительность.

Вопросы и задания для самоконтроля

  • 1. Дайте определение открытого правительства.
  • 2. Что понимается под электронным правительством, и как это понятие соотносится с открытым правительством и электронным публичным управлением?
  • 3. Выделите основные концепции (модели) формирования электронного правительства в зарубежных странах и их основные признаки.
  • 4. Сравните следующие концепции (модели) формирования электронного правительства: англо-американскую и азиатскую.
  • 5. В каких направлениях происходит развитие информатизации законодательной ветви власти в России?
  • 6. Раскройте основное содержание административной реформы и в ее контексте особенности информатизации исполнительной ветви власти в России.
  • 7. С какими нововведениями связана информатизация судебной ветви власти в России?
  • 8. Каковы формы участия граждан в публичном управлении государством?
  • 9. Назовите особенности рассмотрения общественных инициатив.
  • 10. Охарактеризуйте перспективы использования блокчейн-технологий.

  • [1] См.: Полякова Т. А., Акулова Е. В. Развитие законодательства в области обеспечения информационной безопасности: тенденции и основные проблемы // Право. Журнал Высшей школы экономики. 2015. № 3. С. А—17.
  • [2] См., например, работы профессора М. А. Федотова, профессора И. М. Рассолова,профессора Л. Лессига и др.
  • [3] См.: Блокчейн на пике хайпа: правовые риски и возможности / А. Ю. Иванов(рук. авт. колл.) [и др.]. С. 41.
  • [4] См., подробнее: Абакумова Т. И. Проект развития третейских судов путем применения методов сетевого права // Труды по интеллектуальной собственности. Т. XX.2015. № 1. С. 89—102.
  • [5] См.: Савельев А. И. Некоторые правовые аспекты использования смарт-контрактови блокчейн-технологий по российскому праву. С. 94—117.
  • [6] См., например: Сомик К. В., Фролов Д. Б. Криптовалюта: финансовые и криминальные риски // Вестник Московского университета. Сер. 26 : Государственный аудит.2015. № 4. С. 48—57.
  • [7] См.: Фролова Е. Е. Теневая экономика как особый аспект современного денежногообращения // Финансовое право. 2011. № 1(43). С. 33—36.
  • [8] См.: Блокчейн на пике хайпа: правовые риски и возможности / А. Ю. Иванов (рук.авт. колл.) [и др.]. С. 47.
  • [9] См.: Савенков А. Н. Противодействие киберпреступности в финансово-кредитнойсфере как вектор обеспечения глобальной безопасности // Государство и право. 2017.№ 10. С. 5—18.
  • [10] См.: Создатель интернета предупредил о возможных злоупотреблениях блокчей-ном [Электронный ресурс] // URL: https://anycoin.news/2017/10/18/berners-lee/ (датаобращения: 10.03.2019).
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >