Практика возложения ответственности за злоупотребление свободой массовой информации

Самое знаменитое судебное дело о злоупотреблении свободой массовой информации связано с газетой «День». Редакция этого издания в 1992— 1993 гг. трижды (2 ноября 1992 г., 1 марта 1993 г. и 9 марта 1993 г.) получала официальные предупреждения регистрирующего органа (Мининформпечати РФ) в связи с публикациями, откровенно призывавшими к насильственному свержению власти. 19 марта 1993 г. министерство направило в Дзержинский районный народный суд г. Москвы исковое заявление о прекращении деятельности газеты «День».

Зная, что рассмотрение гражданских дел порой затягивается на годы, министерство дважды ходатайствовало о принятии мер по обеспечению иска в форме приостановления деятельности газеты до вынесения решения по делу. Право судьи принять такое решение с целью обеспечения иска закреплено в ст. 16 Закона о СМИ. Причем если редакция проигнорирует постановление о приостановлении, то это уже само по себе является по закону основанием для прекращения судом деятельности СМИ.

Отклонение судом ходатайств Мининформпечати РФ о приостановлении деятельности газеты привело к тому, что эта газета продолжала систематически нарушать Закон о СМИ в течение всего процесса. Участвовавший в деле прокурор также фактически поддерживал ее позицию. Максимум, чего удалось добиться министерству — это мирового соглашения: Мининформпечать отказалась от своего требования прекратить деятельность газеты, а редакция газеты «День» признала, что нарушала Закон о СМИ, и обязалась в дальнейшем от этого воздержаться. Мировое соглашение было утверждено определением судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 7 сентября 1993 г., однако опротестовано Генеральным прокурором РФ и отменено Судебной коллегией по гражданским делам Верховного Суда РФ 26 ноября 1993 г. Новое слушание дела было назначено в Московском городском суде на 8 февраля 1994 г., однако стороны на заседание не явились. В конце концов суд решил оставить дело по иску о прекращении деятельности газеты «День» без рассмотрения, а издание фактически продолжило выходить под другим названием.

В начале 1990-х гг. еще не сформировалась адекватная судебная практика по делам о прекращении деятельности экстремистских изданий. Вот почему в самые напряженные моменты августа 1991 г. и октября 1993 г. власти были вынуждены применять к экстремистской прессе меры административного принуждения, предусмотренные законодательством не о СМИ, а о чрезвычайном положении. Так, в период максимального обострения политического кризиса, в условиях объявленного в Москве чрезвычайного положения Мининформпечать РФ в приказе от 04.10.1993 № 183 постановила «приостановить выпуск и распространение изданий, учредителями которых являются общественные объединения, принимавшие участие в массовых беспорядках и иных противоправных действиях в г. Москве, а также изданий, поддерживающих противоправную деятельность этих объединений («Правда», «Советская Россия», «День», «Газета духовной оппозиции», «Рабочая трибуна», «Гласность», «Народная газета», «Русский порядок», «Русский вестник» и др.)». Спустя десять дней, 14 октября, появился приказ № 199, в котором речь шла уже не о приостановлении, а о прекращении деятельности ряда газет. Список пополнился изданиями «Русское дело», «Русское воскресенье», «Русские ведомости», «Русский пульс», «За Русь!», «Наш марш», «Националист», «Русское слово», «Московский трактир», «Русский Союз», «К топору», поскольку их содержание было

«прямо направлено на призывы к насильственному изменению конституционного строя и целостности государства, разжигание национальной, социальной нетерпимости и розни, пропаганду войны, что стало одним из факторов, спровоцировавших массовые беспорядки, имевшие место в Москве в сентябре-октябре 1993 года».

Стимулировать активизацию борьбы с ультрарадикальными СМИ был призван Указ Президента РФ от 23.03.1995 № 310 «О мерах по обеспечению согласованных действий органов государственной власти в борьбе с проявлениями фашизма и иных форм политического экстремизма в Российской Федерации». Однако тонус этой деятельности довольно быстро стал затухать, выполнение поручений носило большей частью внутриор- ганизационный и во многом формальный характер, так и не были сформулированы четкие стратегия и тактика антиэкстремистской деятельности и не выработана комплексная система действий государственных органов, скоординированных с институтами гражданского общества.

Принятие Федерального закона от 25.07.2002 № 114-ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности» могло бы дать государству эффективное средство борьбы с проявлениями фашизма, ксенофобии, агрессивного национализма и т. п. Однако ввиду крайней размытости понятия «экстремистская деятельность» данный закон стал в значительной степени инструментом избирательного правоприменения.

Для реальной борьбы с политическим экстремизмом в СМИ есть и другие юридические средства помимо судебной процедуры прекращения их деятельности (производства и выпуска). В частности, важным и практически не используемым инструментом является ст. 15 Закона о СМИ. Поскольку ни одно из экстремистских изданий не регистрировалось в таком качестве, постольку, в принципе, есть возможность борьбы с ними через механизм судебного признания свидетельства о регистрации недействительным как полученного обманным путем. Кроме того, экстремистские СМИ, как правило, не затрудняют себя должным оформлением правового статуса редакций. Но регистрирующие органы обычно не обращают внимания на то, что по закону (ст. 20) редакционные уставы всех без исключения СМИ в обязательном порядке должны направляться в регистрирующие органы. Нарушение этого правила влечет административную ответственность (ст. 13.23 КоАП РФ).

Экстремистские издания, как правило, игнорируют и правила объявления выходных данных. Не последнюю роль играют и соображения конспирации или «игры в подполье». В любом случае выпуск и распространение продукции СМИ без выходных данных, с неполными или ложными данными подпадают под действие ст. 13.22 КоАП РФ, предусматривающей в том числе и конфискацию тиража. Точно так же они отрицают в большинстве случаев и правила, предусмотренные Федеральным законом «Об обязательном экземпляре документов». Тем не менее ст. 13.23 КоАП РФ предусматривает ответственность за нарушение порядка представления обязательных экземпляров.

Наконец, закрытые СМИ не могут быть перерегистрированы под новым названием (ст. 11 Закона о СМИ), а если это им все-таки удалось, то есть основания для признания свидетельства о регистрации недействительным.

Кроме того, регистрирующие органы могли бы, опираясь на требования ст. 35 Закона о СМИ, вынудить экстремистские СМИ постоянно, из номера в номер, публиковать их разъяснения, комментарии, заявления и т. п. с осуждением противоправной деятельности соответствующей редакции. Однако и такая практика на сегодня отсутствует. Объективно все это создает благоприятные правовые условия для того, чтобы экстремистские СМИ безнаказанно продолжали свою разрушительную деятельность.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >