Права и обязанности журналиста

Права и обязанности журналиста определяются нормами гл. V Закона о СМИ. Зафиксированные здесь права и обязанности можно подразделить:

  • а) на права и обязанности, связанные с получением информации;
  • б) права и обязанности, связанные с распространением информации;
  • в) права и обязанности, связанные с производством и выпуском СМИ.

К первой группе относятся права и обязанности, которые реализуются в ходе поиска и сбора информации: а) право искать, запрашивать и получать информацию (п. 1 ч. 1 ст. 47);

  • б) право посещать органы государственной власти и местного самоуправления, государственные и муниципальные организации и учреждения, унитарные предприятия, органы общественных объединений либо их пресс-службы (п. 2 ч. 1 ст. 47);
  • в) право быть принятым должностными лицами в связи с запросом информации (п. 3 ч. 1 ст. 47);
  • г) право получать доступ к документам и материалам, за исключением их фрагментов, содержащих сведения, составляющие государственную, коммерческую или иную специально охраняемую законом тайну (п. 4 ч. 1 ст. 47);
  • д) право копировать документы и материалы при условии соблюдения авторских прав и других исключительных прав (интеллектуальной собственности) (п. 5 ч. 1 ст. 47);
  • е) право производить записи, в том числе с использованием средств аудио- и видеотехники, кино- и фотосъемки, за исключением случаев, когда это запрещено законом (п. 6 ч. 1 ст. 47);
  • ж) право посещать специально охраняемые места стихийных бедствий, аварий и катастроф, массовых беспорядков и массовых скоплений граждан, а также местности, в которых объявлено чрезвычайное положение; присутствовать на митингах и демонстрациях (п. 7 ч. 1 ст. 47);
  • з) право проверять достоверность сообщаемой ему информации (п. 8 ч. 1 ст. 47 Закона о СМИ);
  • и) обязанность удовлетворять просьбы лиц, предоставивших информацию, об указании на ее источник, а также об авторизации цитируемого высказывания, если оно оглашается впервые (п. 3 ч. 1 ст. 49);
  • к) сохранять конфиденциальность информации и (или) ее источника (п. 4 ч. 1 ст. 49);
  • л) при получении информации от граждан и должностных лиц ставить их в известность о проведении аудио- и видеозаписи, кино- и фотосъемки (п. 6 ч. 1 ст. 49);
  • м) предъявлять при осуществлении профессиональной деятельности по первому требованию редакционное удостоверение или иной документ, удостоверяющий личность и полномочия журналиста (п. 9 ч. 1 ст. 49 Закона о СМИ).

Ко второй группе относятся права и обязанности, которые реализуются в процессе передачи информации от журналиста к аудитории СМИ:

  • а) право распространять информацию (п. 1 ч. 1 ст. 47);
  • б) право публиковать, оглашать или иным способом воспроизводить документы и материалы при условии соблюдения авторских прав и других исключительных прав (интеллектуальной собственности) (п. 5 ч. 1 ст. 47);
  • в) право излагать свои личные суждения и оценки в сообщениях и материалах, предназначенных для распространения в СМИ за его подписью (п. 9 ч. 1 ст. 47);
  • г) право снять свою подпись под сообщением или материалом, содержание которого, по его мнению, было искажено в процессе редакционной подготовки, либо запретить или иным образом оговорить условия и характер использования данного сообщения или материала в соответствии с требованиями права интеллектуальной собственности (п. 11 ч. 1 ст. 47);
  • д) право распространять подготовленные им сообщения и материалы за своей подписью, под псевдонимом или без подписи (п. 12 ч. 1 ст. 47 Закона о СМИ);
  • е) обязанность проверять достоверность сообщаемой им информации (п. 2 ч. 1 ст. 49);
  • ж) обязанность получать согласие (за исключением случаев, когда это необходимо для защиты общественных интересов) на распространение в средстве массовой информации сведений о личной жизни гражданина от него самого или от его законных представителей (п. 5 ч. 1 ст. 49 Закона о СМИ);
  • з) право распространять сообщения и материалы, подготовленные с использованием скрытой аудио- и видеозаписи, кино- и фотосъемки только при наличии условий, перечисленных в ст. 50 Закона о СМИ;
  • и) обязанность соблюдать запрет на проведение им предвыборной агитации при осуществлении профессиональной деятельности.

К третьей группе относятся права и обязанности, реализуемые внутри редакции, в процессе производства и выпуска СМИ:

  • а) право отказаться от подготовки за своей подписью сообщения или материала, противоречащего его убеждениям (п. 10 ч. 1 ст. 47 Закона о СМИ);
  • б) обязанность соблюдать устав редакции, с которой он состоит в трудовых отношениях (п. 1 ч. 1 ст. 49);
  • в) обязанность ставить в известность главного редактора о возможных исках и предъявлении иных предусмотренных законом требований в связи с распространением подготовленного им сообщения или материала (п. 7 ч. 1 ст. 49);
  • г) обязанность отказаться от данного ему главным редактором или редакцией задания, если оно либо его выполнение связано с нарушением закона (п. 8 ч. 1 ст. 49 Закона о СМИ).

Особо следует указать на обязанность журналиста при осуществлении профессиональной деятельности уважать права, законные интересы, честь и достоинство граждан и организаций (ч. 3 ст. 49), а также право журналиста на защиту его чести, достоинства, здоровья, жизни и имущества как лица, выполняющего общественный долг (ч. 4 ст. 49 Закона о СМИ). Их нельзя однозначно отнести к какой-либо одной из перечисленных групп, поскольку они касаются как получения, так и распространения информации, а также производства и выпуска СМИ.

В контексте рассмотрения статуса журналиста как лица, выполняющего общественный долг, принципиальное значение имеет понятие общественного интереса, которое достаточно часто используется в российском законодательстве, однако нигде не получает легального, т. е. нормативно закрепленного определения[1]. В Законе о СМИ именно защита общественных интересов делает правомерным, например, показ видеозаписей, сделанных скрытой камерой.

В постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 15.06.2010 № 16 «О практике применения судами Закона Российской Федерации “О средствах массовой информации”» указывается, что «к общественным интересам следует относить не любой интерес, проявляемый аудиторией, а, например, потребность общества в обнаружении и раскрытии угрозы демократическому правовому государству и гражданскому обществу, общественной безопасности, окружающей среде». Развивая эту позицию, постановление ориентирует суды на то, чтобы проводить разграничение между сообщением о фактах (даже весьма спорных), способным оказать положительное влияние на обсуждение в обществе вопросов, касающихся, например, исполнения своих функций должностными лицами и общественными деятелями, и сообщением подробностей частной жизни лица, не занимающегося какой- либо публичной деятельностью. Если в первом случае журналисты и редакции СМИ «выполняют общественный долг в деле информирования граждан по вопросам, представляющим общественный интерес, во втором случае такой роли они не играют».

Отметим, что в первоначальном варианте постановления приводился пример не с должностными лицами и общественными деятелями, а с политическими деятелями. Однако при обсуждении проекта в Общественной палате РФ было резонно замечено, что, например, глава районной администрации вряд ли может считаться политическим деятелем, хотя на своем муниципальном уровне он выполняет очень важные публичные функции и потому, безусловно, должен быть более транспарентен для прессы, чем рядовой гражданин. Так возникла идея по примеру ЕСПЧ воспользоваться категорией «публичная фигура», однако от нее пришлось отказаться ввиду неопределенности данного понятия в российском законодательстве и правоприменительной практике. Найденная в конечном счете формулировка, которая охватывает должностных лиц и общественных деятелей, по сути дела, позволяет применять разъяснения Верховного Суда РФ ко всем случаям, когда речь идет о лицах, осуществляющих публичные функции на федеральном, региональном, муниципальном или ином уровне: чиновниках, депутатах, работниках правоохранительных органов и спецслужб, правозащитниках, функционерах общественных организаций и т. д.

Подчеркнем, что право на информацию вовсе не предназначено для удовлетворения обывательского любопытства. Вот почему сфера личной жизни даже публичных фигур должна быть открыта для прессы лишь в той части, которая может оказать влияние на выполнение ими публичных функций. Например, если известная актриса не занимается общественной деятельностью, не выходит на митинги, не участвует в концертах в пользу политических партий, не выступает в СМИ по социальным или религиозным вопросам и т. д., то сфера ее частной жизни должна быть столь же непроницаема для прессы, как и у никому не известного рабочего, стоящего на конвейере. Напротив, если она вовлечена в общественную жизнь, то ее даже сугубо частные дела неминуемо приобретают определенную публичность, а значит, доступность для прессы.

Заслуживает внимания вопрос о соотношении права журналиста проверять достоверность сообщаемой ему информации (п. 8 ч. 1 ст. 47) и его обязанности проверять достоверность сообщаемой им информации (п. 2 ч. 1 ст. 49). Рассматривая журналиста как посредника в реализации права гражданина на получение информации, легко понять его место в следующей цепочке «факт — источник информации — журналист — аудитория». Когда журналист является непосредственным очевидцем события, то он обязан точно и добросовестно передать аудитории то, что он сам видел и слышал. Именно так говорится в Декларации принципов поведения журналистов, утвержденной Международной федерацией журналистов (МФЖ): «Освещая события, журналист обязан оперировать только фактами, которые установлены лично им». Отсюда следует, что журналист обязан проверить, насколько достоверно в его сообщении будет изложено то, чему он сам был свидетель.

Однако в большинстве случаев журналист не является непосредственным очевидцем событий и получает необходимые ему сведения от того или иного должностного лица либо от другого источника информации. В таком случае он имеет право проверить достоверность того, что сообщил ему источник. Например, должностное лицо прислало ответ на запрос информации. Журналист вправе не поверить тому, что содержится в ответе и проверить, насколько он соответствует действительности. Это его, журналиста, право проверять сообщаемую ему информацию, но не обязанность.

Проверка достоверности информации становится обязанностью лишь в том случае, если журналист сообщает аудитории то, что стало ему известно от источника, не указывая при этом сам источник. В таком случае он как бы берет на себя роль очевидца, хотя таковым не является, и как очевидец обязан отвечать за достоверность сообщаемой им информации.

  • [1] См., например: Статьи 152.1, 566, 663, 1065, 1349, 1473, 1483 ГК РФ,ст. 333.37 НК РФ, ст. 246 и 326 УПК РФ, ст. 49 и 50 Закона о СМИ и т. д.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >