Профессиональная тайна

Профессиональная тайна определена в Законе об информации как «информация, полученная гражданами (физическими лицами) при исполнении ими профессиональных обязанностей или организациями при осуществлении ими определенных видов деятельности» (ч. 5 ст. 9). К профессиональным тайнам относятся банковская тайна, врачебная тайна, тайна исповеди, адвокатская тайна, тайна источника информации журналиста, тайна страхования и другие виды тайн. Правовые положения, определяющие правовой режим профессиональных тайн закреплены:

  • — в ГК РФ (ст. 857, 946);
  • — Законе РФ от 02.12.1990 № 395-1 «О банках и банковской деятельности» (ст. 26);
  • — Законе РФ от 27.12.1991 № 2124-1 «О средствах массовой информации» (ст. 41);
  • — Законе РФ от 02.07.1992 № 3185-1 «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании» (ст. 9);
  • — Федеральном законе от 26.09.1997 № 125-ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях» (ст. 3);
  • — Федеральном законе от 31.05.2002 № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» (ст. 8);
  • — Федеральном законе от 21.11.2011 № 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» (ст. 4, 13, 19).

В отличие от служебной и коммерческой тайны, когда обладатель сведений самостоятельно определяет, какие из них подлежат защите, в случае профессиональной тайны первоочередное значение имеет не столько состав сведений, сколько обязанность сохранять сведения, которые стали известны при осуществлении определенной профессиональной деятельности.

Исключением является банковская тайна, в отношение которой законодательством подробно описываются не только обязанности по неразглашению информации, но и ее состав. ГК РФ устанавливает обязанность банка сохранять тайну банковского счета и банковского вклада, операций по счету и сведений о клиенте (п. 1 ст. 857). В соответствии с Законом РФ «О банках и банковской деятельности» кредитная организация, Банк России, организация, осуществляющая функции по обязательному страхованию вкладов, гарантируют тайну об операциях, о счетах и вкладах своих клиентов и корреспондентов (ст. 26).

За разглашение банковской тайны несут ответственность не только кредитные, аудиторские и иные организации, но также Банк России, руководители, должностные лица и работники государственных органов как федеральных, так региональных. Прежде всего ответственность выражается в возмещении причиненных убытков. Предусмотрена также административная ответственность за разглашение информации с ограниченным доступом (ст. 13.14 КоАП РФ).

Правовой режим не всех профессиональных тайн включает в себя меры правовой ответственности, наступающей при разглашении соответствующих сведений. Например, в ст. 3 Федерального закона «О свободе совести и о религиозных объединениях» указывается, что тайна исповеди охраняется законом, и священнослужитель не может быть привлечен к ответственности за отказ от дачи показаний по обстоятельствам, которые стали известны ему из исповеди. Однако законодательство не предусматривает какой-либо ответственности за нарушение тайны исповеди. Таким образом, не государство, а только религиозная организация может тем или иным образом «наказать» священнослужителя, разгласившего информацию, ставшую ему известной в ходе исповеди.

Вопрос о свидетельском иммунитете священнослужителя является одним из вопросов, который широко обсуждается в научной юридической литературе[1]. Согласно действующему УПК РФ священнослужитель не подлежит допросу в качестве свидетеля об обстоятельствах, ставших ему известными из исповеди (п. 4 ч. 3 ст. 56). В ГПК РФ имеется сходная норма, однако речь идет о священнослужителях религиозных организаций, прошедших государственную регистрацию (п. 3 ч. 3 ст. 69). Обращает на себя внимание, что УПК РФ предоставляет священнослужителю лишь право не выступать в качестве свидетеля. Священнослужитель вправе отказаться от свидетельского иммунитета и дать показания, которые могут использоваться в качестве доказательств в ходе дальнейшего производства по уголовному делу (ч. 2 ст. 11 УПК РФ).

В ГПК РФ, напротив, отказ от свидетельского иммунитета не предусмотрен. Таким образом, свидетельский иммунитет предоставлен в законодательстве в двух формах — предоставлении права отказаться от дачи свидетельских показаний или в запрете осуществлять допрос определенных лиц. Как указывает В. В. Молчанов: «Форма свидетельского иммунитета обусловлена целым рядом факторов: особенностями отношений свидетеля и лиц, участвующих в деле, должностным положением свидетеля, предметом свидетельства»[2]. Применительно к тайне исповеди это означает, что в гражданско-правовом производстве ее соблюдение гарантируется государством, тогда как в уголовном производстве, ввиду наличия общественной опасности, священнослужителю предоставлено право отказаться от своих обязательств по сохранению тайны исповеди.

Сходная ситуация наблюдается и в отношении адвокатской тайны. Ее согласно Федеральному закону «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» составляют любые сведения, связанные с оказанием адвокатом юридической помощи своему доверителю. При этом адвокат не может быть вызван и допрошен в качестве свидетеля об обстоятельствах, ставших ему известными в связи с обращением к нему за юридической помощью или в связи с ее оказанием (ст. 8).

Действующим законодательством не предусмотрено административной, гражданско-правовой или уголовной ответственности адвоката за разглашение им сведений, составляющих адвокатскую тайну. В случае разглашения ставших ему известными сведений адвокат может быть привлечен только к дисциплинарной ответственности той адвокатской палатой, в которой он состоит. К адвокату могут быть применены такие меры дисциплинарной ответственности, как замечание, предупреждение или прекращение статуса адвоката.

К врачебной тайне в соответствии со ст. 13 Федерального закона «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» относятся сведения о факте обращения гражданина за оказанием медицинской помощи, состоянии его здоровья и диагнозе, иные сведения, полученные при его медицинском обследовании и лечении. Лица, которым стали известны сведения, составляющие врачебную тайну, не вправе их разглашать, в том числе и после смерти человека, т. е. фактически охрана врачебной тайны является бессрочной. По общему правилу разглашение врачебной тайны разрешается с письменного согласия гражданина или его законного представителя.

В то же время названным законом предусмотрен достаточный обширный перечень случаев, когда предоставление сведений, составляющих врачебную тайну, допускается без согласия гражданина или его законного представителя (ч. 4 ст. 13). Сведения, составляющие врачебную тайну, могут быть предоставлены, в частности, в целях проведения медицинского обследования и лечения гражданина, который в результате своего состояния не способен выразить свою волю; при угрозе распространения инфекционных заболеваний, массовых отравлений и поражений; по запросу органов дознания и следствия, суда, органов прокуратуры, по запросу органа уголовно-исполнительной системы; в целях расследования несчастного случая на производстве и профессионального заболевания; в целях осуществления учета и контроля в системе обязательного социального страхования, а также в некоторых иных случаях. Перечень, приведенный в ст. 13 этого закона, является закрытым и не подлежит расширительному толкованию.

В качестве актуальной проблемы действующего законодательства необходимо выделить проблему соотношения врачебной и адвокатской тайны. Речь идет о том, имеется ли у адвоката право на получение сведений, составляющих врачебную тайну, без согласия подзащитного (пациента). Поскольку в перечне случаев, допускающих предоставление сведений, составляющих врачебную тайну, без согласия гражданина или его законного представителя, деятельность адвоката не упоминается, адвокатам в большинстве случаев отказывают в предоставлении соответствующей информации, хотя такая информация испрашивается исключительно в интересах подзащитного.

Об отсутствии однозначного решения обозначенной проблемы свидетельствует судебная практика. Как следует из Определения Конституционного Суда РФ от 19.06.2007 № 483-0-0, наличие особого правового режима информации, содержащей врачебную тайну, и специального порядка ее предоставления (в том числе путем ее истребования органами дознания, предварительного следствия, прокурором или судом по собственной инициативе либо по ходатайству сторон) не исключает возможность получения данной информации как непосредственно самим гражданином, которого она касается, так и его представителем (защитником)[3].

Благодаря правовой позиции, закрепленной в указанном отказном Определении Конституционного Суда РФ, постепенно сформировалась судебная практика, признающая право адвоката истребовать информацию о состоянии здоровья гражданина только с письменного согласия последнего. Однако, учитывая необходимость обеспечения квалифицированной юридической помощи и интересы подзащитного, до сих пор остается актуальным и требующим своего решения вопрос о доступе адвоката к сведениям, составляющим врачебную тайну, в том числе и без получения согласия подзащитного[4].

За разглашение врачебной тайны законодательством установлена уголовная, административная, гражданско-правовая и дисциплинарная ответственность. К ответственности за разглашение сведений, составляющих врачебную тайну, могут быть привлечены как медицинские работники и медицинские организации, так и другие должностные лица, граждане и организации, которым такие сведения стали известны в силу исполнения своих профессиональных обязанностей. К уголовной ответственности лица, незаконно разгласившие врачебную тайну, могут быть привлечены на основании ст. 137 УК РФ «Нарушение неприкосновенности частной жизни», поскольку незаконным распространением признается разглашение личной или семейной тайны лицом, обязанным ее хранить в силу своих профессиональных обязанностей.

Врачебная тайна по смыслу п. 1 ст. 150 ГК РФ представляет собой нематериальное благо и подлежит защите гражданским правом способами, которые вытекают из существа нарушенного нематериального блага и характера последствий его нарушения. Так, если разглашением врачебной тайны гражданину причинен моральный вред, суд может возложить на причинителя обязанность компенсации морального вреда. Дисциплинарная ответственность за разглашение врачебной тайны предусмотрена ТК РФ. Работодателю предоставляется право уволить работника в случае разглашения охраняемой законом тайны, в том числе профессиональной тайны (подп. «в» п. 6 ст. 81 ТК РФ). Административная ответственность за разглашение врачебной тайны наступает в соответствии со ст. 13.14 КоАП РФ, которая распространяется на все случаи разглашения информации с ограниченным доступом.

Врачебная тайна, так же как тайна усыновления и персональные данные, является неотъемлемой частью конституционного права на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну. Конституция РФ устанавливает право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну (ч. 1 ст. 23). Сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия не допускаются (ч. 1 ст. 24).

К профессиональным тайнам следует также отнести правовой институт защиты источника информации. В отечественную правовую систему этот институт был впервые введен законом СССР от 12.06.1990 № 1552-1 «О печати и других средствах массовой информации». Закон РФ от 27.12.1991 № 2124-1 «О средствах массовой информации» не только сохранил, но и развил его. Тем самым он предвосхитил появление конституционной нормы, допускающей возможность законодательного освобождения от обязанности давать свидетельские показания (ст. 51 Конституции РФ).

Институт защиты источника информации, во-первых, распространяется на свободу обмена корреспонденцией — никто не вправе вскрывать, знакомиться и оглашать содержание писем и телеграмм, поступающих в редакцию, подслушивать телефонные разговоры сотрудников, иначе как на основании судебного решения. Во-вторых, он обязывает редакции СМИ и журналистов сохранять в тайне поступающую к ним от граждан доверительную информацию. В-третьих, рассматриваемый институт обязывает редакции (ч. 2 ст. 41) и журналистов (п. 4 ч. 1 ст. 49 Закона РФ «О средствах массовой информации») не разглашать персональные данные, позволяющие идентифицировать личность автора письма или иного сообщения в редакцию, если тот оговорил сохранение их в тайне.

Закон освобождает редакцию от обязанности сохранять в тайне источник информации и его персональные данные, «когда соответствующее требование поступило от суда в связи с находящимся в его производстве делом». Причем суд имеет реальные инструменты для того, чтобы принудить редакцию к выполнению его требования. Сошлемся, в частности, на п. 6 ст. 1 Закона РФ от 26.06.1992 № 3132-1 «О статусе судей в Российской Федерации» где устанавливается: «Требования и распоряжения судей при осуществлении ими полномочий обязательны для всех без исключения государственных органов, общественных объединений, должностных лиц, других юридических лиц и физических лиц. Информация, документы и их копии, необходимые для осуществления правосудия, представляются по требованию судей безвозмездно. Неисполнение требований и распоряжений судей влечет установленную законом ответственность». Предусмотрена даже уголовная ответственность за злостное неисполнение или воспрепятствование исполнению судебного акта (ст. 315 УК РФ).

Реальная угроза институту защиты источника информации таится в несовершенстве уголовно-процессуального законодательства. Дело в том, что имеется очевидная рассогласованность между ч. 2 ст. 144 и ч. 3 ст. 56 УПК РФ. Так, говоря о возможности возбуждения уголовного дела на основании сообщения о преступлении, распространенного в СМИ, УПК РФ обязывает редакцию (главного редактора) передать следственным органам имеющиеся в ее распоряжении «документы и материалы, подтверждающие сообщение о преступлении, а также данные о лице, предоставившем указанную информацию, за исключением случаев, когда это лицо поставило условие о сохранении в тайне источника информации». Отсюда следует, что уголовно-процессуальное законодательство вслед за Законом РФ «О средствах массовой информации» стремится гарантировать тайну источника доверительной информации журналиста.

Казалось бы, в этой ситуации уголовно-процессуальное законодательство должно было бы включить журналистов в число лиц, на которых распространяется свидетельский иммунитет. Однако

ч. 3 ст. 56 УПК РФ устанавливает, что не подлежат допросу в качестве свидетелей только судьи и присяжные заседатели, адвокаты, защитники подозреваемого, обвиняемого, священнослужители, члены Совета Федерации и депутаты Государственной Думы, должностные лица налоговых органов.

Отсюда следует, что журналист может быть допрошен в качестве свидетеля и его могут обязать раскрыть источник доверительной информации под угрозой уголовной ответственности за отказ от дачи свидетельских показаний (ст. 308 УК РФ). Однако журналист не вправе раскрыть источник доверительной информации, поскольку Закон РФ «О средствах массовой информации» обязывает его «сохранять конфиденциальность информации и (или) ее источника» (п. 4 ч. 1 ст. 49).

Таким образом, налицо конфликт законов, имеющих равную юридическую силу, и он должен быть разрешен законодателем, исходя из значения свободы массовой информации как краеугольного камня демократического правового государства. При этом целесообразно учесть принятую Советом Европы Рекомендацию № R(2000)7 относительно права журналистов не раскрывать свои источники информации. Этот документ рекомендует государствам — членам Совета Европы осуществлять в национальном законодательстве и придерживаться на практике следующих принципов.

  • 1. Журналист вправе не раскрывать информацию, идентифицирующую ее источник.
  • 2. Такое же право принадлежит другим лицам, которые благодаря своим профессиональным отношениям с журналистами могут узнать об информации, идентифицирующей ее источник (речь может идти о редакторе, работодателе, корректоре, секретаре и т. д.).
  • 3. Право журналистов не раскрывать информацию, идентифицирующую ее источник, не должно подвергаться иным ограничениям, чем те, которые упомянуты в ст. 10 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод. Раскрытие информации, устанавливающей источник, не должно считаться необходимым, если нельзя убедительно установить, что, во-первых, не существует разумной альтернативы раскрытию или эти альтернативные меры уже исчерпаны, во-вторых, если законный интерес в раскрытии определенно перевешивает общественный интерес в нераскрытии, имея в виду, что: а) доказана первостепенная необходимость раскрытия; б) обстоятельства носят достаточно важный и серьезный характер; в) необходимость в раскрытии вытекает из общественных потребностей; г) обоснованность раскрытия может подвергаться контролю со стороны Европейского суда по правам человека.
  • 4. В судебном деле против журналиста, возбужденном на основании утверждения о якобы имевшем место нанесении ущерба чести и репутации какого-либо лица, власти с целью установления правдивости или неправдивости такого утверждения должны рассматривать все свидетельства, которые им доступны на основании национального процессуального права, и не могут требовать для этой цели раскрытия журналистом информации, идентифицирующей ее источник.
  • 5. Должны соблюдаться следующие условия процедуры раскрытия источника: а) ходатайства и просьбы со стороны компетентных органов власти об инициировании действий, направленных на раскрытие информации, устанавливающей источник, должны предприниматься только должностными лицами или органами власти, имеющими законные полномочия по раскрытию информации; б) журналисты должны быть поставлены властями в известность об их праве не раскрывать информацию, устанавливающую источник, а также об ограничениях на это право до того, как будет высказана просьба о раскрытии; в) санкции против журналистов за нераскрытая информации, устанавливающей источник, должны налагаться только судебными властями в ходе судебных разбирательств; г) журналисты должны иметь право на пересмотр другими судебными властями наложенных на них санкций за нераскрытое информации, устанавливающей источник; д) в тех случаях, когда журналисты соглашаются раскрыть информацию, идентифицирующую источник, компетентные власти должны принять меры по ограничению масштабов раскрытия и сами должны уважать конфиденциальность такого раскрытия.
  • 6. Не должны допускаться перехват сообщений журналистов или их работодателей, установление наблюдения за ними и их контактами, а также обыски и выемки в их личных или служебных помещениях имущества или корреспонденции, если цель этих действий состоит в том, чтобы лишить журналистов права не раскрывать информацию, идентифицирующую ее источник. В тех случаях, когда информация, устанавливающая источник, получена органами предварительного следствия или суда с помощью любого из вышеуказанных действий, должны быть приняты меры по предотвращению последующего использования этой информации в качестве свидетельства в судах, если это раскрытие не оправдано по условиям вышеприведенных принципов.
  • 7. Установленные принципы не ограничивают национальное законодательство в вопросе об освобождении обвиняемого от необходимости свидетельствовать против самого себя[5].

Согласно ст. 13.14 КоАП РФ разглашение информации с ограниченным доступом является административным правонарушением (за исключением случаев, когда разглашение такой информации влечет уголовную ответственность). При этом не имеет значения, каким именно федеральным законом ограничен доступ к этой информации и каково ее содержание. Предусмотренное КоАП РФ наказание — административный штраф на граждан в размере от 500 до 1000 руб., на должностных лиц — от 4000 до 5000 руб.

Субъектом правонарушения здесь может быть только виновное физическое лицо, которое получило доступ к информации с ограниченным доступом в связи с исполнением служебных или профессиональных обязанностей. По аналогии со ст. 2 Закона о государственной тайне формула «получить доступ» означает санкционированное полномочным должностным лицом ознакомление конкретного лица со сведениями, составляющими информацию с ограниченным доступом. Следовательно, журналист может быть привлечен к ответственности по ст. 13.14. КоАП РФ только в случае разглашения конфиденциальной информации, к которой он был допущен официально и под условием ее неразглашения. Статья 13.14. КоАП РФ применяется также в том случае, когда редакция СМИ (ее должностные лица) раскрыла сведения, предоставленные гражданином с условием сохранения их в тайне.

Вопросы и задания для самоконтроля

  • 1. Что означает ограничение доступа к информации? Как оно соотносится с конституционным правом на поиск, получение, передачу, производство и распространение информации любым законным способом?
  • 2. Какие виды информации с ограниченным доступом можно выделить на основании анализа действующего законодательства?
  • 3. Какие выводы можно сделать на основании анализа перечня сведений, составляющих государственную тайну, и перечня сведений, которые не могут быть отнесены к государственной тайне? Как соотносятся данные перечни, и каким образом решается вопрос об обоснованности засекречивания конкретных сведений?
  • 4. Назовите принципы, которые лежат в основе отнесения сведений к государственной тайне и их засекречивания. В чем заключаются порядок отнесения сведений к государственной тайне и порядок их засекречивания?
  • 5. Какие существуют правила в отношении допуска к засекреченной информации?
  • 6. Какая ответственность предусмотрена за нарушение законодательства РФ о государственной тайне?
  • 7. Укажите основные недостатки действующего регулирования служебной тайны. В чем состоит угроза так называемой канцелярской тайны, и какими правовыми средствами ее можно минимизировать?
  • 8. Какая информация не может быть отнесена к служебной тайне?
  • 9. В чем состоит отличие правовых режимов коммерческой тайны и секретов производства (ноу-хау)?
  • 10. Укажите, какая информация может составлять коммерческую тайну, и в отношении какой информации режим коммерческой тайны не может быть установлен.
  • 11. Какая ответственность предусмотрена за нарушение коммерческой тайны?
  • 12. Какие виды профессиональной тайны защищает действующее законодательство?
  • 13. Можно ли считать обоснованным отсутствие установленной законом ответственности за нарушение тайны исповеди и адвокатской тайны?
  • 14. Какая ответственность предусмотрена за нарушение врачебной тайны, за раскрытие журналистом или редакцией СМИ сведений, предоставленных гражданином с условием сохранения их в тайне?

  • [1] См., например: Волосова М. Ю. О тайне исповеди и свидетельском иммунитетесвященнослужителя в уголовном судопроизводстве // Вестник Оренбургского государственного университета. 2015. Вып. 3 (178). С. 91—98.
  • [2] Молчанов В. В. Свидетельский иммунитет в гражданском процессуальном праве //Правоведение. 2006. № 2. С. 112.
  • [3] См.: Определение Конституционного Суда РФ от 19.06.2007 № 483-0-0 «Об отказев принятии к рассмотрению жалобы гражданина Суханова Алексея Александровичана нарушение его конституционных прав пунктом 3 части четвертой статьи 61 Основзаконодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан».
  • [4] См.: Шибаев Д. В. Правовой режим врачебной тайны как информационно-правового объекта // Право: Журнал Высшей школы экономики. 2015. Вып. 3. С. 66—77.
  • [5] См.: Федотов М. А. Правовые основы журналистики. М., 2002.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >