Недостоверная реклама.

Это еще один вид ненадлежащей рекламы. Закон о рекламе предусматривает 20 разновидностей такой рекламы. Главная ее особенность — она вводит в заблуждение потребителя относительно определенных свойств или характеристик рекламируемой продукции, условий ее использования и т. п., во всяком случае это скрытый обман.

Недостоверной признается реклама, которая содержит не соответствующие действительности сведения:

  • 1) о преимуществах рекламируемого товара перед находящимися в обороте товарами, которые произведены другими изготовителями или реализуются другими продавцами;
  • 2) о любых характеристиках товара, в том числе о его природе, составе, способе и дате изготовления, назначении, потребительских свойствах, об условиях применения товара, о месте его происхождения, наличии сертификата соответствия или декларации о соответствии, знаков соответствия и знаков обращения на рынке, сроках службы, сроках годности товара;
  • 3) об ассортименте и о комплектации товаров, а также о возможности их приобретения в определенном месте или в течение определенного срока;
  • 4) о стоимости или цене товара, порядке его оплаты, размере скидок, тарифов и других условиях приобретения товара;
  • 5) об условиях доставки, обмена, ремонта и обслуживания товара;
  • 6) о гарантийных обязательствах изготовителя или продавца товара;
  • 7) об исключительных правах на результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации юридического лица, средства индивидуализации товара;
  • 8) о правах на использование официальных государственных символов (флагов, гербов, гимнов) и символов международных организаций;
  • 9) об официальном или общественном признании, о получении медалей, призов, дипломов или иных наград;
  • 10) о рекомендациях физических или юридических лиц относительно объекта рекламирования либо о его одобрении физическими или юридическими лицами;
  • 11) о результатах исследований и испытаний;
  • 12) о предоставлении дополнительных прав или преимуществ приобретателю рекламируемого товара;
  • 13) о фактическом размере спроса на рекламируемый или иной товар;
  • 14) об объеме производства или продажи рекламируемого или иного товара;
  • 15) о правилах и сроках проведения стимулирующей лотереи, конкурса, игры или иного подобного мероприятия, в том числе о сроках окончания приема заявок на участие в нем, количестве призов или выигрышей по его результатам, сроках, месте и порядке их получения, а также об источнике информации о таком мероприятии;
  • 16) о правилах и сроках проведения основанных на риске игр, пари, в том числе о количестве призов или выигрышей по результатам проведения основанных на риске игр, пари, сроках, месте и порядке получения призов или выигрышей по результатам проведения основанных на риске игр, пари, об их организаторе, а также об источнике информации об основанных на риске играх, пари;
  • 17) об источнике информации, подлежащей раскрытию в соответствии с федеральными законами;
  • 18) о месте, в котором до заключения договора об оказании услуг заинтересованные лица могут ознакомиться с информацией, которая должна быть предоставлена таким лицам в соответствии с федеральными законами или иными нормативными правовыми актами РФ;
  • 19) о лице, обязавшемся по ценной бумаге;
  • 20) об изготовителе или о продавце рекламируемого товара.

Из этого длинного перечня вопросы обычно вызывают виды недостоверной рекламы, предусмотренные п. 17—19.

В п. 17 говорится о не соответствующих действительности сведениях об источнике информации, подлежащей раскрытию в соответствии с федеральными законами. Речь идет об источниках информации, на которые компания, рекламируя свою продукцию или услуги, должна ссылаться согласно закону.

Именно ссылки на данные источники информации (например, сайт компании в сети Интернет) могут подтвердить или не подтвердить достоверность рекламной информации. Чаще всего речь идет об услугах, например клиринговых (связанных с безналичными расчетами, осуществляемыми с помощью взаимных зачетов), или связанных с размещением ценных бумаг.

В частности, Федеральный закон от 07.02.2011 № 7-ФЗ «О клиринге, клиринговой деятельности и центральном контрагенте», а также Федеральный закон от 22.04.1996 № 39-ФЗ «О рынке ценных бумаг» требуют раскрытия информации о компании, действующей на рынке соответствующих услуг, в сети Интернет. Потребитель должен иметь возможность зайти на соответствующий ресурс и оценить потенциал компании. Если ему такой возможности не предоставляют, значит, реклама компании, скорее всего, вводит его в заблуждение.

Примеры из практики

Так, в Управление ФАС по Челябинской области поступило заявление физического лица о размещении в г. Челябинске с использованием рекламной конструкции ненадлежащей рекламы компании «Р.», в которой присутствовал такой слоган: «Поставщик прибыли № 1». По мнению заявителя, реклама вводила потребителей в заблуждение, поскольку в ней не указаны основания, по которым эта компания заняла 1-е место среди поставщиков прибыли.

Как выяснило Управление ФАС, компания «Р.» осуществляет в том числе такие виды деятельности, как управление ценными бумагами, клиринговая деятельность. А значит, реклама должна содержать источник информации, подлежащий раскрытию в соответствии с федеральными законами. Отсутствие в рекламе компании «Р.» источника информации, подлежащей раскрытию в соответствии с федеральными законами, в данном случае адреса ее интернет-сайта, противоречило требованиям Закона о рекламе.

В п. 18 Закона о рекламе речь идет о месте, в котором до заключения договора об оказании услуг заинтересованные лица могут ознакомиться с информацией, подтверждающей рекламу. Как и в п. 17 этого закона, обычно подразумевается интернет-сайт компании-рекламодателя, но речь может идти и о другом ресурсе. Если ссылки на него в рекламе нет, или если эта ссылка приводит к какому-то другому источнику, значит, данная реклама недостоверна.

В п. 19 Закона о рекламе говорится о не соответствующих действительности сведениях о лице, обязавшемся по ценной бумаге. Что это значит? Это означает запрет на рекламирование ценных бумаг или услуг с их размещением, если в такой рекламе обещается прибыль, в то время как компания, обязавшаяся по ценной бумаге, находится в трудном финансовом положении, близка к банкротству и т. п.

Закон о рекламе содержит еще некоторые общие требования к рекламе. В частности, реклама не должна:

  • — побуждать к совершению противоправных действий;
  • — призывать к насилию и жестокости;
  • — иметь сходство с дорожными знаками или иным образом угрожать безопасности движения автомобильного, железнодорожного, водного, воздушного транспорта;
  • — формировать негативное отношение к лицам, не пользующимся рекламируемыми товарами, или осуждать таких лиц.

Кроме того, в рекламе не допускаются:

— использование иностранных слов и выражений, которые могут привести к искажению смысла информации;

  • — указание на то, что объект рекламирования одобряется органами государственной власти или органами местного самоуправления либо их должностными лицами;
  • — демонстрация процессов курения и потребления алкогольной продукции;
  • — использование образов медицинских и фармацевтических работников, за исключением такого использования в рекламе медицинских услуг, средств личной гигиены, в рекламе, потребителями которой являются исключительно медицинские и фармацевтические работники, в рекламе, распространяемой в местах проведения медицинских или фармацевтических выставок, семинаров, конференций и иных подобных мероприятий, в рекламе, размещенной в печатных изданиях, предназначенных для медицинских и фармацевтических работников.

Наиболее часто образы медицинских работников появляются в рекламе такого средства личной гигиены, как зубная паста. Действительно, наиболее эффективно выглядят те рекламные ролики, в которых о защите зубной эмали с помощью той или иной пасты рассуждает серьезный человек в белом халате. Можно предположить, что подразумевается образ опытного стоматолога. Но во всяком случае этот прием вполне соответствует закону.

Еще одно важное требование к рекламе, о котором на практике вспоминают довольно часто, связано с ее этической стороной (в ранее действовавшем законе даже использовался термин «неэтичная реклама», но потом законодатель отказался от него, сохранив суть требования). Важно отметить, что отказ от понятия «неэтичная реклама» сопровождался определенным расширением сферы «неэтичного». В частности, ранее неэтичной признавалась реклама, «порочащая объекты искусства, составляющие национальное или мировое культурное достояние». Согласно же норме действующего Закона о рекламе (ч. 6 ст. 5) в рекламе, в частности, не допускается использование непристойных и оскорбительных образов в отношении объектов культурного наследия (памятников истории и культуры) народов Российской Федерации, а также объектов культурного наследия, включенных в Список всемирного наследия. С последним все более или менее ясно — названный список представляет собой перечень конкретных объектов. А вот понятие «объектов культурного наследия, памятников истории и культуры» оказалось весьма расплывчатым.

Это послужило причиной целого ряда споров. В частности, общей чертой решений, выносимых по результатам рассмотрения указанных споров, на наш взгляд, является достаточно ярко выраженная субъективность, произвольность в процессе выбора критериев.

Примеры из практики

В частности, в 2009 г. Экспертный совет по применению законодательства о рекламе при Управлении ФАС по Республике Коми признал, что реклама пейнтбольного клуба в Сыктывкаре, в которой использован образ с самого известного плаката времен Великой Отечественной войны — «Родина-мать зовет!», оскорбляет чувства ветеранов, и рекомендовал возбудить дело о нарушении Закона о рекламе. Экспертный совет также рассмотрел вопрос о рекламе сыктывкарского такси, в которой был использован образ с плаката времен Гражданской войны «Ты записался добровольцем?». О том, что реклама оскорбляла чувства ветеранов Гражданской войны, говорить было трудно. Но некоторые члены Совета настаивали на том, что данный плакат широко использовался и во время Великой Отечественной войны. Поэтому Совет признал, что реклама с использованием этого образа также оскорбляет чувства ветеранов, и рекомендовал возбудить дело о нарушении законодательства о рекламе по этому факту. Поводом к рассмотрению Экспертным советом всех этих вопросов явились жалобы граждан на неправомерное, оскорбительное использование в рекламе плакатов, которые члены Совета признали памятниками истории и культуры.

Другим примером является признание судом наличия нарушения ч. 6 ст. 5 Закона о рекламе» в действиях компании «Г.». Компания разместила рекламу банковского вклада с текстом: «“Победа-65” — сделай свой вклад Победным!». Арбитражный суд признал, что в данном случае совокупное использование в рекламе слогана «Сделай свой вклад Победным!», а также образа скульптуры «Родина-мать зовет!» и изображения георгиевской ленты может оскорблять чувства участников Великой Отечественной войны, пожилых людей[1].

Такое толкование понятия «памятники истории», на наш взгляд, можно счесть расширительным.

Иногда важную роль при оценке того или иного образа как «оскорбительного» играл контекст рекламного слогана, общий смысл в определенном культурном (субкультурном) поле.

Примеры из практики

В сентябре 2015 г. Томское управление ФАС признало ненадлежащей рекламу клининговой компании, в которой на фоне женского образа обыгрывалась двусмысленность выражений со словом «дать». В Управление ФАС поступило обращение жителя Томска, пожаловавшегося на рекламный баннер компании «М.», оказывающей услуги по уборке жилых помещений и офисов. По мнению заявителя, в рекламе использован непристойный женский образ. Вопрос оценки образа модели, запечатленной в вызывающей позе, в совокупности с выражением ее лица и слоганом: «Я дала твоему соседу скидку 10 %. Хочешь дам и тебе?», был вынесен на заседание Экспертного совета по рекламе при Управлении ФАС. Большинство его членов посчитало женский образ на баннере непристойным. При этом было отмечено, что часть слов на баннере была намеренно выполнена мелким, трудным для восприятия шрифтом. Комиссия Управление ФАС признала компанию «М.» нарушившей ч. 6 ст. 5 Закона о рекламе.

В рекламе не допускается использование бранных слов, непристойных и оскорбительных образов, сравнений и выражений, в том числе в отношении пола, расы, национальности, профессии, социальной категории, возраста, языка человека и гражданина, официальных государственных символов (флагов, гербов, гимнов), религиозных символов, объектов культурного наследия (памятников истории и культуры) народов Российской Федерации, а также объектов культурного наследия, включенных в Список всемирного наследия (ч. 6 ст. 5 Закона о рекламе).

В постановлении Пленума ВАС РФ от 08.10.2012 № 58 указывается на то, что в случае привлечения лиц к административной ответственности за использование ими в рекламе бранных слов и непристойных образов, специальных знаний, как правило, не требуется. В этой связи неназначение судом экспертизы само по себе не является основанием для отмены судебного акта.

Что ж, действительно, для того, чтобы понять, что определенное слово является бранным или непристойным, судье не обязательно вызывать эксперта. Хотя, отметим, что спорные случаи возможны.

Сначала вообще нужно понять, относится ли конкретное слово к нецензурной лексике. С точки зрения большинства экспертов, понятия «нецензурная брань» и «ненормативная лексика» — не синонимы. Второе шире по содержанию — в него включаются не только собственно нецензурная брань (то, что обычно называют матерными выражениями), но и неприличные, и грубо-просторечные слова, и содержащие их выражения. В частности, Верховный Суд РФ в одном из своих определений отнес к ненормативной лексике как бранные, так и нецензурные коннотации (устойчивые ассоциации, которые вызывает то или иное слово, употребленное в конкретном контексте).

С точки зрения Роскомнадзора, использование ненормативной лексики в СМИ также недопустимо в соответствии с требованиями Федерального закона от 01.06.2005 № 53-ФЗ «О государственном языке Российской Федерации«. Действительно, п. 9 ч. 1 ст. 3 указанного закона запрещает использование лексики, не соответствующей нормам русского языка. Единственное исключение предусмотрено для случаев, когда непарламентские выражения являются неотъемлемой частью художественного замысла.

Можно выделить, таким образом, два варианта использования нецензурной лексики в рекламе.

1. Нецензурное слово используется открыто, без маскировки. При этом не имеет значения, умышленно ли в материал попала табуированная лексика либо это произошло, к примеру, из-за невнимательности редактора.

Из судебной практики

Так, в 2008 г. в одной из газет был размещен рекламный макет «Похудение без диет и без запретов». Однако при верстке буква «д» из слова «Похудение» потерялась, и поэтому оно стало восприниматься как нецензурное. ФАС привлекла издание к административной ответственности

по ст. 14.3 КоАП РФ («Нарушение законодательства о рекламе»), наложив на него штраф в размере 60 тыс. руб. Суд, однако, не согласился с выводами антимонопольного органа и удовлетворил требования СМИ об обжаловании постановления о привлечении к ответственности. В обоснование этого решения он указал, что имела место опечатка, которую нельзя рассматривать в качестве обсценизма, т. е. бранного слова.

К сожалению, случайная опечатка встречается намного реже, чем намеренное использование крепких слов в публикациях и эфирных программах. Чаще всего этим грешат интернет-СМИ — как в силу специфики веб-журналистики, так и за счет комментариев пользователей. Кстати, комментарии посетителей сайтов, содержащие непарламентские выражения, вообще нередко становятся предметом судебного разбирательства, причем не только в отношении порталов СМИ, но и других сайтов и блогов[2].

2. Нецензурная брань употребляется завуалированно. Обычно при этом используются схожие по звучанию или написанию слова, а также вызывающие определенные ассоциации визуальные образы. Судебная практика знает множество примеров такой замаскированной нецензурной или ненормативной лексики. Правда, преимущественно это касается не столько СМИ, сколько рекламных агентств и отделов рекламы и дизайна организаций — подобного рода двусмысленности особенно часто встречаются на рекламных баннерах.

Из судебной практики

Можно вспомнить случай, произошедший в 2012 г. в Краснодаре. Реклама была размещена на билборде. Было использовано изображение дощатого забора с надписью «уй», часть которой перекрывал текст рекламы. По мнению ФАС, в данной рекламе в завуалированной форме использовалось нецензурное, непристойное слово, первая буква которого была скрыта «наклеенным» на «забор» рекламным объявлением. Организация была оштрафована на 100 тыс. руб., после чего обжаловала решение антимонопольного органа в суд, и суд первой инстанции поддержал заявителя.

Впрочем, апелляционный суд согласился с правомерностью привлечения организации к ответственности, отметив, что употребление в рекламе букв «уй» направлено не на использование буквального значения этого буквосочетания, а на придание тексту непристойного образа, вытекающего из ассоциативного созвучия букв. При этом такая ассоциация с непристойным словом усилена стилизацией рекламы под забор[3].

В Законе о рекламе содержатся еще некоторые общие правила для всех видов рекламы. В частности, не допускается реклама, в которой отсутствует часть существенной информации о рекламируемом товаре, об условиях его приобретения или использования, если при этом искажается смысл информации и вводятся в заблуждение потребители рекламы.

В рекламе товаров и иных объектов рекламирования стоимостные показатели должны быть указаны в рублях, а в случае необходимости дополнительно могут быть указаны в иностранной валюте.

Закон о рекламе предусматривает ряд норм, направленных на защиту интересов несовершеннолетних, а также (и может быть, в той же мере) интересов их родителей.

Не допускается, в частности, размещение рекламы в учебниках, предназначенных для обучения детей по программам начального общего и основного общего образования, школьных дневниках, а также в школьных тетрадях.

В целях исключения злоупотребления доверием несовершеннолетних в рекламе не допускаются:

  • 1) дискредитация родителей и воспитателей, подрыв доверия к ним у несовершеннолетних;
  • 2) побуждение несовершеннолетних к тому, чтобы они убедили родителей или других лиц приобрести рекламируемый товар;
  • 3) создание у несовершеннолетних искаженного представления о доступности товара для семьи с любым уровнем достатка;
  • 4) создание у несовершеннолетних впечатления о том, что обладание рекламируемым товаром ставит их в предпочтительное положение перед их сверстниками;
  • 5) формирование комплекса неполноценности у несовершеннолетних, не обладающих рекламируемым товаром;
  • 6) показ несовершеннолетних в опасных ситуациях;
  • 7) преуменьшение уровня необходимых для использования рекламируемого товара навыков у несовершеннолетних той возрастной группы, для которой этот товар предназначен;
  • 8) формирование у несовершеннолетних комплекса неполноценности, связанного с их внешней непривлекательностью.

Из судебной практики

Как следует из материалов одного из дел, в адрес антимонопольного органа поступило заявление радиослушателя Г. следующего содержания: «В последнее время по радио передают рекламу МедиаМаркт, где две девочки обсуждают свою одноклассницу: «— Смотри, какая у Машки кофта! Из прошлого сезона! — А я еще видела у нее двойку в дневнике. — Фууу! “Двойка” — теперь не модно! Готовься к учебному году с МедиаМаркт! Только с 12 по 24 августа...». Так выглядела реклама ноутбука, которая показывала модель поведения для школьников — предвзятое отношение к одноклассникам (для кого-то даже жестокое). Ведь ученики школ — дети из разных социальных слоев населения, у которых и оценки бывают разные, и одежда тоже. Прошу провести проверку данной рекламы на соответствие законодательству РФ».

Антимонопольный орган установил, что на территории Самарской области в эфире радиостанции, действительно, была распространена реклама, о которой говорилось в жалобе. Данная реклама была признана ненадлежащей, поскольку в ней были нарушены требования п. 4 и 5 ст. 6 Закона о рекламе. Рекламодатель обратился в суд. Но решением Арбитражного суда Самарской области от 22.08.2011 (оставленным без изменения постановлением Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 01.12.2011), в удовлетворении заявленных требований отказано[4].

  • [1] См.: Постановление Федерального арбитражного суда Московского округаот 19.01.2012 по делу № А40-145305/10-106-985.
  • [2] См., например: Апелляционное определение Магаданского областного судаот 22.05.2012 № 33-501/2012 по делу № 2-5978/2011; определение Московского городского суда от 19.03.2012 № 4г/2-308/12.
  • [3] См.: Постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного судаот 12.07.2012 № 15АП-6146/2012 по делу № А32-37163/2011.
  • [4] См.: Постановление Федерального арбитражного суда Поволжского округаот 12.04.2012 по делу № А55-8744/2011, постановление Одиннадцатого арбитражногоапелляционного суда от 01.12.2011 по делу № А55-8744/2011.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >