Этические проблемы лидерства

Существование и развитие любого социума зависят от поведения его членов, поэтому социум неосознанно или целенаправленно вырабатывает механизмы, регулирующие деятельность человека и его отношения с другими людьми. Эти механизмы могут быть более или менее совершенными; с течением времени, под влиянием социальных перемен они изменяются, но их суть остается неизменной: они побуждают или принуждают человека действовать в соответствии с определенными нормами и ценностями (см. главу 3).

Поскольку в поведении человека в наибольшей степени отражается его характер (нрав, обычай), в разных языках механизмы, регулирующие поведение человека, обозначаются словами, которые восходят к слову "нрав", т.е. характер. В греческом языке это слово (этос), в латинском — moralis, в английском, в немецком — Moralitat и Sittlichkeit, в русском — нравственность.

Термин "этика" используется в двух значениях. В первом значении речь идет об этике как о философском учении о морали и нравственности. Этика стремится найти ответы па вопросы "что должно и чего не должно делать", а ее важнейшими категориями являются понятия "добро", "зло", "справедливость", "благо", "ответственность", "долг", "совесть" и т.д.

Во втором значении речь идет об этике как о системе неписаных норм поведения, возникших как результат некоего общественного соглашения (конвенции), и одновременно как о системе ценностей, которые признаются и принимаются человеком как личностные. В этом же значении помимо термина "этика" используется термин "мораль". Требование соблюдать те или иные этические, или моральные, нормы объясняется на социальном уровне необходимостью стремиться к идеалу должного. При этом содержание и смысл "должного" меняются в зависимости от времени, общества, культуры (так, в Древней Греции человеку должно было быть мужественным, мудрым, справедливым; в Китае и Японии, в соответствии с конфуцианской этикой, люди должны были проявлять человечность, справедливость, благопристойность, мудрость, честность; в христианской этике на первом месте среди должного стоят вера, надежда, милосердие). Кроме того, "должное" в морали не всегда совпадает с реальными нормами поведения людей (см. главу 3).

Если мораль является внешним регулятором поведения человека, то нравственность — его внутренний регулятор. Мораль можно рассматривать как "засохшую в нормы и предписания (как надо себя вести, чтобы жить достойно) форму нравственности"[1]. Нравственность — скорее совесть отдельного человека, которая основана на свободном принятии существующих норм и сформированной системе личностных ценностей и позволяет человеку сохранять свое достоинство, принимая решения в нестандартных ситуациях, когда не помогают ни нормы права, ни нормы морали.

Точное следование моральным нормам далеко не всегда связано с высокой нравственностью. Так, в исследовании С. Е. Кухтерина показано, что моральная нормативность и нравственность не совпадают в своем значении в субъективном восприятии человека[2]. При этом с моральной нормативностью чаще всего ассоциируются такие качества, как неспособность обдумывать свои поступки и конформизм. Высокая нравственность понимается и как способность действовать вопреки мнению окружающих ради социально значимой, нередко отдаленной цели[2].

Нравственность (нравственное сознание) всегда проявляется в личных поступках, опирающихся на свободный выбор. В то же время свобода выбора может приводить к поступкам, не только противоречащим нормам морали, но и отрицающим нравственность.

В главе 3 говорилось о двух типах личностных ценностей: терминальных ценностях-целях и инструментальных ценностях-средствах. Эти ценности можно представить как два пересекающихся множества, каждое из которых протянулось между позитивным и негативным полюсами (рис. 9.2).

Варианты соотношения терминальных и инструментальных ценностей

Рис. 9.2. Варианты соотношения терминальных и инструментальных ценностей

При анализе поведения любого человека, в том числе и лидера, с точки зрения этики прежде всего необходимо выявить его личностные терминальные ценности-цели и инструментальные ценности-средства и оценить, как они соотносятся между собой. О действительно нравственном поведении можно говорить, если для достижения позитивных (с групповой и индивидуальной точек зрения) целей используют позитивные средства (на рисунке этому варианту соответствует квадрант 1). Во всех остальных случаях (квадранты 2, 3 и 4) о действительно нравственном поведении говорить нельзя. В то же время следует признать, что в реальности мы чаще встречается с вариантами 2, 3 и 4, чем с вариантом 1.

Оценить поведение лидера можно и по вектору "мотив лидерской активности — ее последствия":

  • 1 — нравственный мотив — последствия полезны;
  • 2 — нравственный мотив — последствия вредны;
  • 3 — аморальный мотив — последствия полезны;
  • 4 — аморальный мотив — последствия вредны.

С этой точки зрения ценность поведения лидера определяется его мотивом, и действительно нравственным его поведение мы можем назвать только в первом случае. В реальности мы чаще сталкиваемся с поведением лидеров, которое в той или иной степени отступает от нравственного идеала.

Деятельность лидера можно оценивать и по тому, на реализацию каких (общегрупповых или своих собственных) целей он ориентируется, и насколько совпадают или расходятся эти цели. В этом случае на одном полюсе будет находиться лидер, который использует свое положение и свою власть только в собственных интересах, а па другом — лидер, использующий свое положение и власть исключительно в интересах группы.

Преимущественная ориентированность лидера на собственные или общегрупповые цели определяет в целом его поведение, которое может служить одновременно индикатором действительных интересов лидера, если он пытается скрыть свои личные интересы, декларируя приоритет групповых целей (табл. 9.3).

Таблица 9.3. Индикаторы ориентированности лидера на собственные или общегрупповые цели

Лидер, ориентированный па общегрупповые цели...

Лидер, ориентированный на собственные цели...

Строит свое видение в соответствии с нуждами и стремлениями последователей

Продвигает только свое личное видение

Считается с критикой и извлекает из нес уроки

Пресекает критику в свой адрес

Стимулирует у последователей творческий подход к делу и своим решениям

Требует беспрекословного выполнения своих решений

Использует открытое двустороннее личностное общение

Использует одностороннее императивное и манипулятивное общение

Учит, развивает и поддерживает последователей

Нечувствителен к потребностям и нуждам последователей

Разделяет свои успехи с последователями

Приписывает успехи исключительно самому себе

Можно назвать несколько форм лидерского поведения, которые в той или иной степени выходят за рамки этики.

Эпатаж (от франц. épater — поражать, приводить в величайшее изумление, ошеломлять) проявляется в том, что лидер использует для привлечения внимания к себе и воздействия на последователей различные формы вызывающего поведения, сознательно отступая от принятых в обществе (или в определенной группе) норм или даже умышленно, демонстративно нарушая их.

Лидер может также использовать эпатаж как средство:

  • • поиска своего Я и создания собственного образа в глазах последователей через формирование специфического поведенческого кода и символики одежды, а также выработку характерного языка;
  • • выхода из неопределенных и неустойчивых ситуаций при принятии решений[4].

При описании эпатажного лидера и его поступков используются слова: оригинальный, необыкновенный, неординарный, своеобразный, самобытный, странный, удивительный, вызывающий, дерзкий, смелый, развязный, возбуждающий, зажигающий, воспламеняющий, смущающий, огорошивающий, скорый на язык, дерзкий на язык, из ряда вон, озорной, забиячливый, скандальный, взбалмошный, вздорный, грубый, истерический, дикий, экстравагантный, эксцентричный, чудаковатый, юродивый и т.п.

Таким образом, в языке отражаются представления об эпатажном лидере как о человеке, который:

  • • выходит за рамки обыденного поведения;
  • • воздействует своими словами и поступками прежде всего на эмоции окружающих, выводя их вслед за собой за пределы банального.

Эпатажное лидерство строится на механизме провокации (от лат. provocatio — вызов). Провокация предполагает, что своими целенаправленными воздействиями лидер нарушает (обманывает) ожидания и установки последователей, вызывая у них определенные эмоциональные реакции и побуждая к активности.

Если лидер, используя скандал, насилие, обман и другие подобные действия, умышленно вызывает конфликт, подстрекает своих последователей к противостоянию и столкновениям, то можно говорить о том, что провокация используется как способ негативного, часто манипулятивного (скрыто агрессивного) воздействия и направлена на то, чтобы лидер мог получить преимущество за счет последователей без их согласия. Последователям в результате подобной провокации наносится ущерб[5].

Однако лидер может использовать провокацию как специфический метод позитивного воздействия на последователей. В этом случае провокация рассматривается как некая творческая игра, побуждающая последователей к развитию, стимулирующая их изменения и т.п.[6]

Естественно, неэтичным поведение лидера будет только в первом случае.

Популизм (от лат. парод) проявляется в том, что лидер, стремясь завоевать доверие последователей, понравиться им, постоянно и демонстративно обращается к ним за советами и поддержкой, взывает к их мнению, одновременно подчеркивая, что он защищает их интересы, и обещая скорое и легкое решение возникающих в группе сложных проблем.

Лидер-популист:

  • • крайне упрощенно видит будущее группы, сводя его к описанию очевидных и скорых выгод для всех членов группы;
  • • предлагая группе решить какую-либо задачу, не предлагает средств ее решения;
  • • взывает к групповым настроениям и отказывается от этих призывов, исходя из своих собственных интересов;
  • • постоянно рассуждает о недостатках и проблемах, возникающих в группе, подчеркивая собственную непричастность к их возникновению и яростно обвиняя в них кого-либо другого;
  • • дает необоснованные, заведомо невыполнимые обещания.

В речи лидер-популист активно использует высокопарную лексику, софизмы, избегает частностей или, наоборот, концентрируется на них (особенно если это чужие ошибки или неточности), легко извращает факты, строит свои рассуждения, исходя из логической позиции "третьего не дано", использует такие приемы, как апелляция к очевидному ("Все успешные люди знают, что...", "Наука давно доказала..." и т.п.), к авторитету ("Как говорит великий..."), ложная альтернатива ("Что важнее — демократия или порядок?"), а в качестве основного аргумента использует принцип "Глас народа — глас божий".

Популизм используется не просто как средство, с помощью которого лидер может легко и быстро завоевать популярность у членов группы. С помощью популистских приемов лидер чаще всего скрывает свои истинные, эгоистические цели (стремление к власти, борьбу за ресурсы и т.п.).

Описывая популистского лидера и его поступки, используют слова: политикан, карьерист, демагог, обманщик, лжец, льстец, интриган, лицемер, притворщик, пустомеля, фразёр, вежливый, обходительный, предусмотрительный, ловкий, беспринципный, мнимый, внешний, напускной, ложный, притворный, дутый, формальный, мифический, суемудрый, несостоятельный, фальшивый, корыстный и т.п.

Можно сказать, что язык четко отражает негативное отношение к популизму и представления о лидере-популисте как о беспринципном человеке, который манипулирует людьми ради достижения собственных целей.

Лидер-популист может успешно управлять групповым сознанием и действиями членов группы, только если они не обладают достаточно высокой культурой, не готовы или не способны критически осмысливать его слова и поступки, нс видят противоречия в них и между ними, не могут обнаружить его истинные цели, скрытые за красивыми и правильными фразами.

Надо сказать, что особенно успешно лидер-популист может действовать в тех случаях, когда группа находится в ситуации неопределенности (если утеряна групповая цель или невозможно найти средства для ее достижения). Простые решения, которые предлагает лидер-популист, в этот момент могут показаться членам группы соблазнительными. Однако как только группе становится ясно, что обещания никогда не будут выполнены, а предложенные цели оказались ложными, авторитет лидера-популиста снижается вплоть до полной его потери.

Вождизм проявляется в том, что лидер стремится утвердить себя как единоличного руководителя группы.

В языке для описания лидеров, в той или иной степени склонных к вождизму, существует много слов: вождь, владыка, властелин, властитель, повадитель, правитель, господин; хозяин, шеф, патрон, босс; учитель, пастырь; кумир; опора, столп; туз, диктатор, деспот, тиран, фюрер, дуче, пахан; властный, державный, могучий, могущественный, авторитетный, влиятельный, повелительный, сильный; всевластный, всесильный, всемогущий и т.п.

Таким образом, в языке отражаются представления о лидере-вожде как о человеке, обладающем священным, неоспоримым правом на безграничную власть.

Для вождизма характерны:

  • • личная преданность членов группы одному человеку -лидеру;
  • • признание лидера как единственного выразителя целей группы и единственного, кто принимает решения;
  • • жесткая централизация власти в руках лидера, се безграничность и бесконтрольность.

Психологически вождизм опирается на нерефлексивные представления о власти и свободе, которые позволяют внедрять принцип неравенства в правах на власть[7]. При этом подразумевается, что члены группы должны поддерживать не планы и программы лидера, а исключительно и безусловно его как личность и не испытывать никаких сомнений в его праве на власть.

Вождь, выступая прежде всего как символ группы, влияет на последователей своей харизмой и, воздействуя не на рациональную, а на эмоциональную сферу, формирует в их сознании свой идеальный притягательный образ, за которым группа готова следовать куда угодно. При этом для вождя важно постоянно поддерживать в последователях веру в себя и всеми средствами не позволять им задумываться над тем, что в действительности происходит в группе и с группой. Как только члены группы начинают анализировать происходящее, положение вождя становится неустойчивым.

Макиавеллизм проявляется в том, что лидер, даже стремясь к позитивным целям, использует негативные средства, исходя из принципа "Цель оправдывает средства"[8].

В языке существует множество слов, описывающих понятие "макиавеллизм": иезуитство, лицемерие, фарисейство, ханжество, тартюфизм, бессовестность, беззастенчивость, двуличность, неискренность, ловкость, пронырливость, изворотливость, коварство, вероломство, злонамеренность, злокозненность, хитрость, предательство, лукавство, криводушие и т.п.

Таким образом, в языке отражаются представления о макиавеллизме как о склонности скрывать свои подлинные намерения и с помощью ложных отвлекающих маневров добиваться поставленных целей, часто противоречащих интересам и целям других людей[9].

Для макиавеллизма[10] характерны:

  • • осознанное манипулирование людьми с целью достижения выгоды для себя;
  • • циничное отношение к другим людям как к слабым и зависимым от социального давления;
  • • пренебрежение моральными нормами, если они мешают достичь желаемого результата;
  • • беспринципность в использовании средств воздействия на других людей; использование утонченных техник лести, обмана, подкупа, подлога.

Психологической основой макиавеллизма является монологическое сознание, которое рассматривает в качестве свободного субъекта только своего носителя, а остальных людей считает объектами и, следовательно, допускает по отношению к ним любые действия в собственных интересах. Именно представлением о других людях исключительно как о средствах достижения цели макиавеллист оправдывает свое манипулятивное поведение, выстраивая целую систему определенных жизненных принципов[11].

Поскольку другие люди для лидера-макиавеллиста -только средство достижения собственных целей, он отчужден от них, ему не интересны их чувства и мысли. При этом он подозревает других, предполагая, что они могут обманывать и лгать, так же как и он сам (т.е. приписывает другим собственные качества).

В то же время макиавеллизм можно рассматривать и как механизм психологической защиты1. Лидер в ситуации неопределенности, нестабильности, стресса, чувствуя неуверенность в своих возможностях, может использовать манипулятивные приемы в надежде получить необходимый в данный момент результат.

Однако в итоге макиавеллизм раньше или позже приводит лидера к поражению. С одной стороны, раньше или позже последователи осознают, что их лидер смотрит на них как на вещи, которые можно выбросить, использовав, или как на рабочий скот, который покорно подчиняется воле человека и позволяет эксплуатировать себя. Это осознание приведет в итоге к тому, что члены группы откажутся в дальнейшем признавать лидером того, кто не ценит их права. С другой стороны, постоянные манипуляции со стороны лидера будут скорее мешать взаимопониманию между ним и последователями. Ведь в действительности члены группы достаточно быстро распознают эти манипуляции и осознают, что для лидера важны не общегрупповые интересы, а его собственные выгоды.

***

Сравнение описанных форм неэтичного лидерского поведения показывает, во-первых, что эти формы в той или иной мере пересекаются друг с другом. Так, лидер-популист может активно использовать тактику эпатажа и манипулятивные приемы, характерные для макиавеллистов. Вождизм во многом строится на манипуляции сознанием людей. Макиавеллизм используется для завоевания власти и т.п.

Склонность к эпатажу, популизму, вождизму и макиавеллизму характерна не только для политических лидеров (хотя традиционно в литературе и исследованиях они связываются именно с этой областью лидерства). Мы часто можем наблюдать все эти проявления и на уровне организационного лидерства. Более того, они в той или иной степени присущи и лидерам в семейной сфере.

  • [1] Библер В. С. Нравственность. Культура. Современность (Философские раздумья о жизненных проблемах) // Этическая мысль: науч.-публицист. чтения / редкол.: А. А. Гусейнов и др. М.: Политиздат. 1990. С. 16—57
  • [2] См.: Кухтерин С. Е. Личностно-психологические основы устойчивости и изменчивости моральных норм поведения госслужащих : автореф. дис.... канд. психол. наук. М., 1999
  • [3] См.: Кухтерин С. Е. Личностно-психологические основы устойчивости и изменчивости моральных норм поведения госслужащих : автореф. дис.... канд. психол. наук. М., 1999
  • [4] См.: Рогалева Е. А. Эпатаж в XX веке: теория игры в анализе эпатажа // Вестник Самарского государственного университета. Социология. 2001. N° 3. С. 37-39
  • [5] См.: Морозова Е. Провокативность как метод социально-психологического воздействия (на примере авангардного искусства). URL: rubtsov.penza.com.ni/chitar/7/morozova.htm
  • [6] Морозова Е. Провокативность как метод социально-психологического воздействия (на примере авангардного искусства)
  • [7] См. Ольшанский Д. В. Основы политической психологии. Екатеринбург : Деловая книга, 2001
  • [8] Этот принцип в той или иной формулировке встречается у разных авторов, а в данной форме является девизом ордена иезуитов
  • [9] См.: Калуцкая И. П., Поддьяков А. //. Представления о макиавеллизме: разнообразие подходов и оценок // Культурно-историческая психология. 2007. № 4. С. 78-89
  • [10] Как отмечают И. II. Калуцкая и А. Н. Поддъяков. великий итальянский политический деятель, писатель и историк эпохи Возрождения Пикколо Макиавелли (1469—1527). написавший труд "Государь", в котором он советует в управлении использовать для достижения значимой для всего государства цели любые средства, в отличие от современных макиавеллистов, искренне верил, что его советы по-настоящему действенны и помогут Флоренции
  • [11] Знаков В. В. Макиавеллизм, манипулятивное поведение и взаимопонимание в межличностном общении // Вопросы психологии. 2002. № 6. С. 45-54
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ