СТРАТЕГИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ РАЗВИТИЯ ПРОИЗВОДСТВА

Стратегические проблемы развития производства с позиций больших циклов экономической активности (технологических укладов)

Каждый этап исторического развития мировой экономики характеризуется возможностями и проблемами развития производства. Нелинейность проявления возможностей и возникновения проблем развития производства на макроэкономическом уровне описывается большими циклами экономической активности (БЦЭА) Н. Д. Кондратьева (рис. 1.1).

Большие циклы экономической активности Н. Д. Кондратьева

Рис. 1.1. Большие циклы экономической активности Н. Д. Кондратьева

Для обоснования БЦЭА Н. Д. Кондратьев[1] проанализировал обширный статистический материал по четырем ведущим высокоразвитым странам (Англии, Франции, Германии, США) за 140 лет (с конца XVIII в. по начато XX в.) и выявил наличие циклических волн продолжительностью в среднем 40—60 лет. Кроме того, Н. Д. Кондратьев выявил эмпирические закономерности, сопровождающие колебания рыночной конъюнктуры.

Цикличное чередование повышательных и понижательных волн Н. Д. Кондратьева (20—30 лет) характеризует сгустки возможностей развития производства и проблем его осуществления соответственно (табл. 1.1)[2]. На каждой повышательной волне быстрое развитие экономики индуцирует соответствующие изменения в обществе. Далее, в силу наступления предпосылок развития экономики от потребностей общества, повышательная волна сменяется понижательной. На каждой понижательной волне кризисно-депрессивные явления и трудности также приводят к трансформации экономических отношений.

Таким образом, заслуга Н. Д. Кондратьева заключается и в том, что он показал неравномерное распределение возможностей и проблем развития производства на макроэкономическом уровне.

Опираясь на закономерности больших циклов экономической активности Н. Д. Кондратьева, рассмотрим эволюцию стратегических проблем развития производства.

В период первой повышательной волны Н. Д. Кондратьева с пиком в 1790—1800-е гг. (см. табл. 1.1) основная стратегическая проблема развития производства заключалась в повышении производительности труда за счет механизации производства, что позволяло насыщать местные рынки товарами в большем объеме и с меньшими трудозатратами, чем при преимущественно ручном труде.

В период второй повышательной волны Н. Д. Кондратьева с пиком в 1840—1850-е гг. основная стратегическая проблема развития производства заключалась в формировании национальных рынков, позволяющих расширить географию движения сырья и готовой продукции за счет развития железнодорожного и морского транспорта.

Таблица 1.1. Содержание повышательных и понижательных волн Н. Д. Кондратьева

Период

Понижательная волна

Повышательная волна

1770-е гг.

Кризис — кризис инфляционной эмиссии бумажных денег в британских колониях в Северной Америке и во Франции

1790-1800-е гг.

Развитие текстильной промышленности и производства чугуна

1820-е гг.

Кризис — экономический кризис перепроизводства как следствие промышленной революции в Англии. Массовые спекуляции с золотом и серебром истощили резервы Банка Англии, разразился фондовый кризис, приведший к панике в банковской системе Великобритании

1840-1850-е гг.

Строительство железных дорог, развитие морского трапа юрта

1870-е гг.

Кризис — в экономике стран Европы (Австро-Венгрии, Франции и Германии, России) и США как следствие строительного бума, сопровождавшегося развитием банков и появлением первых ипотечных бумаг — кредитного бума на фоне американской экспансии дешевых товаров в результате использования технологических инноваций

1890-1900-е гг.

Развитие электротехники, массовое внедрение электричества, радио; развитие автомобильной, авиационной и химической отраслей

1920-е гг.

Кризис — "Великая депрессия" (англ. Great Depression) — рецессия мировой экономики

  • 1940
  • 1950-е гг.

Прорыв в атомной энергетике, ракетостроении, кибернетике, системотехнике

1970-е гг.

Кризис — мировой энергетический кризис

1990-2000-е гг.

Развитие электроники, искусстве иного интеллекта, генной инженерии

2020-е гг.

Кризис — мировой энергетический кризис

  • 2010
  • 2050-е гг.

Развитие интеллектуальной продукции

Период третьей повышательной волны Н. Д. Кондратьева с пиком в 1890—1900-е гг. — венец промышленного переворота, отличавшегося необычайной динамичностью хозяйственных стратегий и базирующегося на таких научно-технических достижениях, как паровая машина, фрезерный станок, хлопкоочистительная машина, технология бессемеровской выплавки стали, вулканизации резины и т.д.

Эти изобретения послужили основой создания наиболее эффективной формы социально-экономического развития — предпринимательской фирмы (предприятия). При этом значительная часть усилий руководителей предпринимательских фирм производственного характера направлялась на то, чтобы усовершенствовать (или создать новую) промышленную технологию, перейти на новую ступень организации производства и увеличить свою долю па рынке. Стратегически увеличение рыночной доли скорее подразумевало подавление конкурента путем вытеснения его с рынка или поглощения, нежели честную цивилизованную конкуренцию на равных правах.

На пик третьей повышательной волны Н. Д. Кондратьева пришлось развитие не просто новых технологий, а новых отраслей промышленности, включая развитие электротехники, массовое внедрение электричества, радио, развитие автомобильной, авиационной и химической отраслей. Развитие этих отраслей сопровождалось формированием стратегии массового производства, когда главными задачами предпринимательской деятельности были разработка и усовершенствование механизма массового производства, снижавшего издержки выпуска продукции.

Принцип неизменного выигрыша за счет стандартизации производственных операций и достижения положительного эффекта объемов производства был озвучен Генри Фордом, когда сбытовые агенты предложили ему расширить ассортиментный ряд продукции: "Дайте им ее (модель "Т") любого цвета, только пусть она будет черная"[3]. Такой подход был характерен для эпохи продавца в условиях ненасыщенного рынка практически во всех отраслях экономики. Во многом данный подход объяснялся также тем, что отрасли экономики были четко разграничены и большинство из них имели хорошие перспективы роста.

Период четвертой повышательной волны Н. Д. Кондратьева с пиком в 1940—1950-е гг. (см. табл. 1.1) ознаменовался всплеском открытий в новых областях человеческой деятельности: ракетостроении, атомной энергетике, радиолокации, кибернетике, системотехнике и т.д. Параллельно менялись стратегические подходы к развитию отраслей экономики, ставших к этому периоду традиционными. Так, возвращаясь к примеру Г. Форда в автомобильной промышленности, консервативно выпускавшего модель "Т", следует отметить, что в 1930-е гг. компания "Дженерал Моторс" под руководством президента Альфреда Слоуна сформировала стратегическую позицию ежегодной смены моделей (которая существует в автомобилестроении по настоящее время). Это была альтернатива позиции I". Форда, переключившая фокус внимания с удешевления унифицированного производства стандартизованной продукции на удовлетворение широкого спектра рыночных потребностей путем диверсификации производимой продукции. К слову, Г. Форд был вынужден применить ту же стратегию, что и "Дженерал Моторс", и создать семейство различных автомобилей.

Но к середине XX в. рынок еще был недостаточно наполнен, в связи с чем государственное регулирование предпринимательской деятельности было минимальным. Частный бизнес как основной источник наполнения рынка товарами и услугами всячески поощрялся. Предприниматели это отлично понимали. Недаром президент компании "Дженерал Моторс" Ч. Уилсон (по прозвищу Чарли-движок) на сенатских слушаниях в 1952 г. говорил: "Что хорошо для "Дженерал Моторс", то хорошо для страны"[4]. Напомним, что эта фраза надолго вошла в золотой фонд американских афоризмов.

С наступлением периода стагнации в 1960-е гг. на понижательной волне Н. Д. Кондратьева появилась проблема сбыта продукции, произведенной в достаточном количестве. По сути произошла смена эры продавца эрой потребителей. Следует отмстить, что в этот период не просто значительно усилилось стремление производителей к продвижению своей продукции на рынок посредством рекламы, организации сбыта, других способов стимулирования потребителей, а появилось стремление к формированию долгосрочных программ стратегического развития, основанное па понимании неизбежности волнообразного развития экономики.

Если в кризис 1920-х гг. была сформулирована и решалась стратегическая задача локализации ущерба от кризиса путем создания "подушки безопасности" (яркий пример — создание теории игр Дж. фон Нейманом и О. Моргенштерном[5]), то для 1960-х гг. (в преддверии мирового экономического кризиса 1970-х гг.) характерно формирование долгосрочных программ не только преодоления кризиса, но и развития "жизни" после кризиса. В 1965 г. И. Ансофф подверг сомнению прежние методы долгосрочного планирования и предложил использовать модель стратегического планирования[6]. (Следует отметить, что в создание и развитие стратегического менеджмента как области науки и самостоятельной дисциплины в ее современном виде внесли большой вклад также А. Чандлер, Ф. Зельцник, П. Друкер.)

Стратегическое планирование как основа стратегического менеджмента И. Ансоффа представляет собой алгоритм действий, увязанных в пространстве (по исполнителям) и во времени (по срокам), нацеленных на выполнение стратегических задач. В основе стратегического планирования лежит научная модель Н. И. Ведуты[7], предусматривающая формирование системы желаемых состояний развития экономической системы на 20—50 лет. Формирование такой системы осуществляется в результате расчета программы наилучшего использования ресурсов для обеспечения наиболее эффективного долгосрочного движения экономической системы в рыночном пространстве.

Практика стратегического перехода от рынка продавца к рынку покупателя потребовала качественно нового отношения к задачам управления. Если в предыдущих экономических циклах решение проблем развития производства было сфокусировано на внутренних задачах (больше, быстрее, дешевле), то при переходе к рынку покупателя производители основное внимание стали фокусировать на внешнюю сферу и решение вопросов: что, куда, когда, за счет каких преимуществ, па какую перспективу и т.д. Изменение фокусировки с внутренней сферы на внешнюю привело к изменению функциональных задач менеджеров.

Пик проблем развития производства, предшествующий пятой повышательной волне, пришелся на 1970-е гг., когда резко выросшие цены на энергоресурсы (в первую очередь, па нефть) привели к существенному росту стоимости товаров и услуг. Но наличие отработанных инструментов стратегического менеджмента позволило в этот период избежать многим предприятиям краха банкротства. При этом практика долгосрочных планов и программ стратегического развития (производства продукции и освоения рынков), выработанная в 1960-е гг., дополнилась в 1970-е гг. схемами стратегических решений по поводу бизнеса, который, будучи успешным в недалеком прошлом, может потерять свою привлекательность из-за смены потребительских приоритетов в ближайшем будущем.

Период пятой повышательной волны Н. Д. Кондратьева с пиком в 1990—2000-е гг. (см. табл. 1.1) ознаменовался оперативным комплексным использованием всех преимуществ инновационных изменений в условиях насыщенного рынка. В 1980-е гг. уровень насыщенности рынка, приведший к росту изменчивости внешней среды, потребовал от предприятий выработать стратегическую способность адекватно реагировать на интенсивные изменения внешней среды внедрением инноваций. Изыскания более качественного и дешевого сырья, активное создание инновационной продукции, внедрение новых технологий, формирование новых организационных структур (с пространственной координацией осуществляемых в разных странах на наиболее выгодных условиях производственных, финансовых, логистических и иных операций), освоение новых рынков обеспечили конкурентные преимущества транснациональным корпорациям (ТНК). Использование синергетического эффекта от совместного применения перечисленных выше инновационных изменений привело к тому, что на долю ТНК сегодня приходится более четверти всего мирового валового продукта.

Вслед за очередным пиком мирового экономического развития очередной крупный спад (мировой экономический кризис) ожидается в 2020-е гг. (см. табл. 1.1).

Основной причиной ожидаемого макроэкономического кризиса по оценкам автора будет служить дефицит энергетического продукта. Об этом свидетельствуют:

  • • продолжение быстрого роста потребления энергетического продукта ведущими экономическими державами (в КНР, например, годовой прирост спроса на энергоносители составляет 8—9%);
  • • истощение мировых и отечественных запасов природных энергетических ресурсов; согласно прогнозам разведанные запасы невосполнимых энергетических ресурсов нефти и природного газа закончатся до середины XXI в. (кривая Хабберта[8] на рис. 1.2);
  • • высокая себестоимость добычи нефти на глубоководных шельфах, сопряженная с отсутствием гарантий экологической безопасности (о чем, в частности, свидетельствует печальный опыт добычи нефти в Мексиканском заливе компанией British Petrokum);
  • • современные события в нефтедобывающих странах Ближнего Востока и Северной Африки, обусловленные борьбой за энергоресурсы;

Динамика исчерпания мировых запасов нефти (при общем объеме разведанных мировых запасов 2100 млрд баррелей нефти)

Рис. 1.2. Динамика исчерпания мировых запасов нефти (при общем объеме разведанных мировых запасов 2100 млрд баррелей нефти)

  • • опыт предшествующего макроэкономического кризиса 1970-х годов, в основе которого также лежал дефицит;
  • • ограниченные возможности использования других энергетических ресурсов (альтернативных источников энергии), обусловленные соотношением цены и качества, а также возможными экологическими последствиями (например, авария па японской атомной электростанции "Фукусима-1").

Преодоление ожидаемого экономического кризиса будет связано с шестой повышательной волной Н. Д. Кондратьева с пиком в 2040—2050-е гг. (см. табл. 1.1).

Динамику развития экономики в период прогнозируемой шестой повышательной волны Н. Д. Кондратьева поясним с помощью схемы соблюдения баланса между различными категориями продуктов, представленной на рис. 1.3[9].

Соотношение материального, энергетического и интеллектуального продуктов

Рис. 1.3. Соотношение материального, энергетического и интеллектуального продуктов

В период 2010 2020-х гг. нехватка (I) энергетического (Э) продукта приведет к проблемам (I) создания материального (М) продукта. В результате центр тяжести экономики сместится в область интеллектуального (И) продукта (т). При этом в условиях спада объемов энергетического (ДЭ) и материального (ДМ) баланс экономического развития может быть обеспечен только соответствующим приростом объемов интеллектуального продукта (ДИ):

Под интеллектуальным продуктом понимается результат мыслительной, интеллектуальной деятельности (изобретения, открытия, патенты, научные отчеты и доклады, проекты, описания технологий и т.д.), реализуемые в новой технике, технологиях и услугах. По мере усложнения материального продукта и повышения степени насыщенности рынка роль интеллектуального продукта неизменно возрастает.

Именно интеллектуальный продукт будет служить основой выхода из мирового экономического кризиса 2020-х гг. и составлять фундамент шестого технологического уклада (ТУ) экономики (рис. 1.4)[10].

Динамика технологических укладов экономики

Рис. 1.4. Динамика технологических укладов экономики

  • [1] Кондратьев Н. Д. Основные проблемы экономической динамики. М.: Наука, 1999.
  • [2] Тебекин А. В., Конотопов М. В. Сентябрьские тезисы 2009 года (О мировом экономическом кризисе) // Инновации и инвестиции. № 3. 2009.
  • [3] Ансофф И. Стратегическое управление. М.: Экономика, 1989.
  • [4] Кийосаки Р. Что болит у Америки и у Дженерал Моторс? М., 2006.
  • [5] Фон Нейман Дж.. Моргенштерн О. Теория игр и экономическое повеление. М.: Наука, 1970.
  • [6] Ансофф И. Указ. соч.
  • [7] Ведута Н. И. Экономическая кибернетика. Ми. : Наука и техника, 1971.
  • [8] Согласно исследованиям американского геофизика Кинга Хабберта пик мировой добычи нефти приходится на рубеж тысячелетий, после чего ожидается глобальный спад, обусловленный сложностями ее добычи и, соответственно, высокой ценой.
  • [9] Тебекин А. В. Тенденции и перспективы развития инноваций в области информационных технологий как объекта инвестиционных вложений // Материалы IV межвузовской конференции "Актуальные проблемы экономики, управления и права". М.: ИНЭП, 2005. С. 64—68.
  • [10] Кузык В. П. Инновационное развитие России: сценарный подход // Экономические стратегии. 2009. М° 1. С. 56—67.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >