СУЩНОСТЬ ТЕРРОРИЗМА И ОСНОВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ ТЕРРОРИЗМУ

Актуальные проблемы обеспечения транспортной безопасности и противодействия терроризму

Обеспечение транспортной безопасности в Российской Федерации имеет конституционно-правовую основу. Статья 71 Конституции РФ относит к ведению РФ экономическое развитие, федеральный транспорт и пути сообщения, оборону и безопасность. Статья 72 Конституции РФ относит к совместному ведению РФ и субъектов РФ обеспечение правопорядка, общественной безопасности, экологической безопасности, борьбу с катастрофами и ликвидацию их последствий, в том числе в области транспортной деятельности.

Легальное определение термина «безопасность» в Федеральном

законе от 28 декабря 2010 г. № 390-ФЗ «О безопасности» отсутствует.

Ранее в утратившем силу Законе РФ от 5 марта 1992 г. № 2446-1 «О безопасности» под безопасностью понималось состояние защищенности жизненно важных интересов личности, общества и государства от внутренних и внешних угроз. Современные научные подходы к пониманию термина «безопасность» существенно различаются: за основу определения безопасности берутся такие категории, как защищенность, способность, деятельность, отношение и пр.

Основатель гуманистической психологии А. Маслоу относил потребность в безопасности к числу базовых мотивационных механизмов человеческой жизнедеятельности. Анализ эволюции содержания безопасности показывает, что интерпретация его традиционно осуществлялась в рамках обыденного представления. Так, в работах философов Нового времени Т. Гоббса, Д. Локка, Ж. Ж. Руссо и других безопасность трактовалась как состояние спокойствия, появляющееся в результате отсутствия реальной, физической или моральной опасности[1]. К. С. Бельский отмечает, что термин «безопасность» встречался у полицеистов XVIII — первой половины XIX в.[2], обращавших внимание на то, что безопасность в смысле охраны своих подданных (граждан) «составляет как бы жизнь и душу государства»[3]. Ж. Ведель определял безопасность как «деятельность, направленную на предупреждение опасности, угрожающей коллективу или частным лицам, начиная от предотвращения заговоров против безопасности государства и кончая предотвращением несчастных случаев»[4]. Следует отметить, что имеющиеся в настоящее время различия в определении понятия «безопасность» детерминированы различием подходов и решаемых исследовательских задач, а также многоаспектностью данной категории. Вместе с тем абсолютным большинством авторов безопасность трактуется в качестве некого состояния защищенности системы от нежелательных воздействий и угроз.

Анализ термина «национальная безопасность» приводит к выводу

о кардинальном изменении подходов к его определению.

Так, до последнего времени он использовался для определения защищенности государства исключительно от внешних военных угроз. Например, в соответствии с ранее действовавшей Концепцией национальной безопасности Российской Федерации (была утверждена Указом Президента РФ от 17 декабря 1997 г. № 1300), национальная безопасность России отождествлялась с безопасностью ее многонационального народа как носителя суверенитета и единственного источника власти в России. Следует отметить, что зарубежные ученые в этот период также увязывали понятие «национальная безопасность» с защищенность государства от внешних военных угроз. Так, Дж. Ромм подчеркнул, «в течение многих десятилетий термин “национальная безопасность” был, большому счету, синонимом военной безопасности. Сейчас же данное значение все чаще ставится под сомнение, поскольку убывающая напряженность холодной войны совпали с ростом обеспокоенности по поводу различных невоенных угроз безопасности Америки»[5].

Итогом эволюции правовой категории «национальная безопасность» стало ее понимание как «состояние защищенности личности, общества и государства от внутренних и внешних угроз, которое позволяет обеспечить конституционные права, свободы, достойные качество и уровень жизни граждан, суверенитет, территориальную целостность и устойчивое развитие Российской Федерации, оборону и безопасность государства»[6].

В ракурсе этого подхода становится явным место транспортной безопасности в системе национальной безопасности государства, проявляется взаимосвязь, преемственность с родовыми понятиями «безопасность» и «национальная безопасность» на основе соотношения философских категорий общего, особенного и частного.

Рассматривая место транспортной безопасности в системе национальной безопасности, следует исходить из того, что транспорт — одна из важнейших отраслей экономики.

Процесс товарного обмена в современном обществе немыслим без транспорта. Для России этот постулат имеет особое значение: уникальная географическая протяженность России обусловливает повышенную роль транспортной системы. Соответственно, именно транспорт является связующим элементом экономики, обеспечивая общественное производство, распределение и потребление. С этой точки зрения возможно было бы включение транспортной безопасности в систему экономической безопасности, однако этому препятствует то, что транспорт является важнейшей составляющей системы обеспечения национальной безопасности. При отсутствии возможности осуществления бесперебойного и эффективного функционирования транспортной системы государства невозможно выполнение задач мобилизационного развертывания, переброски и тылового обеспечения войск, решения иных задач в интересах обороны и безопасности страны. Соответственно, транспортная безопасность предстает как составляющая национальной безопасности в целом, наличие которой опосредует реализацию национальных интересов.

В настоящее время имеются различные дефиниции понятия «национальный интерес», однако в большинстве случаев можно выявить следующую взаимосвязь в системе формально-логических построений: национальные интересы представляют собой важнейший и доминирующий фактор развития государства, а также предпосылку для многоаспектной деятельности государства, нацеленной на эффективное решение соответствующих проблем и задач. В связи с этим вполне логичной выглядит и трансформация термина «жизненно важные интересы» в термин «национальные интересы», использованный в Концепции национальной безопасности Российской Федерации.

В указанном документе национальные интересы России определялись как «совокупность сбалансированных интересов личности, общества и государства в экономической, внутриполитической, социальной, международной, информационной, военной, пограничной, экологической и других сферах».

Определение национальных интересов нашей страны в качестве «совокупности сбалансированных интересов личности, общества и государства в экономической, внутриполитической, социальной, международной, информационной, военной, пограничной, экологической и других сферах» было зафиксировано в Концепции в редакции Указа

Президента РФ от 10 января 2000 г. № 24 «О Концепции национальной безопасности Российской Федерации».

В отличие от Концепции национальной безопасности Российской Федерации, в Стратегии национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года национальные интересы России были определены как «совокупность внутренних и внешних потребностей государства в обеспечении защищенности и устойчивого развития личности, общества и государства». В Стратегии национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года национальным интересам России был посвящен разд. III «Национальные интересы Российской Федерации и стратегические национальные приоритеты». Таким образом, наименование раздела акцентирует внимание на том, что национальные интересы следует рассматривать в неразрывной связи со стратегическими национальными приоритетами, под которыми понимаются важнейшие направления обеспечения национальной безопасности, по которым реализуются конституционные права и свободы граждан России, осуществляются устойчивое социально-экономическое развитие и охрана суверенитета страны, ее независимости и территориальной целостности.

В Стратегии национальной безопасности Российской Федерации, утвержденной Указом Президента РФ от 31 декабря 2015 г. № 683, национальные интересы РФ определяются объективно значимыми потребностями личности, общества и государства в обеспечении их защищенности и устойчивого развития. Основываясь на положениях указанных документов, можно сделать вывод, что в современных условиях национальные интересы определяют инновационный вектор развития государства, отражают его важнейшие потребности, а обеспечение национальной безопасности реализуется через стратегические национальные приоритеты, которые определяют направления обеспечения национальной безопасности на основе национальных интересов РФ. Помимо того, Стратегия, в отличие от Концепции, не определяет особо интересы граждан, общества и государства, не разделяет национальные интересы России на сферы, не содержит их перечня, а формулирует лишь потребности государственного развития на долгосрочную перспективу, конкретизируя стратегические национальные приоритеты.

Представляется заслуживающей поддержки и внимания предложенная Н. Н. Куняевым классификация национальных интересов РФ по таким критериям, как:

  • • степень долгосрочности потребностей государства в обеспечении защищенности и устойчивого развития личности, общества и государства (долгосрочные национальные интересы РФ, краткосрочные национальные интересы РФ);
  • • зависимость от географии потребностей государства в обеспечении защищенности и устойчивого развития личности, общества и государства (внешние национальные интересы РФ; внутренние национальные интересы РФ);

• сфера общественной жизни, к которой относятся потребности государства в обеспечении защищенности и устойчивого развития личности, общества и государства[7]. Использование данной классификации позволяет на основе вычленения жизненно важных национальных интересов, присутствующих в различных сферах деятельности, вызовов и угроз, посягающих на них, и средств противодействия обособить в системе национальной безопасности РФ отдельные ее составляющие, которые следует рассматривать в качестве входящих в нее подсистем, что представляется значимым и актуальным для дифференциаций видов национальной безопасности и определения места в ней транспортной безопасности.

Действительно, анализ приводит к выводу о том, что проблема обеспечения безопасности трансформировалась в конкретные направления государственной политики в различных сферах жизнедеятельности общества и государства.

Множественность интересов, подлежащих защите, а также негативных факторов (угроз) детерминирует выделение различных видов безопасности, что нашло свое закрепление в законодательстве.

Например, в Конституции РФ наряду с понятием «безопасность» в ст. 37, 71, 74, 82 используются такие понятия, как: «безопасность государства» (ст. 13, 55); «государственная безопасность» (ст. 114); «общественная безопасность»; «экологическая безопасность» (ст. 72); «безопасность граждан» (ст. 56); «безопасность людей». В ст. 1 Федерального закона «О безопасности» содержится упоминание о следующих ее видах: безопасность государства, общественная безопасность, экологическая безопасность, безопасность личности, а также иных видов безопасности, предусмотренных законодательством РФ. Таким образом, перечень указанных видов безопасности не является исчерпывающим.

В научной литературе выделяются и иные виды безопасности: безопасность медицинской деятельности, экономическая безопасность уголовно-исполнительной системы, безопасность в сфере электронной коммерческой деятельности, информационная безопасность, безопасность в сфере закупочной деятельности, транспортная безопасность и пр.

Легальное определение транспортной безопасности содержится в Федеральном законе от 9 февраля 2007 г. № 16-ФЗ «О транспортной безопасности», где под транспортной безопасностью понимается состояние защищенности объектов транспортной инфраструктуры и транспортных средств от актов незаконного вмешательства.

Целями обеспечения транспортной безопасности являются устойчивое и безопасное функционирование транспортного комплекса, защита интересов личности, общества и государства в сфере транспортного комплекса от актов незаконного вмешательства.

При этом под актами незаконного вмешательства понимаются противоправное действие (бездействие), в том числе террористический акт, угрожающее безопасной деятельности транспортного комплекса, повлекшее за собой причинение вреда жизни и здоровью людей, материальный ущерб либо создавшее угрозу наступления таких последствий.

В рамках структуры транспортной безопасности законодательством выделяются ее составляющие. Так, в Федеральном законе от 10 декабря 1995 г. № 196-ФЗ «О безопасности дорожного движения» под безопасностью дорожного движения понимается состояние данного процесса, отражающее степень защищенности его участников от дорожно-транспортных происшествий и их последствий. Очевидно, что легальное закрепление различных видов безопасности в структуре транспортной безопасности дает основания для научного исследования структурных элементов и взаимосвязей между ними. Немаловажной научной проблемой является оценка состояния транспортной безопасности как в целом, так и по различным видам транспорта, регионам и т.п.

Следует отметить, что Транспортная стратегия Российской Федерации на период до 2030 года (утв. распоряжением Правительства РФ от 22 ноября 2008 г. № 1734-р) предусматривает реализацию цели «Обеспечение безопасности транспортной системы», которая позволит повысить безопасность движения, полетов и судоходства, обеспечить эффективную работу аварийно-спасательных служб, подразделений гражданской обороны, специальных служб, достичь безопасного уровня функционирования инфраструктурных объектов транспорта, повысить уровень соответствия транспортной системы задачам обеспечения военной безопасности страны и тем самым создать необходимые условия для соответствующего уровня общенациональной безопасности и снижения террористических рисков. Далее отмечается, что «в рамках указанной цели за счет комплекса мероприятий предполагается достичь уровня безопасности движения, полетов и судоходства, соответствующего международным и национальным требованиям. Обеспечение транспортной безопасности позволит повысить состояние защищенности объектов транспортной инфраструктуры от противоправных действий, в том числе террористической направленности, угрожающих безопасной деятельности транспортного комплекса». Итак, в Стратегии используются термины «безопасность транспортной системы», «безопасная деятельность транспортного комплекса», а далее, как мы увидим, также и «безопасность на транспорте» в сочетании с «безопасностью транспортных средств».

Подлежат особому учету требования Транспортной стратегии о том, что необходимо повысить уровень защищенности транспортной инфраструктуры и транспортных средств от актов незаконного вмешательства, а также обеспечить более высокий уровень безопасности перевозок грузов, требующих особых условий. При этом планируется обеспечить объединение мер по повышению безопасности на транспорте с повышением безопасности транспортных средств в единую систему.

Отмечается, что осуществление мер по обеспечению военной безопасности РФ для своевременного удовлетворения потребностей военной организации государства в транспортных услугах позволит достичь необходимого уровня мобилизационной готовности транспорта общего пользования (в том числе объектов двойного назначения), запасов государственного и мобилизационного резервов, подготовки комплекса мероприятий по техническому прикрытию и восстановлению всех видов транспортных коммуникаций, по подготовке и техническому обслуживанию всех видов транспортных средств. Обновление существующего и закупка нового железнодорожного подвижного состава (железнодорожных платформ), необходимого для выполнения воинских перевозок, позволит повысить готовность железнодорожной отрасли по выполнению воинских перевозок как в мирное, так и военное время.

Для выявления критериев транспортной безопасности целесообразно использовать индикаторы, позволяющие оценить имеющийся уровень безопасности, вектор ее развития, угрозы и т.п.

Важность такого рода исследований очевидна. В качестве направления может быть предложена, например, модель, предусматривающая комплексное использование нескольких групп таких индикаторов. Например: индикаторы финансовой составляющей, кадровой и организационной составляющей, технико-технологической составляющей, правовой составляющей транспортной безопасности и др. Таким образом, даже самый абрисный анализ позволяет обосновать вывод о том, что транспортная безопасность в качестве составной части национальной безопасности РФ представляет собой визуализируемое и дифференцируемое с использованием научно вырабатываемых критериев состояние и развитие урегулированных правом общественных отношений в сфере экономики, которое обеспечивает непрерывное и эффективное производство, обмен, распределение и потребление материальных и нематериальных благ в интересах личности, общества и государства. Помимо этого, транспортная безопасность является базовой составляющей национальной безопасности РФ, характеризующейся особым составом жизненно важных интересов, сложившихся в сфере транспорта. В данном ракурсе транспортную безопасность представляется возможным рассматривать в качестве состояния транспортной системы, способного обеспечить эффективное удовлетворение общественных потребностей, экономическую независимость и военную безопасность страны в условиях внешних и внутренних угроз.

Безопасность (состояние защищенности) обеспечивается через деятельность участников системы обеспечения безопасности (деятельность по обеспечению безопасности).

Например, под обеспечением транспортной безопасности в законе понимается реализация определяемой государством системы правовых, экономических, организационных и иных мер в сфере транспортного комплекса, соответствующих угрозам совершения актов незаконного вмешательства. Изложенное позволяет сделать вывод о том, что функциональная модель транспортной безопасности предполагает конкретизацию следующих ее системных признаков:

  • — на правах подсистемы входит в систему более высокого уровня — национальной безопасности;
  • — обладает рядом особенностей, отличающих ее от иных видов безопасности, детерминированных спецификой транспортной деятельности;
  • — имеет самостоятельную субстратную (правовые нормы), организационную (система государственных органов специальной компетенции), функциональную (реализует регулятивную и контрольную функции в сфере транспорта) и субстанциальную (совокупность охраняемых национальных интересов государства) составляющие;
  • — обеспечивается осуществлением повседневной упорядоченной исполнительно-распорядительной деятельности государственных органов, хозяйственной деятельности корпоративных субъектов и реализацией прав и обязанностей иных участников транспортных правоотношений;
  • — обладает признаками адаптивности к изменениям объективной реальности и устойчивости (консерватизма) к детерминирующим воздействиям субъективного и объективного характера;
  • — визуализируется посредством правовых отношений при участии определенного круга субъектов, возникающих в процессе и по поводу применения ими правовых методов в целях обеспечения транспортной безопасности.

А. В. Пищелко, проводя анализ[8] основных угроз транспортной безопасности, указывает, что на первом месте по частоте проявлений и тяжким последствиям находятся чрезвычайные происшествия, вызванные техническим состоянием транспортных систем (изношенность технических систем и транспортных средств, приводящих к авариям, конструктивные недостатки, нарушения правил эксплуатации транспортных средств, нарушения требований экологической безопасности в деятельности транспортного комплекса). Сюда же относятся и природные факторы, создающие аварийную обстановку и влекущие за собой материальные потери и человеческие жертвы.

На втором месте (на первом по общественному реагированию) находятся террористические и диверсионные акции (угон или захват транспортных средств — воздушных, морских и речных судов, автотранспорта, железнодорожного подвижного состава; взрывы в аэропортах, на железнодорожных вокзалах, портах, на транспортных средствах, на гидротехнических сооружениях и др.); криминальные действия в сфере грузовых и пассажирских перевозок.

Определенную угрозу представляют и иные случаи незаконного вмешательства в деятельность транспортного комплекса: противоправное блокирование транспортных магистралей, блокирование аэропортов, железнодорожных и автомобильных вокзалов, морских и речных портов. В последнее время участились случаи телефонного «терроризма», разоборудование устройств железнодорожных путей, наложение посторонних предметов на рельсы, ослепление водителей транспортных средств лазерами. Популярность у молодежи приобрел «зацепинг» — езда на крышах вагонов, на прицепных устройствах, что всегда представляет угрозу для жизни и приводит к нарушениям деятельности транспорта. По-прежнему нередки случаи вандализма в отношении транспортных средств.

Немаловажной проблемой является оценка состояния транспортной безопасности с учетом выявляемых террористических угроз.

Стратегией национальной безопасности Российской Федерации[9] определены основные угрозы государственной и общественной безопасности, к которым относятся разведывательная деятельность иностранных специальных служб, направленная против национальных интересов России; деятельность транснациональных преступных организаций и группировок; стихийные бедствия, аварии, катастрофы и другие угрозы. При этом одним из важнейших направлений обеспечения национальной безопасности является защита страны и граждан от терроризма и деятельности террористических организаций.

В соответствии с Военной доктриной Российской Федерации[10], которая представляет собой систему официально принятых в государстве взглядов на подготовку к вооруженной защите и вооруженную защиту РФ, международный терроризм назван в качестве одной из основных внешних военных опасностей, а создание и деятельность незаконных вооруженных формирований и террористических организаций на территории России или на территориях ее союзников является одной из основных внутренних военных опасностей.

Стратегией партнерства государств и бизнеса в противодействии терроризму[11] терроризм назван одной из величайших угроз цивилизации, так как он разрушает жизнь, сеет рознь между народами, способствует развитию конфликтов, ослабляет экономику и подрывает прогресс.

Концепцией внешней политики Российской Федерации[12] отмечено, что одной из наиболее опасных реалий современного мира становится усиление угрозы международного терроризма. Распространение экстремистской идеологии и активность террористических структур в целом ряде регионов (в первую очередь на Ближнем Востоке и в Северной Африке), обусловленные как обнажившимися на фоне процессов глобализации системными проблемами развития, так и в значительной степени внешним вмешательством, в совокупности привели к разрушению традиционных механизмов государственного управления и обеспечения безопасности, увеличению масштабов незаконного распространения оружия и боеприпасов. Навязываемые извне идеологические ценности и рецепты модернизации политической системы государств усилили негативную реакцию общества на вызовы современности. Эти тенденции используются экстремистскими силами, которые, опираясь, в частности, на искаженное толкование религиозных ценностей, призывают к применению насильственных методов для достижения своих целей в политическом, межнациональном и межрелигиозном соперничестве.

  • [1] Бельский К. С. Полицейское право : лекционный курс. М., 2004.
  • [2] Ведель Ж. Административное право Франции. М., 1973. С. 258.
  • [3] Куняев Н. Н. Правовое обеспечение национальных интересов Российской Федерации в информационной сфере : автореф. дис. ... д. юрид. наук. М., 2010. С. 9.
  • [4] Платонов И. Вступительные понятия в учение о благоустройстве и благочиниигосударственном. Харьков, 1856. С. 466.
  • [5] Чапчиков С. Ю. Теоретико-правовые аспекты защиты экономической безопасностиРоссийской Федерации как функции государства: дис... канд. юрид. наук / С. Ю. Чапи-ков. М., 2006. С. 12.
  • [6] Joseph J. Romm. Defining National Security: The Nonmilitary Aspects. N. Y., 1993.
  • [7] Куняев Н. Н. Правовое обеспечение национальных интересов Российской Федерации в информационной сфере : автореф. дис. ... д-ра юрид. наук. С. 18.
  • [8] Пищелко А. В. Организационно-правовые основы транспортной безопасностив России. URL: http://trans-safety.ru/2018/03/24/pishhelko-a-v-organizatsionno-pravovye-osnovy-transportnoj-bezopasnosti-v-rossii/
  • [9] Стратегия национальной безопасности Российской Федерации, утв. Указом Президента Российской Федерации от 31 декабря 2015 г. № 683.
  • [10] Утверждена Президентом России 25 декабря 2014 № Пр-2976.
  • [11] Принята на Глобальном форуме по партнерству государств и бизнеса в противодействии терроризму (Москва, 30 ноября 2006 г.).
  • [12] Указ Президента Российской Федерации от 30 ноября 2016 г. № 640.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >