Специфика корпоративного взаимодействия исполнительной власти с группами интересов бизнеса в России

Глубокие изменения в российском обществе, наступившие в конце 1980-х гг. и «легализовавшие» интересы, сформировали качественно новую социально-политическую обстановку, породившую в дальнейшем множество различных по целям, функциям, уровню организации и характеру членской базы групп интересов. Они представляют элиту бизнеса, отрасли промышленности, территориальные и этнические общности, крупные корпорации и фирмы, бюрократические управленческие организации и др. Их объединяет артикуляция групповых целей и стремление к их продвижению в органы исполнительной власти с использованием широкого набора средств и методов.

В первой половине 1990-х гг. на подъеме демократического движения влияние на выработку и принятие решений в центре и на местах осуществлялось по обеим моделям — корпоративистской и плюралистической. Корпоративистскую модель использовали те, кто добивался распределения и перераспределения экономических ресурсов, раздела и передела собственности. «Социальные интересы», гораздо более слабые и по сравнению с другими организованными интересами, и тем более с государством, «продвигались» с помощью плюралистической модели. Однако по мере угасания демократической активности преимущественной становилась лишь корпоративистская модель, следовательно, возможности влиять на процессы принятия политических решений оставались в основном у групп интересов, представляющих российский бизнес.

Рассматривая связи бизнеса с органами исполнительной власти, важно различать бизнес вообще (как дело) и бизнес как институт общества. В этом смысле бизнес существует в различных организационноправовых формах, которые так или иначе, одни больше, другие меньше выражают власть денег, экономическую власть. Мелкий, средний, крупный бизнес, а также индивидуальные предприниматели, самостоятельно осуществляющие свой бизнес или на основе совместной собственности с государством, по своей политической сути — агенты общества и носители экономической власти.

Для достижения своих групповых интересов российским бизнесом создано множество союзов, ассоциаций, объединений и т. п. Бизнес социально и даже политически структурируется. Во взаимодействии с органами исполнительной власти не только фирмы и корпорации представляют бизнес, но и общественные организации.

Диапазон взаимодействия федеральных, региональных и муниципальных структур исполнительной власти и групп интересов бизнеса широк и многообразен. Поле их взаимодействия объемлет экономическое, социальное, организационно-правовое и институциональное пространство.

Во всем этом сложном взаимопереплетении разных уровней, видов, форм государственных и предпринимательских структур осуществляется продвижение интересов в виде государственного администрирования, лоббирования, конструктивного диалога для достижения консенсуса (социального партнерства), взаимовыгодного экономического сотрудничества, коррупции и др. Используемые при взаимодействии исполнительной власти и бизнеса механизмы можно разделить на институционализированные и неформальные. На институциональной основе обеспечивается продвижение групповых и совместных требований предпринимателей, на неформальном — решаются проблемы корпораций-гигантов.

На чем основывается неформальное взаимодействие исполнительной власти с группами интересов бизнеса? Отметим, что отношения исполнительной власти и организованных интересов бизнеса носят двойственный характер, который проистекает из следующего обстоятельства.

В любом обществе бизнес тяготеет к государству, к власти. Дело здесь не только в том, что, в конечном счете, ответственность за экономику, а значит, и за экономическую судьбу всех занятых в ней людей несет государство. Бизнес заинтересован в государстве, поскольку оно определяет рамки экономического порядка, т. е. «правила игры» на арене экономической жизни общества. Одновременно государство (органы исполнительной власти) выступает крупнейшим заказчиком и потребителем материальных и других благ, следовательно, в глазах бизнеса оно может быть источником выгоды. Это является мощным побудительным мотивом для сближения бизнеса с государством, для поиска доступа к властным структурам.

Современное национальное государство, при всех возможных оговорках, выражая интересы и волю общества, в свою очередь заинтересовано в бизнесе, поскольку, реализуя свою основную производственную функцию, бизнес выполняет ряд общественных функций, совпадающих с функциями государства. Он способствует удовлетворению платежеспособного спроса населения на товары и услуги и формированию доходной части государственного бюджета; представляет страну во внешнеэкономической деятельности и др.

На практике в отношениях между государством и бизнесом встает посредник — со стороны государства чиновнический аппарат, со стороны бизнеса — лоббирующие структуры. По сути, диалог, неравный и зачастую замешанный на коррупции, закулисном сговоре, клиенте- лизме, подкупе, идет между ними. Авторитарно-бюрократические тенденции в государственном управлении, оставшиеся от прошлого, стали основой того, что чиновничество, по большей части, имеет дело с теми предпринимательскими структурами, которые взамен решения вопросов могут предложить им что-то материально-финансовое.

Как всякая деятельность, взаимодействие исполнительной власти с группами интересов должно осуществляться в рамках общих правил игры. Иначе, при сегодняшней беспрецедентной роли чиновника, который может ускорить или застопорить решение любого вопроса, оно вырождается в коррупцию. Поскольку группы интересов бизнеса, представленные крупными хозяйствующими субъектами (корпорации, финансово-промышленные группы, отраслевые комплексы, «интегрированные бизнес-группы», наследники бывших министерств (например, Газпром, Росметаллургия, Рослеспром, Рослегпром, Ростекстиль, Росуглепром, производители-монополисты из регионов и др.)) обладают реальной экономической мощью, разорвать с ними отношения в одночасье не удается. Однако есть возможность сделать их более цивилизованными путем институционализации — официального закрепления присутствия групп интересов в органах исполнительной власти.

Формами институционализации отношений исполнительной власти с бизнесом являются многочисленные экспертно-консультационные советы при Президенте и Правительстве (например, Совет по предпринимательству при Правительстве Российской Федерации), экспертные и консультативные советы регионального, местного и ведомственного значения. Создание и функционирование экспертно-консультационных структур можно рассматривать как шаг в направлении налаживания диалога исполнительной власти и обществом.

Институционализация отношений превращает неформальные контакты в формализованные, открытые, «прозрачные» для общества. Хотя существует и обратная сторона этого процесса. Группы интересов становятся составной частью управленческой структуры и механизма принятия решений, что значительно упрощает им доступ к процессам принятия решений.

Заметим, что государственные служащие заинтересованы в сотрудничестве с группами интересов, имеющими собственные аналитические центры или возможности привлечения аналитиков со стороны, поскольку через эти группы они могут привлекать экспертов для помощи в разработке законопроектов. Однако в таком случае возникает зависимость чиновников от «советов» групп интересов, которые могут этим пользоваться, пытаясь оказывать давление на власть.

Исследователи отмечают, что традиции фаворитизма, ценность личных связей, а зачастую и коррупционная практика продолжают выталкивать за правовое поле взаимодействие исполнительной власти с группами бизнеса даже в тех сферах, где оно (поле) является достаточно разработанным. Группы часто консолидируются вокруг влиятельной личности, представляющей правительство, в виде своего рода клиентелы. Наращивание потенциала влияния происходит за счет расширения границ неформальных связей, как на уровне федеральной власти, так и в регионах.

Контрольные вопросы и задания

  • 1. Что такое группа интересов и чем она отличается от группы давления?
  • 2. Чем отличается группа интересов от политической партии?
  • 3. Назовите политические функции групп интересов.
  • 4. Каков механизм воздействия групп давления на процесс принятия политических решений в корпоративистской и плюралистической моделях?
  • 5. Какие формы и методы используют группы давления для воздействия на органы исполнительной власти?
  • 6. Какие современные российские группы давления вы знаете? Охарактеризуйте их.

Литература

Бунин И. М., Крашенинников Ю. В., Назарова Н. В., Зудин А. Ю. Системы представительства в российском бизнесе: формы коллективного действия // Власть. 1997. № 2.

Жеребкин М. В. Власть России: выборная и невыборная. М., 1999.

Зудин А. Россия: бизнес и политика (формы организации бизнеса) // Мировая экономика и международные отношения. 1996. № 3, 4, 5.

Лепехин В. «Группы давления»: генезис и классификация // Власть. 1994. № 3.

Мухин А. А. Бизнес-элита и государственная власть: Кто владеет Россией на рубеже веков? М., 2001.

Перегудов С. П., Лапина, Н. Ю., Семененко И. С. Группы интересов и Российское государство. М., 1999.

Семененко И. С. Группы интересов на Западе и в России. Концепции и практика. М., 2001.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >