Теория оптимизма Мартина Селигмана

Мартин Селигман родился в Олбани, штат Нью-Йорк, в 1942 г. В середине 1960-х гг., будучи молодым ученым, выпускником университета и работая в известной лаборатории Ричарда Соломона в Пенсильванском университете, он создал теорию выученной беспомощности. В ней он переформулировал модель беспомощности, доказав, что проявления беспомощности определяются атрибуциями. Уже первые эксперименты М. Селигмана получили широкую известность, были опубликованы в солидных психологических журналах. А в 1976 г. его теория была отмечена престижной премией Американской психологической ассоциации, которую раз в год вручают за выдающиеся научные достижения в течение первых 10 лет собственной работы. В настоящее время М. Селигман является автором многих книг, статей и автором подхода, который он назвал «новой позитивной психологией». В рамках этого подхода он предлагает обзор способов поведения, которые ведут к позитивным переживаниям и к достойной, счастливой жизни, наполненной смыслом.

Мартин Селигман связывает возникновение негативных болезненных переживаний и дезадаптивного поведения с ожиданиями человека относительно контролируемости последствий своего поведения и вводит важное понятие «выученная беспомощность» (по: Ромек В., 2002). Сначала рассмотрим, как М. Селигман пришел к этим идеям.

Работая в лаборатории Ричарда Соломона, он имел возможность наблюдать за проведением экспериментов по схеме классического условного рефлекса И. П. Павлова, в ходе которых у собак формировали условный рефлекс страха на звук высокого тона. Для этого вслед за громким звуковым сигналом собак, находившихся в ящике с закрытой крышкой, подвергали несильным, но чувствительным ударам электрического тока. Ученые предполагали, что спустя некоторое время, на этапе контрольного эксперимента, собаки будут реагировать на громкий звук так же, как они раньше реагировали на электрошок — будут выпрыгивать из ящика и убегать. Однако когда реакция страха на звук была сформирована и крышку убирали, собаки вели себя довольно неожиданно. Вместо того чтобы выскакивать из ящика, они ложились на пол и скулили, не предпринимая никаких попыток уменьшить или избежать неприятных переживаний. Классическая теория условного рефлекса никак не объясняла эти факты.

М. Селигман предположил, что причина такого странного поведения — в том, что в ходе основного эксперимента собаки усвоили, что их подвергали воздействию тока независимо от их поведения и борьбы. В результате они привыкли к неизбежности аверсивного стимула, они научились беспомощности.

М. Селигман решил экспериментально исследовать природу беспомощности и найти пути ее преодоления. Для этого он совместно со Стивеном Майером разработал следующую схему эксперимента на трех группах животных. Первая группа собак имела возможность избежать болевого воздействия, нажав на специальную панель, которая при этом отключала питание системы. Эти собаки, таким образом, были в состоянии контролировать ситуацию. Собаки второй группы получали то же шоковое воздействие, но их собственная реакция не влияла на результат. Болевое воздействие прекращалось только тогда, когда на отключающую панель нажимала собака первой группы (шоковое устройство было завязано на систему первой группы). Третья группа собак шока вообще не получала, это была контрольная группа.

Таким образом, первые две группы испытуемых получали шоковое воздействие равной интенсивности. Различие состояло в том, что собаки первой группы могли контролировать это воздействие и прекратить его собственным поведением, а собаки второй группы не могли влиять на неприятный стимул, они быстро убеждались в безрезультатности своих попыток активно повлиять на ситуацию.

После такого обучения собаки были помещены в другой ящик, из которого любая из них без труда могла выпрыгнуть, чтобы избежать болезненных ощущений. При воздействии шокового стимула собаки первой и контрольной групп легко выпрыгивали из ящика. А собаки второй группы вели себя пассивно — жалобно скулили, метались, затем ложились на дно ящика, не пытаясь выбраться из него. Экспериментаторы даже пытались выманить собак из ящика с помощью пищи, но это удавалось редко.

Из проведенных экспериментов М. Селигман и С. Майер сделали вывод о том, что не сами по себе неприятные события вызывают беспомощность, а опыт неконтролируемости этих событий. Собаки становились беспомощными потому, что привыкали к тому, что от их действий не зависел результат, неприятности происходили сами по себе. Именно их прогноз влиял на их поведение. Таким образом, работа М. Селиг- мана нанесла удар по ортодоксальному бихевиоризму, согласно которому поведение определяется только цепочкой поощрений и наказаний, а ожидания, планирование, размышления не влияют на процесс научения. Согласно М. Селигману, не сами по себе подкрепления, а именно ожидания подкреплений, то есть мыслительные процессы, играют ведущую роль в научении. Пассивное поведение формируется в двух случаях: если оно вознаграждается и если результат не зависит от поведения. Это справедливо и для животных, и для человека.

Американский психолог Дональд Хирото в 1971 г. решил проверить, насколько данные, полученные М. Селигманом на собаках, применимы к людям. В его экспериментах участвовали три группы испытуемых. Сначала он предложил двум группам испытуемых найти комбинацию кнопок, нажав на которые они смогут отключить громкий неприятный звук. Испытуемые первой группы без труда находили искомую комбинацию и отключали звук. У испытуемых второй группы такая возможность отсутствовала, так как кнопки были отключены; неприятный звук продолжал звучать, несмотря на их попытки нажать на кнопки. Третья группа была контрольной и не участвовала в первой части экспериментов. Затем испытуемых направляли в другую комнату, где находился специально оборудованный ящик. Испытуемых просили положить в него руку, и когда рука касалась дна ящика, раздавался резкий неприятный звук. Если испытуемые касались противоположной стенки, звук прекращался. Испытуемые первой и второй групп вели себя по-разному. Испытуемые первой группы не хотели мириться с неприятным звуком и быстро обнаруживали способ прекратить его (хотя такую задачу перед ними не ставили). Испытуемые второй группы, испытавшие беспомощность в первой серии экспериментов, переносили ее в новую ситуацию. Они просто пассивно ждали, когда все закончится, не пытаясь повлиять на ситуацию. Третья группа испытуемых поступала активно, как и первая группа.

В другом эксперименте Д. Хирото просто предупреждал «беспомощных» участников исследования перед контрольной серией, что способность контролировать неприятный звук зависит либо от случая (экстер- нальная атрибуция), либо от способностей испытуемых (интернальная атрибуция). В первом случае испытуемые оставались «беспомощными», во втором случае латентное время выключения звука постепенно сокращалось и достигало уровня испытуемых контрольной группы.

Таким образом, в этих и последующих экспериментах было показано, что у человека, как и у животных, можно сформировать беспомощность и она легко переносится на другие ситуации. В то же время из этих исследований следует важный для терапии вывод о том, что на беспомощность можно влиять вербальными инструкциями. Позже в целом ряде других исследований было установлено, что человек может научиться беспомощному поведению, просто наблюдая за беспомощным поведением других. Из этого был сделан вывод о том, что в терапевтическом плане можно использовать моделирование активного совладающего поведения.

Дальнейшая разработка этих идей позволила М. Селигману (Селиг- ман М., 1997) создать теорию самоконтроля. Она состоит из двух основополагающих концепций.

Уже описанная выше концепция беспомощности: капитуляция, отказ от активности, выход из игры вытекают из убеждения: «Что бы я ни делал, это не играет никакой роли».

Стиль объяснения: способ, которым человек привык себе объяснять, почему происходят те или иные события. То, как мы объясняем себе неприятности, определяет, беспомощными или энергичными мы будем. В зависимости от доминирующего стиля объяснения люди делятся на оптимистов и пессимистов. Этим двум категориям людей М. Селигман в своей теории уделяет большое внимание. Рассмотрим и мы их подробнее.

Оптимисты при встрече с неприятностями понимают, что неудачи могут иметь разные причины, они носят временный характер, их можно преодолеть. Неудачи не способны их сломить, они активно борются с ними, бросают им вызов. После перенесенных стрессов они сравнительно быстро восстанавливаются. Пессимисты верят, что неудачи будут длиться вечно, погубят все, что они сами в них виноваты, всегда ждут наихудшего варианта развития событий. Пессимисты пассивны и беспомощны, они легко капитулируют, отказываются от планов. Оптимисты более инициативны, энергичны, реже впадают в депрессию, производят лучшее впечатление на окружающих. Они чаще добиваются успеха, их чаще принимают на конкурсные должности, характеризуются лучшим здоровьем и дольше живут (это доказано более чем в 100 специальных исследованиях). Пессимисты же склонны к депрессии, длительным периодам апатии, физическое здоровье их часто страдает.

Главное когнитивное отличие между этими полярностями состоит в том, что пессимисты оценивают отрицательные события как следствие постоянных, всеобъемлющих и личных обстоятельств (например, «Я плохая мать, я ничего не могу сделать правильно, я сама виновата в том, что у меня такие дети»). Оптимисты же интерпретируют неприятности как носящие временный, специфический и внешний характер («Мой сын сегодня обманул учительницу, возможно, она слишком строга с ним, а может быть, задание оказалось сложным для него, или он устал»).

М. Селигманом проведены интересные эксперименты, посвященные влиянию оптимизма на политическую и профессиональную деятельность. Он разработал опросник, позволяющий определить уровень оптимизма/пессимизма (2) и терапию беспомощности, которую сам автор называет «обучением оптимизму». Терапия беспомощности основана на ABC-схеме А. Эллиса и состоит из нескольких этапов.

  • 1. Первый шаг представляет собой обучение ABC-анализу в контексте реагирования на неприятности. Терапевт помогает клиенту увидеть связь между неприятным событием, собственным мнением по поводу случившегося и последствиями.
  • 2. Затем клиента учат распознавать, как ABC-схема действует в обыденной жизни. В качестве упражнения ему предлагают рассмотреть несколько ситуаций (например, муж поссорился с женой, дети не подчиняются матери, близкий друг не пришел на встречу и др.), в которых пропущен один из элементов («В» или «С»). Задача клиента — определить содержание пропущенных интерпретаций, оценок («В») или последствий («С»). Терапевт убедительно показывает клиенту, что если он рассматривает негативное событие («А») как следствие постоянных, всебъемлющих и личных обстоятельств («Я ни на что не способен, я неудачник, естественно, что меня выгнали с этой работы»), то он впадает в уныние и капитуляцию, ничего не делая для устранения неприятностей. Если же он объясняет случившееся временными, специфическими и внешними событиями, то он может избежать серьезных переживаний и найти в себе силы для решения возникшей проблемы («Меня сократили, но это случилось не потому, что я плох, а по ряду причин: экономический кризис, не вхожу в число любимчиков начальника, да и опыт работы пока небольшой»).
  • 3. На следующем этапе клиенту предлагают вести дневник, который поможет отчетливо проследить связь между событием и последствиями. В течение 1—2 дней следует записывать все неприятные события (даже самые мелкие), опираясь на схему АВС: в трех разных разделах записывать неприятности, мнение по их поводу и последствия. Например, клиент пришел в спортзал и огорчился, увидев вокруг крепкие красивые тела.

А: Увидел в спортзале крепкие красивые тела.

В: «Что мне тут делать? По сравнению с ними я выгляжу, как кит, выброшенный на берег. Надо бежать от этого позора!»

С: Ушел из зала.

4. Затем клиента обучают изменять привычные выводы, выдвигая контраргументы, атакуя прежнее мнение. Клиента учат понимать, что его прежнее мнение — это не реальность, а всего лишь точка зрения, она может сильно расходиться с реальностью. Нужно вовремя остановиться, дистанцироваться от своего пессимистического объяснения и проверить его истинность. М. Селигман предлагает четыре эффективных способа сделать аргументы в споре с собой убедительными: свидетельство, альтернатива, последствия, полезность.

Свидетельство состоит в том, что клиент должен ответить на вопрос: «Каковы доказательства, подтверждающие это мнение?» Альтернатива — это поиск всех возможных причин события, которые позволят взглянуть на случившееся менее разрушительным способом (пессимист обычно выбирает одну, наихудшую для себя причину). Последствия — это дедраматизация последствий, поиск позитивных аспектов; к ней прибегают, если негативное мнение клиента о себе является обоснованным. Полезность — клиенту предлагают подумать, является ли его прежнее мнение полезным или разрушительным. Например, идея о том, что мир должен быть справедливым, может принести много горя ее носителю.

5. На последнем этапе клиенту следует продолжать вести дневник, добавив в него два новых пункта — обсуждение (оспаривание — в соответствии с тем, что было описано в предыдущем пункте) и активизация (изменение в состоянии и поведении клиента). Примером активизации может быть: «Я успокоилась, уже не чувствую обиды, позвонила подруге и договорилась о встрече».

Дополнительное упражнение М. Селигмана, позволяющее перейти от пессимизма к оптимизму называется «обращение к внешнему голосу». Нужно попросить друга или члена семьи читать вслух ту критику себя, которая в дневнике записана в разделе «В». Задача клиента, слушая эту критику, опровергать ее в споре с другом. Друг может высказывать дополнительные собственные аргументы против клиента, а клиент должен их оспаривать.

Мартин Селигман оптимистично заверяет клиентов и читателей: когда у вас войдет в привычку опровергать свое негативное мнение о себе, ваша жизнь улучшится и вы станете намного счастливее!

Вопросы для повторения материала

  • 1. Что такое выученная беспомощность?
  • 2. В чем суть экспериментов Ричарда Соломона по схеме классического условного рефлекса?
  • 3. Расскажите про эксперименты М. Селигмана и С. Майера на собаках, посвященные изучению природы беспомощности.
  • 4. Опишите процедуру и результаты экспериментов Дональда Хирото.
  • 5. Какие выводы были сделаны М. Селигманом из этих экспериментов?
  • 6. В чем суть теории самоконтроля М. Селигмана?
  • 7. Чем характеризуются оптимисты и пессимисты?
  • 8. Опишите этапы терапии беспомощности М. Селигмана.
  • 9. Какие четыре способа предлагает М. Селигман для того, чтобы сделать аргументы клиента в споре с собой более действенными?
  • 10. В чем состоит техника «обращение к внешнему голосу»?
  • 11. Сопоставьте терапевтический подход М. Селигмана с РЭТ.
  • 12. Сравните терапию беспомощности М. Селигмана и когнитивную терапию А. Бека.

Практические задания

  • 1. В следующих примерах неприятных событий постарайтесь определить возможные «В» (мнения, объяснения событий), присущие пессимистам и отдельно — оптимистам:
    • — родителей 11-летнего ученика вызвали в школу по поводу пропущенных уроков;
    • — сын-подросток неожиданно нагрубил матери;
    • — во время семейной ссоры муж услышал от жены упрек в том, что он мало зарабатывает;
    • — 40-летняя женщина, поступив на вечернее отделение вуза, обнаружила, что значительно старше сокурсников;
    • — человек в поисках работы неудачно прошел уже 10 собеседований с работодателем;
    • — начальник отдела прилюдно и резко отчитал подчиненного.
  • 2. В течение нескольких дней ведите дневник — расписывайте по схеме АВС любые неприятности, с которыми столкнетесь.
  • 3. Для каждого неприятного события проведите оспаривание «В» в соответствии с рекомендациями М. Селигмана.
  • 4. Разделившись на пары, примените технику «обращение к внешнему голосу».
  • 5. Разделитесь на пары и смоделируйте ситуацию консультирования. Студент в роли психолога проводит терапию беспомощности. Не спешите, возможно, для выполнения этого задания понадобится не одна, а несколько встреч с «клиентом».

Литература

Основная

1. Зелигман М. Как научиться оптимизму / пер. с англ. — М. : Вече, 1997.

Дополнительная

  • 1. Ромек В. Поведенческая психотерапия : учеб, пособие для студ. высш. учеб, заведений. — М. : Издательский центр Академия, 2002.
  • 2. Хекхаузен X. Мотивация и деятельность. В 2 т. Том 2. — М., 1986.
  • 3. Seligman М. Е. Р. Learned Optimism. — N. Y., 1991.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >