Каким должно быть юридическое письмо: вводные замечания

Прежде чем приступить к написанию любой юридической бумаги, необходимо решить для себя два взаимосвязанных вопроса: для кого вы пишете и для чего вы пишете. От ответа на эти вопросы будет зависеть то, как должен выглядеть ваш документ и какие слова и выражения вы должны в нем использовать.

Юридическое письмо должно быть подобно инструкции по обезвреживанию бомбы: ясным, простым, логичным и кратким:

  • • ясным — потому что неправильное понимание опасно и может стоить дорого;
  • • простым — потому что должно быть понятно обычным людям;
  • • логичным — потому что все должно быть сделано в определенной последовательности;
  • • кратким — потому что обычно время имеет значение.

Вильям Р. Спигелбергер, "Уайт энд Кейс" (2003—2007)

Однако в любом случае юридическое письмо должно отвечать трем основным требованиям: быть ясным, понятным и эффективным.

Юридическое письмо должно быть написано профессионально, без ошибок, а также с уважением к адресату по форме, по существу и по стилю изложения.

Ясность

Требование ясности юридического письма означает, что слова, использованные в юридическом тексте, должны обеспечивать смысловую точность написанного, полностью соответствовать мысли, которая была вложена в них автором. Фраза "она сказала, что он ее любит" может явиться причиной конфликта в личных отношениях, поскольку непонятно, кого именно он любит. Очевидно, что в юридическом письме подобные разночтения недопустимы.

Формулируя те или иные положения, мы всегда должны помнить: то, что мы напишем, может впоследствии явиться объектом толкования. Поэтому нужно так формулировать мысль, чтобы наши слова, выражающие эту мысль, могли быть истолкованы только так, как мы задумывали, и никак иначе и исключали возможность различного толкования текста. Этим объясняется то внимание, которое при написании юридического письма следует уделять правильному подбору слов.

Из-за нечетких юридических формулировок возникает неопределенность правовой ситуации и, как следствие, судебные и арбитражные споры, проводятся многочисленные лингвистические экспертизы.

Недостаточно подобрать слова так, чтобы они соответствовали тому, что хотел сказать говорящий. Нужно задуматься над вопросом: только ли то, что задумано, может быть выражено данными словами. Фразу следует строить так, чтобы она не допускала никакого иного толкования, кроме того, которое необходимо. Это и есть требование однозначности выражения, требование отсутствия двусмысленности.

Б. В. Томашевский.

Стилистика и стихосложение

В качестве примера неточной редакции статьи закона и нарушения требования ясности юридических формулировок можно привести два примера.

  • 1. Неточная редакция подпункта 2 пункта 3 статьи 149 Налогового кодекса РФ послужила поводом для обращения к экспертам- лингвистам. В данной статье, которая освобождает от налогообложения на территории России определенные операции, было всего-навсего нарушено правило употребления союза "и" при однородных членах предложения[1]: "...реализация... товаров..., работ, услуг..., производимых и реализуемых: ...общественными организациями инвалидов..." (выделено мною — О. X.). Эксперты должны были ответить на вопрос, содержит ли приведенное выше высказывание информацию о реализации товаров только собственного производства ("производимых") или о реализации товаров как собственного производства, так и покупных ("производимых и реализуемых"). Комплексный лингвистический, в том числе интерпретационный анализ фрагмента статьи Кодекса позволил "выявить в данном высказывании как минимум два смысла одновременно, что несовместимо с правилами построения любого высказывания, смысл которого, особенно в документе, должен трактоваться однозначно"[2].
  • 2. Нарушено требование ясности юридических формулировок в положении действовавшего прежде трудового законодательства, позволявшем администрации расторгнуть трудовой договор по своей инициативе, в том числе, в случае отсутствия работника "на работе более трех часов в течение рабочего дня" без уважительных причин (п. 4 ст. 33 КЗоТ РФ). Среди ряда вопросов, которые возникали на практике при применении данной статьи, один из основных состоял в том, как считать три часа отсутствия работника на работе: подряд или суммарно? Истолковать эти слова можно по-разному, и в зависимости от толкования различными будут и правовые последствия для работника: он либо потеряет работу, либо нет. Известно, что бывали времена, когда три часа, в течение которых работник отсутствовал на работе, высчитывали суммарно[3].

  • [1] Здесь приведена только ключевая часть текста статьи, содержащая неточную формулировку.
  • [2] Подробнее см.: Чернышова Т. В. Особенности взаимодействия естественного и юридического языка в юридической практике (конструкция на основе сочинительной связи с союзом и как объект лингвистической экспертизы) // Юрислингвистика-5 : юридические аспекты языка и лингвистические аспекты права. — Барнаул : изд-во Алтайского гос. ун-та. 2004 // Ирбис : сервер электронных публикаций ММЦ АГУ. URL: irbis.asu.ru/ mmc/juris5/7.ru.shtml.
  • [3] Цит. по: Тилле А. Занимательная юриспруденция. М. : Галарт, 2000. С. 44. В действующем в настоящее время Трудовом кодексе РФ эти неточности исправлены, и соответствующее положение сформулировано следующим образом: "... в случае отсутствия на рабочем месте без уважительных причин более четырех часов подряд в течение рабочего дня..." (п. 6 (а) ст. 81).
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >